ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ЕЕ ПОЗИЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ НИДЕРЛАНДАХ

Ксензова Е.В., Россия, г. Москва
Толерантность (голл.: «tolerantie») является одним из традиционных признаков, формирующих образ Нидерландов - страны, где зарождалось мультиэтническое, мультикультурное и мультиконфессиональное общество.
На протяжении нескольких веков, начиная с 13 в., когда в Нидерландах появились первые иммигранты - евреи ашкенази, и до 80-90-х гг.
20 в. толерантность наряду с внешней терпимостью (голл.: «verdraagzaamheid»), свободой слова и чтимыми ценностями демократии считалась неотъемлемой частью нидерландского менталитета.
Несмотря на то, что понятие «толерантность» появляется в эпоху Просвещения, история толерантности в Нидерландах берет свое начало от политики «свободы веры», уходящей корнями в период религиозных войн, сотрясавших Европу с конца 13 в., а затем и на протяжении всей эпохи Реформации. В Нидерландах эти войны были борьбой кальвинистов против католицизма. Голландия всегда была страной, занимающейся торговлей и потому обращенной к другим государствам с позиции экономической выгоды, но не стремящейся к культурной или религиозной экспансии: «Со времен Мучеников Горкума <...> и на протяжении более четырехсот лет Нидерланды делали все возможное для сохранения религиозного спокойствия» [8, с. 14]. Для страны, которая жила благодаря торговле, было бы катастрофой, если бы инакомыслящие иностранцы (голл.: «andersdenkende»): иудеи, гугеноты, мусульмане - подвергались религиозным преследованиям. Хотя стоит заметить, что одно время католическое вероисповедание в Нидерландах было запрещено, и григорианские песнопения звучали по воскресеньям только в маленьких церквах, под которые католики переделали чердаки своих домов (сейчас эти церкви, так называемые «kerken op zolder», относятся к числу наиболее посещаемых достопримечательностей в стране). О таком понимании толерантности в то время говорит и Чарльз Геринг (Charles Gehring) - лингвист и историк, занимающийся переводом голландских документов колониального периода: «Открытое вероисповедание было строго запрещено (это не касалось Нидерландской реформаторской церкви). Квакеры, католики, лютеране и евреи только дома могли исповедовать свою веру. В том и заключалась толерантность, что инакомыслящие и иноверцы за свои взгляды и убеждения не попадали прямиком на виселицу или костер, что было типичным исходом во времена испанской Инквизиции» [7, с. 25-26].
Внутри самой страны разделение между католиками и протестантами существует до сих пор, примером чему служит известный «Zwarte Kousenband» - ряд протестантских городов, образовавшихся в период «религиозной чистоты», когда каждый, кто в пределах одного города исповедовал другую веру или обладал другой идеологией, должен был покинуть город, т.е. протестантские города высылали своих католиков, а католические избавлялись от протестантского населения. В середине 20 в. все еще не приветствовались браки между представителями разных христианских конфессий.
С 17 в. в Нидерландах начали складываться различные методы мирных урегулирований конфликтов - «patificatie mеthoden», касавшиеся политической, экономической и религиозной сфер и породившие в итоге знаменитую «терпимость» Нидерландов, которая, опять-таки, напрямую была связана с потребностями торговых городов, которыми был усеян запад страны.
Современная национальная иммиграционная картина Нидерландов представлена индонезийцами, суринамцами и антильянцами, т.е. жителями бывших колоний Королевства; турками, марокканцами, а также беженцами (голл.: «vluchtelingen, azielzoekers») и нелегалами (голл.: «illegalen») из Пакистана, Сомали. Мы не будем останавливать на причинах иммиграции разных групп, нашей целью было показать то многообразие наций и - соответственно - культур и религий, которые на территории одной страны находили способ оптимального со-жительства (голл: «samenleving»).
Но затем, с 80-х гг. 20 в., отношение к иммигрантам, открытости границ для беженцев стало меняться. Перед тем как остановиться на некоторых важных причинах этих изменений, которые повлияли и на изменение отношения к толерантности как в Нидерландах, так и в ряде других западноевропейских стран, остановимся на определении толерантности.
В начале нашей статьи мы говорили о толерантности как о веротерпимости.
Толерантность есть также определенный жизненный принцип, который можно сформулировать следующим образом: жить самому и давать жить другим. Так, толерантность понимается как уважение к иной точке зрения, к иному образу мысли и жизни. Это способность давать чему-либо оценку не только со своих позиций, но и с позиций другого. Иными словами, речь идет о разнице в общественных нормах поведения, между субкультурами, меньшинством и большинством, «своим» и «чужим». Эта толерантность начинается там, где начинается свобода другого человека, и при этом обе взаимодействующие стороны не чувствуют никакого дискомфорта. При этом толерантное отношение не подразумевает обязательного принятия «чужого», изменения своей идентичности и менталитета.
Толерантность является и одной из форм самообладания и обладания личным пространством; это право отличия, возможность быть не похожим на других. Сложность этой позиции состоит в том, что здесь личные убеждения и простое следование моде у одного человека не будут носить никакой идеологической нагрузки, что вполне может иметь место у другого человека. Примером может служить тот же хеджаб, который кто-то носит именно по религиозным причинам и убеждениям, а кто-то для того, чтобы подчеркнуть осознание своей культурной сущности (голл.: «entiteit»).
Если говорить о толерантности в отношении конфликтующих религиозных и политических убеждений, часто сводимых к отдельным цивилизациям, то мы столкнемся с двумя связанными между собой вопросами: признанием автономии индивида с присущей ему идентичностью и историко-культурным фоном, с одной стороны, и ролью государства в вопросах конфликтующих идентичностей - с другой.
Таким образом, толерантность тесно связана с вопросами свободы: свободы вероисповедания, свободой слова, которые входят в область личных убеждений и личных свобод. А поскольку человек является частью государства, то права и свободы человека и государства связаны друг с другом.
По отношению к государству толерантность в определенном смысле играет роль гаранта реализации политических (конституционных) прав. В этом аспекте проявляется и связь толерантности со свободой
слова (голл.: «meningsuiting»). Заметим, что проблема свободы слова в последнее время тесно связана с тем, какую роль играет толерантность в современных Нидерландах, а именно каковы сейчас отношения между коренным населением страны и иммигрантами, как обстоит дело с расизмом, который постепенно становиться все более актуальным; каковы ориентиры современного общества и почему изменился правительственный курс в вопросах иммиграции и политики в целом.
«В 1974 г. в Нидерландах коренное население составляло 13 миллионов человек, в 1984 г. - более 14 миллионов. Общее количество «иностранцев» (голл.: «vreemdelingen») составляло 300.000 и 650.000 соответственно. <...> В том же 1984 г. на голландском телевидении появилась следующая реклама: «В нашей стране 650.000 иностранцев. Голландцев, проживающих заграницей, 500.000. Как бы Вы отнеслись к тому, что с теми голландцами обращались бы хуже, чем мы обращаемся с иностранцами здесь?» К.Снук, автор книги «Узнавая Голландию», комментирует этот ролик следующим образом: «эта реклама указала на огромную проблему: на возрождение расизма» [10, с.
70]. Каковы же все-таки причины?
Одна их причин - последствия Второй мировой войны, после которой европейским странам пришлось возрождать экономику, для чего стали приглашать рабочих из стран 3 -его мира, так называемых «гастарбайтеров», которые впоследствии стали перевозить на новое место жительства свои семьи. Их дети, родившись уже в Нидерландах, Германии, Франции, автоматически становились гражданами этих стран. Именно с этими иммигрантами второго поколения и возникает большинство проблем. Так как уже будучи, например, голландцами, большая часть из них живет в иммигрантских кварталах, где разговаривают на родном для них языке, ходят в школы, построенные специально для детей иммигрантов, где женщины носят свою национальную одежду, где открыто празднуются национальные праздники. Интересно и то, что треть рожденных в Голландии турков и марокканцев берут жен из страны соответствующей им культуры. Но с другой стороны, тот, кто хочет все же стать голландцем не только формально, по паспорту, но именно ощущает себя голландцем или французом, сталкивается с закрытостью уже коренного населения. Потому что при массовом засилье иностранцев у коренного населения на данный момент также обозначилась потребность поиска идентичности, ориентированной на поиски «нового я» » [3].
Другая причина обусловлена процессом глобализации: с одной стороны, происходит размывание территориальных, политических, социальных, личных, этнических, конфессиональных и т.п. границ, что в свою очередь дает обратный результат, а именно оберегание своей национальной принадлежности. Для такого образования, как Евросоюз, где уже сформирован общий рынок, введена единая валюта, созданы условия для свободного передвижения населения стран-участников, во время разработки единой конституции (2001-2005 гг.), вставал вопрос образования единого «европейского народа» (англ: «european demoi»). Но европейцы («население стран Западной Европы»), и так ощущая себя определенной общностью с общей историей, территорией и т.д., все же выступили за сохранение своих национальных особенностей и языковой принадлежности. Для француза, например, более весомым является тот факт, что он француз. Отметим, что именно французы и голландцы выступили против ратификации Конституции ЕС [11].
Следующей причиной, приведшей к потере толерантностью своих позиций, является религиозный аспект. Большинство иммигрантов и беженцев, прибывающих в Европу из арабских стран, исповедуют ислам. Для многих народов мусульманского мира этническая, национальная и религиозная принадлежность воспринимаются как синонимы, что усложняет процесс их интеграции в европейское общество: «у мусульман нет иной национальности, кроме их общества по вере». Сюда же относится и факт постоянного увеличения числа мечетей на территории Западной Европы. Именно отношение к исламу и его интерпретация некоторыми голландскими политиками и журналистами привели к ряду печальных последствий, таких как убийство популярного в начале 2000-х гг. политика Пима Фортёйна в 2002 г. и режиссера Тео ван Гога в 2004 г.
П. Фортёйн в своих интервью и выступлениях неоднократно называл ислам «отсталой культурой» («Volkskrant» от 09.02.2002 г.), говорил: «ислам видится мне чрезвычайной угрозой» (Rotterdam Dagblad, 2001 г.), «наплыв иммигрантов - угроза либеральным свободам и ценностям голландского общества». Политик считал, что мусульманская культура никогда не достигнет того уровня развития, на котором становится возможной модернизация и признание демократических свобод, прав женщин, сексуальных и прочих меньшинств, т.е. законы шариата будут превалировать над правовой системой Нидерландов.
Но в тоже время, когда политику задали вопрос «Вы ненавидите иностранцев?», то он ответил: «Нет. Я использую слово как оружие. Я осуждаю всякое насилие. Я осуждаю любую дискриминацию на почве расовой, религиозной и иной принадлежности [12].
Следующим переломным моментом стало убийство Тео ван Гога, причиной которого стало сотрудничество Ван Гога с сомалийкой Аян Хирши Али - широко известной политической фигурой, которая сосредоточила внимание на правах мусульманских женщин. Именно этот вопрос лег в основу ее сценария к фильму "Submission. Part 1", снятого как раз Ван Гогом. Десятиминутный ролик вызвал очень неоднозначную реакцию, как со стороны коренного голландского и европейского населения в целом, так в особенности и со стороны мусульманской части населения страны [13]. После убийства Т. ван Гога и так усиливавшееся противостояние между автохтонным населением и иммигрантами вылилось наружу: «В голландских средствах массовой информации и на вебсайтах годами накапливающаяся ненависть к иностранцам - о, как политкорректны мы всегда были - вылилась наружу» [8, с. 11].
В качестве заключения мы бы хотели привести две цитаты, дающие некое резюме вышесказанного. «Кажется, что мы, нидерландцы, живем в обществе, находящемся в ситуации риска (голл.: risicosamenleving). Это вполне соответствует современной жизни, глобализации, преступлениям, переходящим всякие границы, изменениям и подмене норм и ценностей, мультикультурному обществу, киберпреступности», - пишет главный редактор голландского журнала «М» [9] в июльском номере 2007 г., посвященном большей частью массовой иммиграции из Ирака. Но нельзя сказать, что это проблема только Нидерландов: это проблема мирового масштаба.
Ту же мысль высказал в своей статье, посвященной толерантности, свободе мысли и слова и ислама, Экберт Доммеринг - профессор Амстердамского университета по информационному праву, автор статей по вопросам толерантности, ислама и иммиграции. Он пишет о том, что в современном изменившемся европейском климате толерантность теряет свои позиции и подвергается критике и угнетению [4, с. 4].
Свидетельства этих изменений: закрытие границ, ужесточение иммиграционной политики и более тщательное рассмотрение заявлений беженцев; открытые выступления против ислама в его радикальных проявлениях, влияние расизма на население западных стран и переход на сторону мусульманского фундаментализма среди мусульманской молодежи, проживающей в Западной Европе. Литература:
1. Алиев А.А. Идеология «мусульманского национализма»: Аналит.обзор / РАН. ИНИОН. Отд. истории. / Отв. ред. А.В. Гордон. - М., 2008.
2. Ал-Афгани, Джамал ад-Дин. http://www.krugosvet.ru/articles/95/1009592/1009592al.htm
3. Borsje, Jacqueline. Identiteit, Integratie en Traditie, 09.02.2009, www.nieuwwij.nl
4. Dommering, Egbert J. Tolerantie, de Vrijheid van Meningsuiting en de Islam, Ceret/Amsterdam, juli -october 2003.
5. Frank, Mara. De Impliciete notie van de Nederlandse identiteit. 10.02.2006, www.pedagogiek.net
6. Immigratiebeleid (Nederland). http://nl.wikipedia.org, http://nl.wikipedia.org/wiki/Immigratie
7. Huys, Twan. Ik ben een New Yorker, Prometheus Amsterdam, 2006.
8. Mak, Geert. Gedoemd tot kwetsbaarheid, Uitgeverij Atlas - Amsterdam/Antwerpen, 2005.
9. M, het maandblad van NRC Handelsblad, october 2005, april 2006, juli 2007.
10. Snoek, Kees. Nederland leren kennen, 2000, Noordhoff Uitgevers B.V.
11. Treaty establishing a Constitution for Europe.
http://en.wikipedia.org/wiki/Treaty_establishing_a_Constitution_for_Europe
12. http://www.volkskrant.nl/den_haag/article153195.ece/De_islam_is_een_achterlijke_cultuur
13. http://news.bbc.co.uk/go/pf/fr/-/2/hi/europe/7682858.stm
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ЕЕ ПОЗИЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ НИДЕРЛАНДАХ:

  1. СОВРЕМЕННАЯ ПОЗИЦИЯ
  2. СОВРЕМЕННЫЕ ПОЗИЦИИ В ПОНИМАНИИ МЕТОДОЛОГИИ
  3. Бызова В.М., Никонова А.Н. ФАКТОРЫ ВЛЕЧЕНИЙ ТЕСТА СОНДИ У СТУДЕНТОВ-ГУМАНИТАРИЕВ С ПОЗИЦИЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  4. О НЕОБХОДИМОСТИ ВОСПИТАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОСТИ
  5. ПЕРЕОСМЫСЛИВАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  6. К ВОПРОСУ ОБ ЭТНИЧСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ПОДРОСТКА
  7. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  8. АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  9. Т. В. Слотина ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК СВОЙСТВО ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ПЕДАГОГА
  10. А. В. Краева СОВРЕМЕННЫЙ ПОДРОСТОК: ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТИРЫ И УРОВЕНЬ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  11. А. Ш. Гусейнов ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ПРОТЕСТНАЯ ГОТОВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
  12. ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ КАЧЕСТВО ПРЕПОДАВАТЕЛЯ СОВРЕМЕННОГО ВУЗА
  13. ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  14. ТОЛЕРАНТНОСТЬ К НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ КАК ФАКТОР УСПЕШНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  15. ПРИНЦИП РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ПОСТРОЕНИИ СОВРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  16. ИНТОЛЕРАНТНЫЕ ТЕКСТЫ ТОЛЕРАНТНЫХ АВТОРОВ: ПАРАДОКС СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ