ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ВЗАИМОПОНИМАНИЕ КАК ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Тягунов С.И., Россия, г. Санкт-Петербург
Современному человеку приходится жить в мире тревоги, сомнения и недоверия между людьми. Это мир больших возможностей и одновременно разочарований, несбывшихся надежд.
Но реализация жизненных планов зависит от других людей, умения строить и развивать с ними конструктивные отношения. Необходимым атрибутом социокультурного обмена и коммуникации является взаимопонимание между людьми, а значит и толерантность как форма чуткого и внимательного отношения к чужому мнению, к иной точке зрения.
Существуют различные трактовки толерантности. Например, «толерантность - это современная форма тоталитаризма, выгодная только лукавому» (Г. Беловолов), некое прикрытие равнодушия к смешению добра и зла, требование терпеть откровенные проявления зла в мире и нарушение заповедей Божиих. Декларация принципов толерантности, принятая 16 ноября 1995 года государствами-членами ЮНЕСКО, рассматривает её как принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности. Все люди различаются по внешнему виду, по своим обычаям и нравам, социальному положению и языку, ценностям и идеалам, но при этом все обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Толерантность (лат.То1егапйа) означает терпение - терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям и верованиям. Однако на практике она часто подменяется равнодушием, апатией, беспринципностью и вседозволенностью, облачается в формы лицемерия, фанатизма, светского секуляризованного тоталитаризма.
На наш взгляд толерантность является гуманитарным инструментом развития межличностного общения и взаимодействия, в котором познание и понимание являются основными условиями развития толерантности. С философской точки зрения толерантность - это многоаспектный феномен, имеющий гносеологический, ценностный и онтологический статус. Толерантность в общении предполагает познание и творческое отношение к различным мнениям и оценкам. Ещё античные философы отмечали, что «многознание уму не научает» (Гераклит), «человек есть мера всех вещей» (Протагор), «сколько людей - столько и мнений», и главное, что о любом предмете можно говорить двояко и противоположным образом. Люди обречены на плюрализм мнений, который является источником инноваций. И даже истина, например, в учении софистов приобретает социально-практическое толкование: все ощущения и основанные на них мнения правильны, только одно лучше другого, но ничуть не истиннее. Сами мнения - это не просто легковесные суждения людей, а определённое восприятие и миропонимание, в котором мысль онтологически учреждает свою реальность. Существует принцип тождества бытия, мышления и языка, во многом конституирующий субъективную реальность и определяющий жизнь человеческого духа: «то же самое - мысль и то, о чём мысль возникает» (Парменид). Чистый разум с присущим ему логическим и математическим мышлением, легко справляется с дискретными и неподвижными предметами, но сразу пасует при столкновении с реальной жизнью, где всё взаимосвязано и изменчиво. Парадоксальность суждений Гераклита и Парменида, известные апории Зенона обнаруживают противоречия в основаниях логики и математики. Любой движущийся предмет, не говоря уже о человеке, не тождественен сам себе и внутренне противоречив: он самотождественен и одновременно уже отличен от самого себя. Разумное объяснение движения, как показала диалектика Гегеля, заключается в том, что движение - это нарушение всех законов логики. Конкретное бытие, жизнь, человек не поддаются рациональному познанию, они непостижимы в абстрактно-логических формах мышления. Рационализму, от Декарта и Гегеля до
82современных форм научной рациональности, вообще свойственна тенденция к «философии тождества», к проскальзыванию мимо многообразия и различий, нечувствительность к личностному и индивидуальному. Этической формой принятия этого многообразия и разнообразия жизни, уникального и неповторимого в ней выступает как раз толерантность. Поэтому философия и практика ищет новые способы наиболее полного и адекватного осмысления человека и находит их в «понимании» как предмете специальных герменевтический исследований.
Философская герменевтика накопила огромный опыт осмысления человеческой жизни. Человек, общество и история имеют сложную материально-духовную онтологию. Движущей силой социальных процессов является не механика атомов или технология производства, а воля людей, которые вместе создают социальный мир. В этом мире человеческое понимание есть самая интимная связь между людьми и основа всякого нравственного бытия. В нём выражена двойственность человеческой сущности, которая в одно и то же время чувственна и духовна, находится в мире явлений и одновременно замкнута в своей духовности, в своём Я-бытии, представленном в понятиях «здесь-бытия», «бытия-в-мире» (Dasein) в герменевтике М. Хайдеггера и Х.-Г. Гадамера.
В этой связи метод понимания человеческого бытия определён морфологическим характером своего предмета, имеющим дело с опредмечиванием, объективацией человеческого духа. История и культура есть адаптация действительности к мышлению. В них истиной является та идея, которой соответствует бытие, и бытие истинно, если оно соответствует идее. Так многие научные, нравственно-политические и религиозные идеи - свобода, равенство, справедливость, долг, в том числе и толерантность - активно участвуют в свершении исторических событий.
Научные методы, используемые в процессе познания, подобны нашим органам чувств, обладают своей специфической энергией и определённой сферой применения. Скажем, глаз является органом, удивительно и целесообразно устроенным, но с его помощью невозможно ощутить то, что можно лишь услышать, обонять и пробовать на вкус. Естествознание не может охватить своим методом и объяснить всё богатство чувственного опыта человека, но это не значит, что вообще нельзя научно понять запах розы, звуки скрипки, поскольку их нельзя видеть; для этого нужно найти иные пути познания, выходящие за рамки естественнонаучного эмпиризма. Сущность же герменевтического метода - в понимании и всестороннем осмыслении человека. Возможность понимания состоит в конгениальном для нас виде проявлений человеческого опыта. «Эта конгениальность, это тождество знаков и регистров, в которых мы воспринимаем чувственные ощущения рефлексов и отзвуков, при помощи которых Я выражается вовне, присуща всем людям и типична для всего рода человеческого» (И.Г. Дройзен). Она обусловлена тем, что чувственно-духовная природа человека выражает себя в чувственной восприимчивости: слыша крик ужаса, мы ощущаем страх кричащего. Вещи неорганического мира, растение, животное мы понимаем только частично, по некоторым связям, в которых они соответствуют категориям нашего мышления, но они не имеют для нас никакого индивидуального, личного бытия.
В самой по себе реальности ещё нет оболочки значения, она свободна от неё. Реальность предшествует всякому пониманию и не поддаётся ему, оставаясь некоей непонятной данностью. Мы «не понимаем» ни камень, ни дерево, ни цветок или звезду. В них нет ни «как», ни «что», присущих значению, ибо они явлены нам в своей реальности и чужды нам. Значение - зеркало нашего понимания. Поэтому в явлениях этого ряда мы понимаем только постоянное, материальное, в чем совершается движение, правило, закон и, в конечном счёте, ищем «механику атомов». И только людей мы можем понимать полностью, и это понимание является синтетическим и одновременно аналитическим, индукцией и дедукцией, как «непосредственная интуиция, как будто одна душа погрузилась в другую душу, созидательно, как зачатие при совокуплении» (И.Г. Дройзен). Поэтому понимание весьма выразительно характеризуется как «самый человечный акт человеческой сущности», творческий акт, «искра между двумя заряженными электричеством телами», самая интимная связь между людьми, «акт зачатия и концепции».
Ни в сфере спекуляции, ни в сфере природы нет настоящего понимания. Герменевтический метод понимания, в противоположность «механическому» объяснению с помощью элементов, которые можно измерить, взвесить, вычислить, восходит к индивидуальному и качественному. Здесь понимание выступает как самое совершенное для человека познание, оно становится принципом коммуникации, входит в онтологию социальной жизни, определяющей сущность человека.
Понимание не просто познание, но некое пребывание в истине «другого», принадлежность, включенность его в совместную жизнь. Темпоральная структура социальных отношений доступна регулятивному пониманию, которое есть разум, но не знание: ощущение того, что исторические события, в конечном счёте, пребывает в одной и той же истине бытия. Поэтому человеческие взаимоотношения и действия могут быть ошибочными, но не могут быть истинными или ложными. Смысл события не охватывается дипольной оценкой «истина - ложь», здесь критерии более многозначны, герменевтичны, они идентифицируют объективность исторической реальности. Герменевтика хочет объяснить и, в конечном счёте, понять, что все люди - всегда «другие» люди, отличные от нас. Все они верят, надеются и любят. Человеческий опыт ставит задачу интегрального понимания, включающего в себя акты веры - уверенности в том, на что надеются, и отсутствия сомнений в том, чего не видят. Понимание является условием наивысшей уверенности человека в самом себе, в его отношению к целому и его масштабу. Не случайно большое значение в культуре всегда имел культ звёзд, понятия космоса и Бога: мысля, веря, созерцая, дух получает такое содержание, которое в некотором смысле лежит за границами бренности. И в этом
метафизическом мире культуры «как сфере интерсубъективности», где жизнь мыслит, а мысль живёт, человек лишь частично понимает другого человека: «он воспринимает поступок, речь, мимику другого, но не может доказать, что он правильно понял его, совершенно понял. Совсем иное дело, когда друг верит в друга, когда в любви один человек определяет истинное Я другого как его образ: «Таким ты должен быть, ибо так я тебя понимаю». Это - таинство любого воспитания» (И.Г. Дройзен).
В русском языке слово понятие имеет образный корень «взяти». «Понять какой-нибудь предмет согласно образному корню данного слова попросту значит взять данный предмет» (А.Ф. Лосев). Видимо, «взять» предмет мыслью, раскрыть его сущность и присвоить себе его смысловое содержание, оставив сам материальный предмет в его неприкосновенности, и тем самым оправдать его существование. Образно говоря, «понять - значит простить», а в социальном плане значит иметь уважение к истине «другого», не впадая в шизофрению. Возможно в этом заключается «истина милосердия», о которой говорит св. Павел. В немецком языке понимание помимо своей гносеологической функции означает и практическое умение (Х. - Г. Гадамер), а П.Рикёр в своей герменевтике вводит понятие «человека могущего» («l'home capable) и считает его так же, как и Мерло-Понти, основополагающим. Следовательно, в слове «понятие» и связанном с ним понимании в снятом виде заключен исторический опыт познания и практики, в том числе общения и коммуникации между людьми.
Практическая герменевтика с её принципом толерантности должна опираться на более богатую идею личности, на современные исследования в сфере психологии, социолингвистики и аксиологии, языка и деятельности. Она должна охватывать различные сферы человеческих способностей - говорить и вступать в общение с другими людьми посредством языка, участвовать во взаимодействии вещей посредством действий и определять свою конфигурацию в физическом мире, рассказывать о своей жизни и формировать собственную идентичность и, наконец, способность быть субъектом своей жизни, автором своих поступков, то есть быть вменяемым и ответственным, учреждающим свое «не-алиби» в бытии. Данные аспекты должны стать предметом более глубокой тематизации и внимательного изучения в гуманитарных науках и системе образования. Это важно для правильного формирования самосознания человека, его ценностной ориентации.
Проблема толерантности и понимания другого человека связана с «самопониманием» личности, с поиском её собственной идентичности. Познавая самих себя, мы не постигаем истины, зато наводим порядок в собственной жизни. Важнее всего в мире - умение быть самим собой, отмечал М. Монтень. Но что есть человек во Вселенной? - «Небытие в сравнении с бесконечностью, всё сущее в сравнении с небытием, среднее между всем и ничем» (Б. Паскаль). Отсюда и проблема понимания человека, его мифологической природы, интегральной индивидуальности, «перманентности неизменной субстанции» и т.д. Непостижимость человека для самого себя, его несводимость к себе образует основной парадокс всех гуманитарных наук: «совпадает ли сознающий с сознаваемым? Другими словами, остаётся ли человек только с самим собою, т.е. одиноким» (М.М. Бахтин) И в такой постановке меняется в корне вся конфигурация человеческого бытия, появляется новый человек, над-Я, т.е. свидетель и судья всего человека, уже не человек, не я, а другой. Имеет место взаимообратимость субъекта и объекта, дискредитирующая научный статус гуманитарного знания, но учреждающая возможность взаимопонимания и коммуникации между людьми, включая автокоммуникацию. В человеке «дух есть единственное существо, неспособное становиться объективным» (М. Шелер). Он нуждается в понимании и толерантном отношении. Он постоянно ищет и идентифицирует себя по характеру и ценностям, по нормам, идеалам, моделям и героям. В этом смысле человек всегда должен обладать способностью быть самим собой и одновременно быть другим, т.е. «Я-сам как другой» (П. Рикёр). В этом суть проблемы толерантности и способ её решения, возможность совместной жизни и развития людей.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ВЗАИМОПОНИМАНИЕ КАК ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА:

  1. ПРОБЛЕМА КОММУНИКАТИВНСОТИ КАК ОДНОЙ ИЗ ОСНОВНЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  3. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  4. ПРОБЛЕМА ВОСПИТАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СЕМЕЙНОМ УКЛАДЕ
  5. ТОЛЕРАНТНОСТЬ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСХОЖДЕНИЯ К ДУХОВНО ЕДИНОМУ
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ
  7. РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМЫ ТОЛЕРАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  8. ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В КОНТЕКСТЕ САМОПОНИМАНИЯ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  9. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ
  10. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ НА БАЗОВЫХ УРОВНЯХ ОНТОГЕНЕЗА
  11. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПИТАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
  12. ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ И МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА В ГЛОБАЛЬНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ
  13. ВЗАИМОПОНИМАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ
  14. БАРЬЕРЫ КОММУНИКАЦИИ В КОНФЛИКТЕ И ВОЗМОЖНОСТЬ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ
  15. ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ ГРАЖДАН, ОТКАЗЫВАЮЩИХСЯ ОТ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ
  16. ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ И ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ: НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
  17. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ТЕНДЕРНОЙ СПЕЦИФИКИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОПОНИМАНИЯ