ТОЛЕРАНТНОСТЬ К НОВЫМ РЕЛИГИОЗНЫМ ДВИЖЕНИЯМ

Пугина Е.И., Россия, г. Москва
В результате кардинальных изменений в социально-политической, экономической и духовно- культурной областях жизни современного российского социума с середины 1980-х гг.
на территории России появились и активно действуют множество новых религиозных движений (НРД). Под НРД мы понимаем — любые религиозные группы, возникшие после Второй мировой войны и не признанные на данный момент традиционными в конкретном обществе [2]. Все это поставило общество перед необходимостью определить свои позиции в отношении действующих в стране религий. Проблема религиозной свободы оказалась связанной в этих условиях с проблемой религиозного равноправия. В 90е годы наблюдался рост религиозной нетерпимости.
Данная статья поднимает проблематику толерантности к новым религиозным движениям в современном обществе в нетрадиционном ключе. В своей экстремистской форме межконфессиональная интолерантность представляет собой религиозный фанатизм - насаждение какой-либо веры, ее ценностей и традиций (иногда в масштабе целых сообществ) и предоставление социальных преимуществ апологетам этой веры. Религиозный фанатизм базируется на предположении, что данная вера является единственно правильным отображением религиозной или духовной истины, и что все люди должны следовать ее принципам (догматам).
В российской науке наблюдается недостаток эмпирических исследований, большинство материалов являются переводами западных авторов. На западе взрыв нетрадиционной религиозности пришелся на середину 1970х г., повлекший проникновение в США и в Европу восточных мистических традиций. Согласно интерпретации Т. Роббинса и Д. Энтони [5] рост числа экзотических религиозных групп — это аспект продолжающегося процесса отделения института церкви от государства.
Проблематика нетрадиционных религий является значимой и актуальной в западных социологических и социально-психологических исследованиях благодаря масштабу процессов зарождения и функционирования новых нетрадиционных религиозных течений. Во-вторых, нельзя не заметить высокую активность некоторой части НРД по продвижению своих доктрин и привлечению новых участников. Авторы разных работ по данной проблематике дают различные определения нетрадиционным религиозным движениям. Один и тот же социокультурный феномен обозначается следующими понятиями: «новые религиозные движения», «религии третьего поколения», «нетрадиционные религии», «харизматические группы», «деструктивные культы», «тоталитарные секты». Отсутствие консенсуса в отношении единого
122общепринятого понятия обусловлено также противоречивостью оценок деятельности нетрадиционных религий и их роли в современном обществе. Термин «новые религиозные движения» был предложен, чтобы избежать негативных коннотаций, закрепившихся как за понятием «культ», которое обозначало просто новаторские религиозные группы [4], так и за термином «секта», обозначавшим группы, которые отказываются от господствующих религий [3].
Социологическое изучение НРД прошло через два основных этапа своего развития, пишет Т. Роббинс [6, c. 518]: первый связан с интерпретацией НРД в рамках концепции «нового религиозного сознания» как альтернативы «утилитарному индивидуализму» (1960-е — конец 1970-х), а второй — с полемикой вокруг парадигмы «промывки мозгов», конфликтами между «прокультистами» и «антикультистами» (начиная с 1970-х и далее) [6]. В западной социологической традиции нет однозначного понимания восприятия феномена НРД, что говорит о сложности феномена. На данной почве особенно остро встает вопрос о толерантности к новым религиозным движениям в современной науке и обществе, ибо дискуссии лагерей «прокультистов» и «антикультистов» поставили под сомнение без оценочное отношение к объекту исследования [6].
Толерантность и нетерпимость - регулируемые обществом формы взаимодействия индивидов и групп, противоположные типы коммуникации, в которой определяется отношение следующих обычным линиям поведения людей к тем, кто думает и поступает иначе [1].
Далее приведен анализ как толерантность или нетерпимость отражается на социальных практиках новых религиозных движений на примере исследования НРД «Церковь Объедения» в Киеве и в Н.Новгороде в 2009-2010гг. Эмпирическую базу составили полуформализованные интервью с бывшими участниками НРД, которые провели в движении от нескольких месяцев до нескольких лет. Данная статья не ставит перед собой задачи методологической рефлексии, прежде всего она призвана проанализировать, контекст толерантности к НРД на примере отношения ближайшего окружения к индивидам, решившим вступить в ряды этой нетрадиционной религиозной организации.
Община «Церкви Объединения» ведет достаточно закрытый образ жизни, ее контакты с социумом крайне ограничены. Последователи регулярно занимаются привлечение новых участников и сбором средств на улицах городов, однако они не позиционируют себя открыто, как связанную с религией или тем более как НРД организацию. Средства они собирают исключительно на благотворительные нужны. При привлечении новых участников они позиционируют себя как «Молодежные студенческие ассоциация CARP» (одно из названий), в ряде случаев задают вопросы философского характера и предлагают узнать больше на их семинарах и лекциях. Лекции проходят индивидуально в центрах, семинары - это чаще всего выездные мероприятия. Таким образом, при анализе регулярной коммуникации нельзя сделать однозначные выводы. Интервьюируемые отмечали, что признаков открытой или скрытой агрессии особенно не замечали, когда приглашенный на вводную лекцию понимали, что речь идет о религии и духовном поиске, они либо уходили, если им это не подходило, либо оставались и соглашались придти еще.
В рассмотренных нами случаях реакция семьи в основном была однозначной и негативной. Участники движения не сразу рассказывали своим родственникам о религиозной специфике организации, в деятельности которой они принимали активное участие. Глубинные мотивы заключались в страхе быть не понятыми и из-за негативной коннотации и религиозной нетерпимости, которая в последнии двадцать лет сложилась вокруг проблематики новых религиозных движений.
Однако по исследованию «Церкви Объединения» Д. Лофланда и Р. Старка, проведенного в начале 1960-х в США [7] пришли к противоположным выводам. Пристальный взгляд на процесс вовлечения / вербовки обнаружил, что ключевую роль играют межличностные связи между членами НРД и потенциальными новообреченными. Когда подобные связи не сформированы и их развитие провалилось, то потенциальный рекрут так и не примыкает к организации. В действительности индивиды порой примыкают к движению за счет своей привязанности к членам группы, несмотря на то, что напрямую демонстрируют свое непринятие идеологии движения. Принятие идеологии и решение стать полным членом зачастую приходит только по пришествию долгого времени ежедневного взаимодействия с членами НРД. Таким образом, исследования Лофланад и Старка показывают, что в ситуации религиозного плюрализма участники движений активно привлекают членов из ближайшего окружения. Данная специфика может быть характерна для участников, которые провели в движении много лет и постепенно информировали семью о своей деятельности и причастности к НРД. Со временем острота конфликта ослабевала, и ближайшее окружение принимало интересы и образ жизни индивида.
Таким образом, подводя итоги, хотелось отметить, что данная область представляет широкие возможности для дальнейшего изучения. Особенно привлекательным представляется этнографическое исследование НРД с включенным наблюдением. Оно может оказаться вторым важным направлением, так как даст возможности исследователя для более широкого анализа и интерпретации. Нетерпимость в обществе может быть продиктована тем, что немалое количество экспертов и бывших участников тех или иных НРД видят риски и опасности десоциализации их членов, вплоть до антисоциальных проявлений. Ряд из НРД вовлечены в серьезные публичные и правовые конфликты, как с частными лицами, так и с государственными организациями в России и за рубежом.
Литература:
1. Абельс Х. Интеракция, идентичность, презентация // Введение в интерпретативную социологию. - СПб.: «Алтейя», 2001.
2. Баркер А. Новые религиозные движения. СПб: Издательство Русского Христианского Гуманитарного Института, 1997. 284 с.
3. Вебер, М. Протестантская этика и дух капитализма // М. Вебер. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.
4. Niebuhr B. H. The Social Sources of Denominationalism. New York & London: A Meridian book, 1975. 304 s.
5. Religion in sociological perspective Second edition / ed. by K.A. Robert. Belmont, California: Wadsworth Publishing Company. 1984. 400 p.
6. Robbins T., Anthony D. The Sociology of Contemporary religious movements // Annual review of Sociology, Vol. 5. 1979. pp. 75-89.
7. Stark, R. Bainbridge, W. S. Network of faith: Interpersonal bonds and recruitment to cults and sects // The American Journal of Sociology, Vol. 85. No. 6. 1980. pp. 1376-1395.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ТОЛЕРАНТНОСТЬ К НОВЫМ РЕЛИГИОЗНЫМ ДВИЖЕНИЯМ:

  1. Кудряшов Т.А., Шклярук С.П., Купер Е.Р. ФЕНОМЕН СТИГМАТИЗАЦИИ УЧАСТНИКОВ НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ
  2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  3. ПСИХОЛОГИЯ РЕЛИГИИ И РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  4. ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ТЕРПИМОСТЬ В АСПЕКТЕ МНОГОГРАННОСТИ И НЕСХОДСТВА РЕЛИГИОЗНЫХ ТРАДИЦИЙ
  5. ПРИНЦИП РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ПОСТРОЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  6. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В ПОЛИКОНФЕССИОНАЛЬНОМ РЕГИОНЕ: СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ В СФЕРЕ ОБЩЕСТВЕННО-РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА)
  7. РЕЛИГИОЗНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛИЧНОСТИ
  8. ФОРМИРОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНЫХ ДВИЖЕНИЯХ И ОБЪЕДИНЕНИЯХ. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
  9. ПЕРИОД АДАПТАЦИИ К НОВЫМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНИ.
  10. ПРИСПОСОБЛЕНИЕ К НОВЫМ УСЛОВИЯМ ЖИЗНИ.
  11. ГОТОВНОСТЬ УЧИТЕЛЯ К НОВЫМ ТЕНДЕНЦИЯМ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  12. КУРБАТОВА Е.А. СОЦИО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО ДВИЖЕНИЯ РОЛЕВЫХ ИГР И УЧАСТНИКОВ ДВИЖЕНИЯ
  13. Религиозный опыт
  14. РЕЛИГИОЗНОСТЬ
  15. Ритуальная и психологическая религиозность
  16. РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ И ЕГО ПРОФИЛАКТИКА
  17. Г Л А В А ПСИХОЛОГИЯ ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ
  18. РЕЛИГИОЗНОЕ ПОВЕДЕНИЕ (RELIGIOUS BEHAVIOR)
  19. Сучкова О.В. Религиозность россиян в контексте психологической безопасности