ТРАДИЦИИ НАРОДОВ КАВКАЗА: ПОТЕНЦИАЛ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Соловьева Л.Т., Россия, г. Москва
Толерантность (терпимость) и нетерпимость - качества, видимо, равным образом свойственные каждой личности, каждой социальной общности. Толерантность позволяет налаживать связи и контакты с окружающими людьми и обществами; в то же время нетерпимость к иному, чужому, чуждому, способствуя некоторому обособлению, помогает избежать излишнего внешнего влияния и сохранить собственную самобытность.
В настоящее время, когда проблема толерантности стала общемировой, важным представляется изучить опыт сосуществования тенденций толерантности и нетерпимости в конкретных обществах и регионах. Любое общество, для которого характерны культурная, этническая, религиозная неоднородность, может стабильно существовать только при наличии определенной степени толерантности. По мнению исследователей, толерантность увеличивает способность этноса к адаптации в окружающем мире.
Северный Кавказ - регион, сложный и в языковом, и в этническом, и в религиозном отношении. Здесь на сравнительно небольшой территории издавна, бок о бок проживают народы, отличающиеся друг от друга особенностями хозяйства, быта, традициями повседневной жизни. Подобное разнообразие сформировалось в весьма отдаленные времена и сохраняется на протяжении многих веков. В этих условиях неизбежным становилось формирование представлений о «своих» и «чужих», в свою очередь соотнесенных с представлениями о «своем хорошем» и «чужом не столь хорошем». Характерно для Кавказа существование таких понятий, как «адыгагъэ2 (букв. «адыгство»), служащих для обозначения кодекса нравственного поведения народа.
«Свое» могло существовать на разных уровнях - «своя семья», «своя родня», «свои соседи», «свое село», «свой народ». Приоритет «своего» ярко отражен в фольклоре народов Кавказа.
Соседские отношения у народов Кавказа зачастую приравнивались по значению к родственным: мнение соседей нельзя было не учитывать, всеми силами стремились избегать конфликтов с соседом. Сосед считался настолько «своим», что у некоторых народов Кавказа браки с соседями фактически были запрещены. Верность своему селу, общине (джамаату) признавалась народами Кавказа величайшей ценностью: «Кто не вместе с аулом - тот покойник и без могилы» (ногайская пословица), «Предавший аул да будет сожжен в ауле» (аварская). Предпочтение «своего» формировало соответствующее отношение к «чужому». По народным представлениям, только на родине, в родном селе человек мог обрести истинное счастье, здесь ему и подобало устраивать свою жизнь: «Тот, кто покинул аул отца, тот не увидит хорошего дня», «Лучше быть в своем ауле подошвой, чем на чужбине султаном», «Не собирайся жить там, где не покоятся твои предки». Причина формирования подобных воззрений - необходимость единения перед лицом различных угроз и опасностей: нападения врагов, стихийные бедствия, болезни и эпидемии.
Все же в целом принцип доброжелательного, миролюбивого отношения к окружающим признавался необходимым на всех уровнях - от семьи до общины.
Изучение языков других народов. Многоязычие Кавказа побуждало наиболее социально активную часть населения - мужчин - к изучению языков соседних народов, причем, как правило, горцы стремились изучить язык равнинного населения. Так, по свидетельству дагестанского историка Р.М. Магомедова, молодые люди из урахинских и акушинских аулов ходили на лето копать марену, убирать зерновые в Джемикент, Великент, хотя и зарабатывали они немного. Целью их было изучить кумыкский язык. Грузины-рачинцы отдавали детей на некоторое время в семьи балкарцев и карачаевцев, так же поступали сваны и осетины.
Отношение к иноверцам и представителям чужих народов. На Кавказе с его полиэтничным составом населения в большинстве своем не сформировалось отрицательных стереотипов в отношении соседних народов. Напротив, нередко подчеркивались положительные качества того или иного этноса. Так, адыги считались на Северном Кавказе законодателями в области этикета. У ингушей, желая похвалить человека, говорили: «Благородный, как черкес».Согласно нормам «нохчалла» - кодекса чести чеченцев - требовалось проявлять уважение к любому человеку., причем уважение тем большее, чем более далек был этот человек по родству, вере или происхождению. Говорят: обида, которую ты нанес мусульманину, может быть прощена, ибо возможна встреча в Судный день. Не прощается обида, причиненная человеку иной веры, ибо такой встречи не будет никогда
Особенности этикета. Этикетные нормы кавказских народов во многом были направлены на то, чтобы создавать благоприятную атмосферу для общения людей, причем не только знакомых, но и случайно встретившихся на пути, в поездке и т.д. Для горцев характерно особое внимание к словесным формулам, сопровождавшим различные ситуации общения.
Преодоление конфликтных ситуаций. Исследования правовых традиций северокавказских народов показывают, что многочисленные свидетельства путешественников, посещавших Кавказ в XVIII-X1X вв., о кровной мести, якобы продолжавшейся многие годы и становившейся причиной гибели не только отдельных семей, но и целых селений - довольно сильное преувеличение. На практике в большинстве случаев кровная месть сдерживалась системой натуральных или денежных штрафов согласно нормам обычного права: «Если бы люди не прощали друг друга, то не было бы конца убийствам», «Кровь кровью не смывается». Правовая культура народов Кавказа выработала весьма разнообразные методы и формы преодоления конфликтных ситуаций.
Необходимость сосуществования в условиях культурного, социального, этнического многообразия способствовала возникновению у народов Кавказа институтов, назначением которых было преодолевать существующее обособление и отчуждение этнических и социальных миров, с помощью которых удавалось налаживать связи и контакты, устанавливать пути взаимного общения и доверия между разными народами и разными группами одного народа. Этой цели служили такие традиционные институты, как гостеприимство, куначество, аталычество, побратимство и другие формы заключения искусственного родства.
Грузины Горной Рачи, жившие по-соседству с карачаевцами и балкарцами, заинтересованные в установлении тесных хозяйственных контактов с регионом Северного Кавказа, вступали в куначеские отношения с горцами соседних балкарских и карачаевских сел. Нередко куначеские отношения становились наследственными, передавались из поколения в поколение в течение десятилетий.
Так, Михаил Лобжанидзе из с. Геби Онского р-на Грузии в конце Х1Х в. стал кунаком балкарской семьи Шаваевых, поскольку часто бывал в их селе в связи со своими торговыми делами - он закупал молодняк мелкого рогатого скота в с. Верхний Чегем, затем растил его и продавал. Трое его сыновей - Георгий, Лука и Серго - также часто бывали у балкарских кунаков, а Лука даже жил у них в течение года, чтобы выучить язык. Когда в 1944 г. балкарцев выселяли, Шаваевы оставили своим кунакам на хранение кое-что из имущества, в том числе бочонок меда. Вернувшись через 13 лет домой, Шаваевы получили все обратно в целости и сохранности.
В Дагестане, как и в других районах Северного Кавказа, было распространено наследственное куначество, когда тесные дружеские отношения поддерживались семьями на протяжении нескольких поколений. Эта форма личных связей помогала не только решать проблемы повседневной жизни, но и улаживать межобщинные распри и конфликты.
Следует отметить, что для народов Кавказа характерно особое отношение к дружбе, особенно дружбе мужской. Престиж верности дружбе, ее ценности отражен в многочисленных пословицах («Оставшийся без друзей споткнется тысячу раз», «Сто друзей - мало, один враг - много» и др.).
Родственный гостеприимству и куначеству институт покровительства связывал или различные группы одного народа (например, у адыгов) или разные народы
Грузинские торговцы, приходившие из сел Горной Рачи (Геби, Чиора) в Карачай и Балкарию, вынуждены были поступать под покровительство местных таубиев и одаривать их товарами в обмен на защиту. Когда семьи таубиев разрастались и разделялись, они «делили» между собой и торговцев, находящихся у них под покровительством.
Кроме денежных выплат (в соответствии с количеством товаров у купцов), торговцы, находившиеся под покровительством таубиев, обязаны были ежегодно привозить им определенное число железных лемехов для плугов и больших медных котлов. Когда же балкарцы пригоняли лошадей и крупный рогатый скот в Закавказье, то лица, находящиеся под их покровительством, должны были сопровождать их в поездках в качестве переводчиков и прислуги. Существовал и такой обычай: молодые таубии после женитьбы отправлялись в селения Геби и Чиора со своей свитой, где им устраивалось торжественное угощение и преподносились подарки.
Аталычество - обычай обязательного воспитания детей вне родительской семьи, приводивший к установлению искусственного родства - был известен практически всем народам Северного Кавказа, но в "классической", наиболее яркой форме аталычество наблюдалось у адыгов, относительно которых Хан- Гирей в первой половине Х1Х в. писал: «Не видано в Черкесии примера, чтобы дети человека значительного воспитывались в родительском доме, под надзором родителей; напротив, по рождении младенца немедленно отдают его на воспитание в чужие руки».
Связи воспитанника с семьей аталыка на протяжении всей его жизни были очень тесными, аталык по обычаю считался главным советчиком и руководителем воспитанника.
Обратим внимание на одну из социальных функций аталычества - установление тесных связей между фамилиями и даже целыми народами. В Х1Х в. у адыгов детям нередко давали имена по названиям племен,
в которых они воспитывались: Убых, Бесленей и др. Среди адыгов воспитывались наследники Крымских ханов, которые, в случае необходимости, всегда находили убежище в Черкесии.
У кабардинцев были аталыческие связи с другими группами адыгов, а также со многими соседними народами: с балкарцами, осетинами-дигорцами, карачаевцами, абазинами, убыхами. Значительное развитие получил институт аталычества у карачаевцев и балкарцев (в том числе также со сванами и осетинами).
Царское правительство, стремясь ослабить влияние кабардинских феодалов на соседние народы, предприняло попытку запретить этот обычай. В 1822 г. А.П. Ермолов издал прокламацию, направленную на уничтожение аталыческих взаимоотношений между кабардинскими феодалами и соседними народами Кавказа. Тем не менее, передача детей на воспитание продолжалась, хотя и в меньших масштабах, и в последующие годы.
Побратимство, усыновление и другие виды искусственного родства. Наряду с аталычеством у народов Северного Кавказа существовали и другие, весьма многообразные, формы заключения искусственного родства. Так, установление искусственного родства было связано с некоторыми обрядами детского цикла (прием родов, первое кормление грудью, наречение имени, первая стрижка волос), свадебного цикла (помещение невесты в "промежуточный дом", пребывание жениха в "другом" доме). Повсеместно были распространены молочное родство, побратимство (посестримство), оформлявшиеся различными способами.
Даже краткий обзор традиций, определявших межэтническое сотрудничество народов Кавказа, свидетельствует о том, что народы этого региона накопили богатейший опыт взаимной терпимости, разумного приспособления, достойных компромиссов, норм, обеспечивающих возможность разностороннего сотрудничества. Конечно, не стоит преувеличивать степень толерантности традиционной культуры, для которой "свое" в преобладающем большинстве случаев было всегда предпочтительнее и более ценно, чем «чужое». Все же, рассматривая бытовавшие в прошлом механизмы межэтнического взаимодействия, нельзя не признать, что зафиксированные в литературных и архивных источниках, сохранившиеся в памяти народа предания, нормы, представления - это отражение устойчивых ценностных ориентаций на определенную степень толерантности, с очевидностью присутствующей у всех этнических групп Кавказа.
Литература:
1. Баразбиев М.И. Этнокультурные связи балкарцев и карачаевцев с народами Кавказа в XVIII - начале ХХ в. Нальчик, 2000.
2. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. Нальчик, 1978.
3. Бобровников В.О. Мусульмане Северного Кавказа: обычай, право, насилие. Очерки по истории и этнографии права Нагорного Дагестана. М., 2002.
4. Боташев М.Д. Побратимство у карачаевцев // Этнографическое обозрение. 2002. № 1.
5. Волкова Н.Г. Этнокультурные контакты народов Горного Кавказа в общественном быту (Х1Х - начало ХХ в.) // Кавказский этнографический сборник. Вып. 9. М., 1989.
6. Гарданов В.К. Аталычество. М., 1973.
7. Саидов Т.Г. Традиции народов творят человека. Махачкала, 1994.
<< | >>
Источник: Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д Ушинского. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОПЫТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 2011

Еще по теме ТРАДИЦИИ НАРОДОВ КАВКАЗА: ПОТЕНЦИАЛ ТОЛЕРАНТНОСТИ:

  1. Дмитриев ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИСКУССТВЕННОГО РОДСТВА У НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
  2. ОСОБЕННОСТИ ПОСТРОЕНИЯ ТОЛЕРАНТНЫХ МЕЖРЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  3. ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ОСНОВА ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА
  4. ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ
  5. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ В ХРИСТИАНСКОЙ ТРАДИЦИИ
  6. ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ТЕРПИМОСТЬ В АСПЕКТЕ МНОГОГРАННОСТИ И НЕСХОДСТВА РЕЛИГИОЗНЫХ ТРАДИЦИЙ
  7. ЖИВЫЕ ТРАДИЦИИ — ТРАДИЦИИ ЖИВЫХ
  8. И.Ш. Уруджева ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В АДАПТАЦИИ МИГРАНТОВ С КАВКАЗА К НОВОЙ СРЕДЕ
  9. СОВРЕМЕННЫЕ РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКСТРЕМИЗМ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  10. Додина Резида Рустамовна МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НАРОДОВ ТАТАРТАНА
  11. Глава 3. СОЗДАНИЕ НАРОДА
  12. ЦИФРЫ РАЗНЫХ НАРОДОВ
  13. К. В. Ким ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНОСОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ НАРОДА САХА
  14. Инденбаум Е.Л. НАРУШЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ У ДЕТЕЙ НАРОДОВ СЕВЕРА