загрузка...

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛИЧНОСТИ И ЭПОХИ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ЗАНЯТОСТИ.

При рассмотрении жизненного пути как пространства взаимодействия личности и эпохи традиционно обращаются к идее Б. Г. Ананьева о том, что историческое время с его политическими, экономическими, культурными, техническими и прочими преобразованиями глубоко проникает во внутренний механизм индивидуально-психического развития, поэтому психологическое изменение структуры личности, её характера и таланта в ходе индивидуального развития нельзя представить вне категории исторического времени [2, с. 112].
Аналогичной позиции придерживался Э. Эриксон. Он указывал на существование тотального процесса, одновременно регулирующего индивидуальные жизненные циклы, последовательность поколений и структуру общества [15]. Несомненный интерес представляют его рассуждения о возможности влияния технологических, экономических, идеологических тенденций, гос подствующих в данный период развития общества, на психосоциальное развитие человека. Например, чувство разделения труда и различия возможностей, или, как он его называет, чувство технического этоса культуры, начинает развиваться уже в младшем школьном возрасте, поэтому вытекающие из господствующей технологии манипуляции должны осмысленно дойти до школьной жизни, поддерживая в каждом ребёнке чувство компетентности. В отрочестве в наиболее выгодном положении оказывается та часть молодёжи, которая хорошо подготовлена к расширяющимся технологическим тенденциям и поэтому может идентифицировать себя с новыми ролями, предполагающими компетентность и творчество. В этот период сознание молодого человека особо чувствительно к идеологическому потенциалу общества и производным от него ценным «способам жизни».
Приведённые рассуждения иллюстрируют движение от эпохи к личности. В данной статье уже приводились примеры концептуализации текущего исторического времени (эпохи быстрых социальных изменений) при рассмотрении психологических характеристик жизненного пути и занятости: это понятия индивидуального кризиса занятости и психологической напряжённости карьеры, растущее внимание к ненормативным и несобытийным изменениям в жизни и феномену ненадёжности работы. Дополнительно укажем на важность изучения специфических вторичных стрессоров в жизни человека (например, потеря работы или невыплата заработной платы изменяют способы проведения досуга, негативно влияют на круг общения и семейные конфликты и т. д.), которые в совокупности образуют своеобразие индивидуальной жизни [25 и др.]. За перечисленными понятиями просматриваются новые биографические стандарты занятости, которые так или иначе затрагивают каждого из нас.
К этим стандартам относится и новое, нарождающееся понимание карьеры. На смену понимания карьеры как непрерывного процесса, как длительно организованного усилия, устремлённого в будущее, накапливающего результаты, ресурсы и т. д., приходит понимание её как набора фрагментов, отрезков (нет пиков, но есть решение насущных, зачастую неожиданно возникающих задач) . Специально зададим искусственно усиленное противопоставление: если раньше карьера имела временную организацию, которая структурировалась целью, развивалась от меньшего к большему, то сейчас карьера имеет, скорее, пространственную организацию, это пространственное усилие (если не получается здесь - получится вот здесь и т. д.) и у него может не быть результатов-достижений. В таком случае критериями успешности становятся внутренняя удовлетворённость и возможность развития, движения в том или ином направлении до тех пор, пока не почувствуешь противодействия. Правомерность подобных рассуждений подтверждается современными поисками в теории карьер [18; 23].
Формирование новых стандартов занятости, вероятно, связано и с движением от личности к эпохе.
Оставляя в стороне случаи с историческими личностями, обратим внимание на возможность синхронизации индивидуальных жизненных путей и выработку на этой основе некоторых биографических стандартов, которые могут оказывать влияние на социальные институты общества. В новейшей истории России одним из таких стандартов стала лёгкая реализуемость притязаний молодёжи на высшее образование.
Специальный анализ показывает, что на протяжении всего постсоветского периода наблюдалась конвергенция образовательных притязаний выпускников школ и доступности высшего образования (отношение численности студентов, принятых в вузы, к численности учащихся, получивших аттестат о среднем общем образовании в соответствующем году). В рамках этой конвергенции притязания школьников выступили ведущим, провоцирующим началом, они подтягивали к себе объективные показатели высшего образования [6]. Скорее всего, здесь действовали следующие факторы. Во-первых, имел место отложенный спрос на высшее образование, т. е. были соответствующие неудовлетворённые высокие потребности молодёжи, которые сформировались ещё в советское время. Во-вторых, в постсоветский период в рамках так называемого «рывка к свободе» государство отказалось от регулирования рынка труда и, следовательно, образования, а работодатели никак не обозначили себя в образовательной политике. По этой причине механизм социально-профессионального отбора и восхождения оказался в поле воздействия преимущественно одной силы - молодых людей и стоящих за ними домохозяйств с их социальными, финансовыми и прочими ресурсами и амбициями.
Радикальное сближение желаемого и реально достигаемого свидетельствует о принципиально ином психологическом статусе современной молодёжи по сравнению с советскими сверстниками. Этот психологический статус обнаруживает себя в специфических феноменах. Один из них — массовые элитарные профессиональные ориентации, освобождённые от социально-экономических ограничений. Они поддерживают фиксируемый на протяжении двух десятилетий массовый интерес молодёжи к узкому кругу профессий, которые чётко ассоциируются с доходом (юрист, экономист, менеджер и т. п.), и стабильно высокий интерес к относительно редким или новым для общественного сознания видам деятельности (дизайнер, модельер, архитектор, психолог и др.). Главное здесь не только то, кем ты будешь работать, но и сама возможность приобщиться к элитарным (дающим переживание своей значимости) видам деятельности, пусть и до выхода на реальный рынок труда.
Следствием лёгкой реализуемости притязаний на высшее образование стали изменения в сфере трудовой занятости — наблюдается неуклонный рост доли лиц с высшим образованием в экономике, что, в свою очередь, не могло не привести к изменению социальных ожиданий на рынке труда.
Об этом свидетельствует хорошо известный факт: при приёме на работу желательно или необходимо иметь высшее образование, даже если оно объективно не требуется; в итоге люди стремятся обрести соответствующий квалификационный документ.
Гипотетически изменившийся статус образовательных притязаний молодёжи должен быть связан с формированием нового типа работника, новых форм и механизмов реализации карьеры и жизненного пути в целом.
Список литературы
1. Абульханова, К. А. Личность как субъект жизненного пути / К. А. Абульханова / / Время как фактор изменений личности. — Минск: ЕГУ, 2003. — С. 24 — 65.
2. Ананьев, Б. Г. Человек как предмет познания / Б. Г. Ананьев. — М.: Наука, 2000. — 351 с.
3. Анцыферова, Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии / Л. И. Анцыферова. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — 415 с.
4. Бауман, З. Текучая современность / З. Бауман. — СПб.: Питер, 2008. — 240 с.
5. Дёмин, А. Н. Личность в кризисе занятости: стратегии и механизмы преодоления кризиса / А. Н. Демин. — Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2004. — 315 с.
6. Дёмин, А. Н. Соотношение притязаний школьников с социальноэкономическими показателями региона / А. Н. Дёмин // Вопросы психологии. - 2011. - № 1. - С. 35 - 45.
7. Дёмин, А. Н. Общее и особенное в механизмах преодоления социально обусловленных кризисов жизни / А. Н. Дёмин, Е. Ю. Кожевникова // Психология совладающего поведения: материалы Междунар. науч.- практ. конф. - Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. - С. 95 - 97.
8. Дёмин, А. Н. Психологические эффекты угрозы потери работы / А. Н. Дёмин, И. А. Петрова // Психологический журнал. - 2010. - Т. 31. - № 6. - С. 38 - 49.
9. Зеер, Э. Ф. Психология профессий: учеб. пособие для студентов вузов / Э. Ф. Зеер. - М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003. - 336 с.
10. Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д. А. Леонтьева. - М.: Смысл, 2011. - 680 с.
11. Нестерова, А. А. Социально-психологическая концепция жизнеспособности молодёжи в ситуации потери работы: автореф. дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.05 / А. А. Нестерова; Российский государственный социальный университет. - М., 2011.
12. Сеннет, Р. Коррозия характера / Р. Сеннет. - Новосибирск: ФСПИ «Тренды», 2004. - 296 с.
13. Стамбулова, Н. Б. Психология спортивной карьеры: учеб. пособие / Н. Б. Стамбулова. - СПб.: Издательство «Центр карьеры», 1999. - 368 с.
14. Хижный, Э. К. Новая модель занятости и становление глобального рынка труда / Э. К. Хижный// Нестандартные формы занятости в промышленно-развитых странах: пробл. тематический сб. / ИНИОН РАН. - М., 1999. - С. 8 - 60.
15. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / Э. Эриксон / общ. ред. и предисл. А. В. Толстых. - М.: Изд. группа «Прогресс», 1996. - 344 с.
16. Ashford, S. Content, causes, and consequences of job insecurity: A theory-based measure and substantive test / S. Ashford, C. Lee, P. Bobko // Academy of Management Journ. - 1989. - V. 32. - P. 803 - 829.
17. Baltes, P. B. Life-span psychology: theory and application to intellectual functioning / P. B. Baltes, U. M. Staudinger, U. Lindenberger // Annual Review of Psychology. - 1999. - Vol. 50. - P. 471 - 507.
18. Briscoe, J. P. The interplay of boundaryless and protean careers: Combinations and implications / J. P. Briscoe, D. T. Hall // Journal of Vocational Behavior. - 2006. - Vol. 69. - P. 4 - 18.
19. Burchell, B. Towards a social psychology of the labour market: or why we need to understand the labour market before we can understand unemployment? / B. Burchell // Journal of Occupational & Organizational psychology. - 1992. - Vol. 65. - № 4. - P. 345 - 354.
20. Fugate, M. Employability: A psycho-social construct, its dimensions, and applications / M. Fugate, A. J. Kinicki, B. E. Ashford / / Journal of Vocational Behavior. - 2004. - Vol. 65. - № 1. - P. 14 - 38.
21. Garmezy, N. Vulnerability and resilience // Studying lives through time: personality and development / N. Garmezy / Ed. by D.C. Funder, et al. 2d ed. - Washington: APA, 1996. - P. 377 - 398.
22. Greenhalgh, L. Job Insecurity: towards conceptual clarity / L. Green- halgh, Z. Rosenblatt / / Academy of Managment Review. - 1984. - Vol. 9. - P. 438 - 448.
23. Hall, D. T. The protean career: A quarter-century journey / D. T. Hall / / Journal of Vocational Behavior. - 2004. - Vol. 65. - P. 1 - 13.
24. Heckhausen, J. A life-span theory of control / J. Heckhausen, R. A. Schulz // Psychological Review. - 1995. - Vol. 102. - P. 284 - 304.
25. Kessler R. C. The effects of stressfull life events on depression / R. C. Kessler / / Annual Review of Psychology. - 1997. - Vol. 48. - P. 191 - 214.
26. Reisel, W. D. Comparison of a multidimensional and a global measure of job insecurity: Predicting job attitudes and work behaviours / W. D. Reisel, M. Banai // Psychological Reports. - 2002. - Vol. 90. - P. 913 - 922.
27. Rutter, M. Developing minds: challenge and continuity across the lifespan / M. Rutter, M. Rutter. - L.: Penguin books, 1993. - 416 p.
28. Socol, M. Career transitions and life event adaptation: integrating alternative perspectives on role transition / M. Socol, M. R. Louis // Role transitions, explorations, and explanations / Ed. by V.L. Allen & E. Van de Vliert. - N.Y.: Plenum press, 1984. - P. 81 - 94.
29. Super, D. E. A life-span, life-space approach to career development /
D. E. Super // Career Choice and Development / Ed. by D. Brown, L. Brooks. 2nd ed. - San Francisco: Jossey-Bass, 1990. - P. 167 - 261.
30. Super, D. E. Developmental career assessment and counseling: The C-DAC model / D. E. Super, W. L. Osborne, D. J. Walsh, S. D. Brown,
S. G. Niles // Journal of Counseling & Development. - 1992. - Vol. 71. - № 1. - P. 74 - 80.
Дёмин Андрей Николаевич — доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры социальной психологии и социологии управления Кубанского государственного университета.
<< | >>
Источник: Сборник научных статей. ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, МЕТОДИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2012

Еще по теме ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛИЧНОСТИ И ЭПОХИ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ЗАНЯТОСТИ.:

  1. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛИЧНОСТИ И ЭПОХИ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ЗАНЯТОСТИ.
  2. Кабрин В.И. Психологический универсум личности: комплексный подход и транскоммуникативная перспектива человекознания новой эпохи
  3. Власова Е. Ф. Котов А. А. СОЦИАЛЬНОЕ И ПЕРЦЕПТИВНОЕ ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗНАЧЕНИЙ НОВЫХ СЛОВ
  4. С.П. МЕЛЕХИН НОВОСИБИРСК, НГУЭУ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ, ВЛИЯЮЩИХ НА ПРОЯВЛЕНИЕ ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ
  5. ФОРМИРОВАНИЕ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ ПСИХОЛОГОВ В ПРОЦЕССЕ МЕЖВУЗОВСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  6. Ильина В.В. ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ УСТАНОВОК ПОДРОСТКОВ
  7. СТРУКТУРА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТЬ ЛИЧНОСТИ.
  8. СТРУКТУРА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТЬ ЛИЧНОСТИ.
  9. УДК 159.А. Н. ДЁМИН ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ
  10. УДК 159.А. Н. Дёмин ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ С ПОЗИЦИЙ ПСИХОЛОГИИ ЗАНЯТОСТИ