10.5. Психологические «пространства» профессионального и личностного самоопределения


Для теории и практики профессионального самоопределения важно выделить те «пространства выбора», в которых нередко оказываются самоопределяющиеся люди, которые не всегда сами могут осознавать «что» и «из чего» они вообще выбирают.
Иногда профконсультационная помощь клиенту может заключаться и в своеобразном информировании его об имеющихся «пространствах» самоопределения, что создает ориентировочную основу действий самоопределяющегося человека (почти в терминах П.Я. Гальперина).

Например, М. Фельденкрайз пишет об обществе как о «поле, в котором он (человек. - Н.П.) должен продвигаться, чтобы быть принятым в качестве ценного члена, так что его ценность в собственных глазах зависит от его положения в обществе» (Фельденкрайз, 1993. С. 46). Можно выделить примерно следующие основные ориентиры самоопределяющегося человека, которые могут лечь в основу его размышлений о своем профессиональном настоящем и будущем. Сначала мы представим ниже основные понятия, которые так или иначе связаны с планированием жизненных и профессиональных перспектив человека.

Как уже отмечалось, профессиональное самоопределение - это не только выбор конкретной профессии, но часто и выбор всей жизни. Напомним, что и за рубежом близкое понятие «карьера» предполагает постоянную смену различных жизненных ролей и выполнение этих ролей (по Д. Сьюперу). Е.А. Климов считает, что профессиональное самоопределение должно рассматриваться не «в эгоистическом смысле, а в приобщении к обществу, к цивилизации, к культуре» (Климов, 1993. С. 55).

Таким образом, часто человек выбирает не только данную профессию, но нечто более важное (то, что данная профессия дает ему для более полного ощущения своей жизни).

Рассматривая проблемы построения человеческой судьбы, Э. Берн выделял жизненные сценарии и жизненные стратегии (Берн, 1988). При этом жизненные сценарии - это «программы поступательного развития, выработанные в раннем детстве под влиянием родителей и определяющие поведение индивида в важных аспектах его жизни»; сценарии охватывают всю жизнь человека в подробностях, а стратегии рассматриваются как общие представления о человеческой жизни.

Э. Берн выделил следующие основные типы сценариев:
o
«никогда не делаю»;
o
«делаю всегда»;
o
«ни разу не делал раньше»;
o
«не буду делать (сделаю потом)»;
o
«делаю вновь и вновь»;
o
«буду делать до тех пор, пока уже невозможно будет сделать».

На основе выделения этих сценариев были выведены следующие три типа людей: победители, непобедители и неудачники. Э. Берн приводит примеры этих типов, связывая их с определенными «играми», из которых нередко и состоит жизнь многих людей: игра «Бесприданница», где самим человеком заранее определяется, что с него взять нечего (типичный случай неудачника); игра «Сизиф или «начни сначала»(пример неудачника); игра «Меня не испугаешь» (пример непобедителя); игра «Кому я нужен» (пример непобедителя); игра «Я прав!» (пример победителя); игра «Если не так, то иначе!» (пример победителя, который все равно находит способ добиться своего) и т.п.

При этом Э. Берн отмечал, что «сценарии возможны потому, что большинство людей не понимают, что делают», при этом понимать, по Э. Берну, - это «выйти из-под власти сценариев». Можно добавить к этому, что понимать - это научиться строить перспективы своего профессионального и личностного развития самому (!), не быть игрушкой в руках судьбы.

М.В. Розин, несколько споря с Э. Берном, отмечает, что нельзя связывать построение жизни с чисто бессознательными влияниями (сам Э. Берн считал, что вся жизнь определяется бессознательными программами, закладываемыми в человека еще в детстве и реализуемыми в определенных ситуациях, и что часто эти бессознательные программы мешают человеку полноценно жить). Сам М.В. Розин считает, что, по крайней мере, люди творческие («символисты») строят свою жизнь как будто «пишут поэму».

При этом построение жизни как поэмы предполагает выделение и реализацию следующих основных моментов:
o
образ героя (образ себя как героя поэмы);
o
сюжет;
o
трагедийность (переживания, без которых жизнь становится неинтересной и лишенной смысла);
o
неожиданные повороты (еще более разнообразящие жизнь и делающие ее неповторимой) (см. Розин, 1992).

Но все ли люди (клиенты) реально готовы к рассмотрению своей будущей жизни так, чтобы к самому себе относиться как «герою», да еще готовому к «трагедийности» и «неожиданным поворотам судьбы»?

Для профконсультанта важно уточнить для себя и такие понятия как стиль и образ жизни, поскольку, как уже отмечалось, многие люди выбирают не столько профессии, сколько определенный образ жизни и жизненный стереотип.

Образ жизни - это комплексное рассмотрение жизнедеятельности (труд, быт, общественная жизнь), часто связанное с рассмотрением качества жизни отдельного человека, социальной группы, общества в целом.

Стиль жизни - это тип поведения людей, где акцент делается на субъективной и динамической стороне жизни отдельного человека.

В социальной психологии выделены и такие важные для профконсультирования понятия, как социальные роли и социальные стереотипы.

Социальная роль (по Д.Миду) - это социальная функция личности, его место в определенной сообщности людей (роль лидера, отверженного и т.п.).

Социальный стереотип (по У. Липману) - это схематизированное представление о каком-либо социальном объекте (о человеке, о социальной или профессиональной группе).

Интересными, хотя и нетрадиционными для теории и практики профконсультирования являются выделенные еще К.Г. Юнгом архетипы. Сам «архетип» определяется - как коллективное бессознательное. К.Г. Юнг выделяет сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное («архетипы» как некие мифологические фигуры, образы, усредненный опыт переживаний многих поколений, который «в процессе истории повторяется там, где свободно проявляется творческая фантазия» данного человека). При этом «каждый шаг к более высокой сознательности», означающий «исполнение задачи, которую он обнаружил в своем мире» и связанный с «добродетельностью» и «дельностью» в лучшем смысле этого слова, означает отдаление человека от общего бессознательного толпы, но одновременно делает его более «одиноким», непонятым и часто вызывает сомнения и подозрения со стороны обычных людей (Юнг, 1994. С. 57). Иными словами «прорыв бессознательного (в частности, коллективного бессознательного) может расширить возможности самоопределения человека в мире, но может и осложнить для него жизнь.

Для дальнейшего рассмотрения «пространств» самоопределения можно выделить более конкретные варианты выборов, где как бы конкретизируются те или иные социальные и профессиональные стереотипы, жизненные сценарии и т.п. На основе этого можно выделить следующие типологии профессионального и личностного самоопределения.

Еще в Петровскую эпоху известный государственный деятель России В.Н. Татищев классифицировал все «науки» (виды труда) по критерию «добра и зла для человека»:
o
«нуждные» науки (экономика, медицина, право);
o
«полезные» науки (риторика, грамматика, «мафематика»-арифметика, «землемерие», механика, астрономия);
o
«щегольские, или увеселяющие» (поэзия, танцевание, живопись, «вольтежирование»-гарцевание на лошади), служащие больше для получения положения в обществе, чем для дела;
o
«любительские, или тщетные» (астрология, физиогномика, алхимия);
o
«вредительные» науки (колдовство, ворожба) (см. Татищев, 1979).

Вероятно, такой критерий классификации профессиональной деятельности актуален и для оценки различных направлений самой современной психологии.

В 20-е гг. нашего столетия С.П. Струмилин предложил классифицировать профессии по степени самостоятельности человека в труде:
o
автоматический рефлекторный труд (например, вертельщик ручки веялки, ручной мельницы и т.д.);
o
полуавтоматический привычный труд (например, труд машинистки, телеграфиста);
o
шаблонно-исполнительский труд - по указке (например, работа на станке, работа тапера, конторщика, счетовода);
o
самостоятельный труд в пределах задания (например, работа инженера, учителя, врача, журналиста);
o
свободный творческий труд (например, работа в области искусства, работа ученого, организатора хозяйства, политического деятеля) (см. Струмилин, 1983).

В современной России наиболее известна типология профессий, предложенная Е.А. Климовым, где в качестве критерия выступает отношение человека (субъекта труда) к предмету труда. Все профессии соотносятся с пятью основными группами:
o
человек - природа;
o
человек - техника;
o
человек - человек;
o
человек - знаковые системы;
o
человек - художественный образ (Климов, 1990).

Литовский автор Л.А. Йовайша разделял все профессии по преимущественным профессиональным ценностям: 1 - ценности общения; 2 - интеллектуальная активность; 3 - практико-техническая активность; 4 - художественная активность; 5 - соматическая активность; 6 - материальная (экономическая) активность (Йовайша, 1983).

За рубежом на сегодняшний день наиболее известна и популярна типология Дж. Голланда (иногда пишут - Дж. Холланда), основанная на сопоставлении типов личности и типов профессиональной среды (см. Прощицкая, 1993

Выделяются следующие основные типы (типы личности и типы профессиональной среды):
o
реалистический тип (техника, мужские проф.) - Р;
o
интеллектуальный тип - И;
o
социальный - С;
o
конвенционный (знаковые системы, требующие структурированности) - К;
o
предпринимательский - П;
o
артистический тип - А.

Предполагается, что определенному личностному типу должен соответствовать свой тип профессиональной среды, что и обеспечивает более полноценную реализацию работника в своем труде. На таблице представлены примерные соотношения типов личности и типов профессиональной среды (см. табл.). Таблица Тип личности Тип профессиональной среды Р И С К П А Р ++ + -- + - - И + ++ -- + - - С -- - ++ - + + К + - - ++ + -- П - -- + + ++ - А - + + -- - ++ Примерное соотношение типов личности и типов профессиональной среды (плюсами и минусами отмечена степень соответствия: «++» - сильно соответствует, «+» - соответствует, «-» - не соответствует, «--» - сильно не соответствует). Еще в 1922 г. Э. Шпрангер в своей работе «Основные идеальные типы индивидуальности» выделил следующие интересные для профконсультанта типы в соответствии с преимущественными установками людей: 1) теоретический человек; 2) экономический человек; 3) эстетический; 4) социальный; 5) политический; 6) религиозный (Шпрангер, 1982).

При сравнении различных типологий становится заметно, что в основе этих типологий лежит не только позиция автора, но и та культурно-историческая среда, то общество, которое и определяет часто наличие разных типов людей, реализующих себя в конкретной трудовой и общественной деятельности. Например, у Э. Шпрангера выделен религиозный человек, но уже в более современных типологиях такой тип отсутствует. Другой пример: в традиционной для России эпохи СССР типологии Е.А. Климова отсутствует предпринимательский тип, хотя в типологии Дж. Голланда такой тип имеется (нечто похожее выделил уже и литовский психолог Л.А. Йовайша, видимо потому, что даже Литовская ССР ближе к западному образу жизни).

Таким образом, типологии профессиональной деятельности и соответственно пространства самоопределения во многом зависят от культурно-исторической среды. Возникает интересный вопрос: на какие типологии опираться профконсультанту в условиях нестабильности общей социально-экономической (и духовной) ситуации, например в условиях России «переходного периода»? Сложность вопроса в том, что устаревшие типологии отечественных авторов уже во многом не соответствуют данной ситуации, а построение новых типологий может существенно отстать от самого процесса изменений в стране. Известные зарубежные типологии тем более часто не учитывают специфику нашей страны. В этих условиях возможным выходом является либо построение какой-то «универсальной» типологии, применимой для разных стран, народов и эпох, либо попытки все-таки осознать, что происходит в стране под названием Российская Федерация (РФ), тем более, что «переходный период» к «светлой жизни» (или к «свету в конце тоннеля» - по словам одного бывшего «всенародно любимого Президента») сильно затянулся.

В этом плане интересной представляется достаточно универсальная типология людей, предложенная известным отечественным историком Л.Н. Гумилевым. Его типология построена по пассионарно-аттрактивному принципу.

Выстраивается некоторое пространство, где:
o
одна ось - аттрактивность - имеет следующие полюсы: а) эгоизм, основанный на рассудке и б) аттрактивность как «странное стремление к истине, красоте, справедливости»;
o
другая ось - пассионарность - имеет полюсы: а) инстинкт самосохранения и б) пассионарность как антиинстинкт («неоправданный риск ради достижения иллюзорных целей»).

В итоге выделяются следующие типы людей: 1) обыватели; 2) бродяги-солдаты; 3) преступники; 4) честолюбцы; 5) деловые люди; 6) авантюристы; 7) ученые люди; 8) творческие люди; 9) пророки; 10) нестяжатели (бескорыстные люди); 11) созерцатели; 12) искусители (см. Гумилев, 1990. С. 327-330). Но далее сам Л.Н. Гумилев отмечал, что «для изучения отдельной особи предлагаемая точка зрения и система отсчета дают очень мало» (Там же. С. 332). Типология Л.Н. Гумилева интересна в том смысле, что позволяет рассматривать и сопоставлять в перспективе самоопределение различных в культурно-историческом плане людей.

Интересную типологию самоопределения предложил отечественный психолог М.Р.
Гинзбург, который выделяет жизненное поле личности, в рамках которого и разворачивается профессиональное и жизненное самоопределение. При этом само жизненное поле определяется им как «совокупность индивидуальных ценностей, смыслов и пространства реального действования - актуального и потенциального, - охватывающего прошлое, настоящее и будущее» (Гинзбург, 1995. С. 21-22).

«Психологическое настоящее, - отмечает далее М.Р. Гинзбург, - существует как действительность: его функцией является саморазвитие. Поэтому вертикальная составляющая психологического настоящего, относящаяся к ценностно-смысловой плоскости, представляет собой сомопознание - т.е. ориентацию в ценностно-смысловом содержании индивидуального сознания. Горизонтальная составляющая психологического настоящего, принадлежащая к пространственно-временной плоскости, может быть охарактеризована как самореализация (т.е. реальное действование, воплощение ценностей и смыслов в различных видах деятельности)» (Там же. С. 23).

Аналогично выделяются психологические пространства для прошлого и будущего. В частности, прошлое, существующее как «опыт», по вертикали (в ценностно-смысловой плоскости) представлено установками и отношениями, а в горизонтальной плоскости (пространственно-временной) - опытом в его традиционном понимании. Соответственно психологическое будущее в ценностно-смысловой плоскости представлено мысленной проекцией себя в будущее, а в пространственно-временной плоскости - конкретным планированием своей жизни во времени, т.е. жизненными и профессиональными планами (Там же. С. 23).

На основании этого М.Р. Гинзбург выделяет следующие типы личностного самоопределения (Там же. С. 26-28):

1) гармоничное (благополучное настоящее при позитивном будущем; благополучие, психологическая коррекция не требуется);

2) стагнирующее (благополучное настоящее при негативном будущем; страх перед будущим);

3) беспечное (благополучное настоящее, видение будущего без целенаправленного планирования; ожидание благополучия и того, что все будет происходить «само собой»);

4) бесперспективное (благополучное настоящее; планирование будущего при отсутствии его ценности как «вынужденное»);

5) негативное (неблагополучное настоящее, негативное будущее; ощущение безнадежности);

6) защитное (неблагополучное настоящее, позитивное планирование будущего; «бегство в будущее»);

7) фантазийное (неблагополучное настоящее, позитивное будущее при отсутствии его планирования; «бегство в грезы о будущем»);

8) прагматичное (успешная самореализация при отсутствии ценностей и экзистенциальной ориентации; «адаптивность», проекция в будущее заимствованных ценностей);

9) гедонистическое (успешная самореализация при отсутствии ценностей, экзистенциальной ориентации, позитивных образов будущего и планирования; погоня за сиюминутными удовольствиями);

10) зависимое (успешная самореализация, позитивное будущее при отсутствии ценностей, экзистенциальной ориентации и планирования; погоня за удовольствиями, проекция в будущее заимствованных ценностей);

11) бездуховное (успешная самореализация и планирование при отсутствии ценностей, экзистенциальной ориентации и негативном будущем; практичность, «эмоциональная уплощенность»);

12) пассивное (нереализованные ценности в настоящем, позитивное планируемое будущее; нереализованность в настоящем);

13) невротичное (нереализованные ценности в настоящем, негативное планируемое будущее; переживание невостребованности, отсутствие перспективы);

14) бездейственное (нереализованные ценности в настоящем, позитивное непланируемое будущее; уход от нереализованности в сферу эмоциональных переживаний);

15) отсроченное (нереализованные ценности в настоящем, негативное планируемое будущее; отсрочка реализации нереализованных ценностей).

Интересную типологию людей предложил отечественный психолог Б.С. Братусь, использовав для этого такой критерий, как способ отношения к другим людям (см. Братусь, 1994):
o
эгоцентрический человек (другой человек для него рассматривается как вещь);
o
группоцентрический человек (другие люди делятся для него на «своих» или «не своих»);
o
гуманистический человек (просоциальный, ориентированный на пользу для определенной группы людей; здесь принцип - самоценность человека становится всеобщей, откуда следует и другой принцип: нравственность - это основа существования человека);
o
духовный, эсхатологический человек, связанный с проблемой конечности и бесконечности жизни; осознание себя и других как существ особого рода, что в итоге приближает человека к божественному, к единению с Богом.

Очень интересную и, на наш взгляд, важную для профконсультанта типологию предложил Э. Фромм. Он выделил два основных типа характера (типа ориентаций) человека: 1) неплодотворную ориентацию и 2) плодотворную. При этом сам «характер - это относительно устойчивая форма, служащая проводником человеческой энергии в процессе ассимиляции и диссимиляции; ориентации, посредством которых индивид вступает в отношения с миром, составляют суть его характера» (Фромм, 1992. С. 63).
1.
1. Неплодотворные ориентации подразделяются на следующие виды:
o
рецептивная ориентация: источник всех благ человека - вовне и главное для такого человека - получить его, чтобы человека «одаривали», «любили» и т.п.; отсюда - вся жизнь превращается в сплошное ожидание, на работе по важным вопросам человек проявляет пассивность и т.п.;
o
эксплуататорская ориентация: источник благ - вовне и главное для такого человека - забрать эти блага силой или хитростью, даже когда сам человек обеспечен и объективно в таких благах не нуждается; для эксплуататорского человека важен девиз: «краденый плод - самый сладкий»;
o
стяжательская ориентация: благо - у самого себя, в себе и главное для «стяжателя» - это сохранить свое благо от других, сэкономить; «сохранить» означает также и память о прошлом и бережное отношение к существующим привязанностям;
o
рыночная ориентация, которой Э. Фромм посвящает значительное место в своих работах, может быть охарактеризована следующими высказываниями: а) важно не само благо, а его «меновая стоимость» на «рынке личностных ценностей»; б) материальный успех человека в жизни зависит не от его реальных способностей и мастерства, а «от признания их личности теми, кто платит за их услуги или нанимает на работу за жалование»; в) «человек заботится не о своей жизни и счастье, а о том, чтобы стать ходким товаром. Это чувство можно было бы сравнить с чувством товара, например, с чувством сумок на прилавке, если бы они могли чувствовать и мыслить. Каждая сумка старалась бы быть как можно «привлекательнее», чтобы привлечь покупателей, и выглядеть как можно дороже, чтобы получить цену выше, чем ее соперницы. Сумка, проданная по самой высокой цене, чувствовала бы себя избранницей, поскольку это означало бы, что она самая «ценная» из сумок; а та, которая не была продана, чувствовала бы себя печальной и прониклась бы сознанием собственной никчемности. Такая судьба могла бы выпасть сумке, которая, несмотря на свой отличный вид и удобство, имела несчастье выйти из моды»; д) Э. Фромм по-новому ставит проблему идентичности самому себе, где идентичность понимается как единство человека и его дела: «я то, что я делаю»; идентичности противопоставляется отчуждение как неустойчивая идентичность, когда человек и его дело разделяются: «я то, чего изволите» (здесь уже неустойчивая идентичность черпается не в самой себе, а в мнениях окружающих). Когда всеобщее мнение становится над индивидуальным «я», отношения между людьми становится поверхностными, поскольку общаются уже «не сами люди, а взаимозаменяемые товары»; ж) сущность «рыночной личности» - это «пустота, которую скорейшим образом можно наполнить желаемым свойством». В итоге «проповедь труда утрачивает силу, первостепенной становится проповедь продажи».

2. Плодотворная ориентация представлена у Э. Фромма не столь четко, как ориентации неплодотворные. При этом сам автор замечает, что ХХ в. «блистает отсутствием» образов «достойного человека в достойном обществе, какими они должны быть», в ХХ в. все сосредоточились на «критическом анализе человека и общества», поэтому трудно предложить что-то конструктивное в обществе, где любая попытка хотя бы «помечтать» о достойном часто подвергается осмеянию и весьма циничному отношению.

По Э. Фромму, плодотворность (плодотворная ориентация) рассматривается не как активность, приводящая к практическим результатам, и не как ориентация на «успех», а именно «как установка, способ реакции и ориентации в отношении мира и самого человека в процессе жизни... Мы имеем в виде характер человека, а не его успех». В итоге главная ориентация - это ориентация на самого человека, на самого себя... При этом сама плодотворная ориентация подразделяется на деятельную ориентацию, любящую и разумную. Например, Э. Фромм пишет, что «человек любит то, ради чего он трудится, и человек трудится ради того, что он любит» (см. Фромм, 1992. С. 66-111).

Для творчески ориентированного психолога интересны будут и несколько ироничные (и самоироничные) типы личности ученого, выделенные Г. Селье (Селье, 1987. С. 35-45):
1.
«Делатели», которые подразделяются на: а) «собирателей фактов» (обычно они начисто лишены воображения, но их труд полезен для других ученых); б) «усовершенствователей» (постоянно пытаются «улучшить» аппаратуру и методы исследования; они достаточно оригинальны и увлечены своей работой).
2.
«Думатели» подразделяются на: а) «книжных червей» (чистая форма теоретика, обладателя энциклопедическими познаниями; обычно безжалостны на экзаменах, которые используют в основном для демонстрации своих познаний); б) классификаторов (в отличие от «собирателя фактов» стремятся выстроить из этих фактов систему); в) аналитиков (стараются докопаться до «первоосновы», но часто забывают как вновь «собрать» вещи и исследуемые объекты, только что разобранные на составляющие).
3.
«Чувствователи» подразделяются на:
?
«крупных боссов» (главная цель - успех ради успеха, в том числе и в науке; любят работать в «соавторстве», умеют «нажимать на рычаги» и перекладывать свою работу на других; обычно постоянно участвуют в застольях «с сильными мира сего» и заседают в различных комиссиях);
?
«хлопотунов» (хотят сделать все побыстрее; часто они не любят Природу, а «лишь насилуют ее»);
?
людей типа «рыбья кровь» (демонстративно невозмутимые скептики, эпитафией конца их профессионального пути могла бы служить надпись: «Ни достижений, ни попыток, ни ошибок»);
?
«высушенных лабораторных дам» (резкие, недружелюбные, властные и лишенные воображения женские двойники «рыбьей крови»);
?
«самолюбователей» (воплощения чистого эгоцентризма, пребывающие в постоянном восторге от своих талантов и готовые на любые жертвы для их реализации; сами подразделяются на «мимозоподобных самолюбователей» и «сварливых тореодороподобных самолюбователей»);
?
«агрессивных спорщиков» (в школе они были «умненькими всезнайками», а в науке - это опасная разновидность «самолюбователя»);
?
«первостатейных акул» (главная их цель - вставить свою фамилию в возможно большее число публикаций);
?
«святых» (это воистину Рыцари Добра и Справедливости, но нередко их «самоуничижительный альтруизм» препятствует успехам в науке, хотя в практике они могли бы оказаться весьма полезными работниками);
?
«святоши» (это искусная ханжеская имитация подлинно «святого» типа);
?
«добрячков» (в школе это обычно любимчики учителя, но их «пресная невинность, полное отсутствие воображения и инициативы делают их непригодными для творческого научного исследования».
4.
«Идеальные» типы: а) «Фаусты - идеальные учителя и руководители»; б) фамулусы - идеальные ученики и сотрудники (в отличие от Фаустов у них все еще впереди). При этом сам Г. Селье отмечает, что «идеалы создаются не для того, чтобы их достигать, а для того, чтобы указывать путь». (Селье, 1987. С. 45).

Представленные выше варианты «пространств» самоопределения и выборов позволят, на наш взгляд, рассматривать не только традиционно понимаемые профессиональные выборы (например, выбор «вот этой», данной профессии или места работы), но и выбор того, каким человек хотел бы стать в ходе своей трудовой деятельности, ради чего вообще стоит трудиться. Нам представляется, что и при решении профориентационных задач профконсультант может и должен информировать клиента (молодого или уже взрослого) о возможном «поле», «пространстве» смыслов самоопределения в конкретном труде.

Другой вопрос - каким образом лучше проводить такую нетрадиционную информацию? И здесь еще, видимо, предстоит поиск и создание специальных средств ценностно-нравственной, смысловой профконсультации. Интересны и перспективны в этом плане для профконсультации идеи и разработки В. Франкла, предложившего метод логотерапии для рассмотрения смысловой стороны человеческой жизни (см. Франкл, 1990). Заметим также, что психологические пространства самоопределения могут быть как субъективными (представленными в сознании данного человека), так и общепринятыми, объективными (как реально существующие возможности выборов, осознаваемые различными людьми). Проблема профессионального консультирования состоит еще и в том, чтобы сделать предметом совместного с клиентом обсуждения и субъективные пространства, выделяемые и «желаемые» самим клиентом, и реально существующие пространства профессиональных выборов, которые клиент поначалу может и не осознавать (или не принимать как значимые для себя).
<< | >>
Источник: Неизвестен. ОСНОВЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ. 2012

Еще по теме 10.5. Психологические «пространства» профессионального и личностного самоопределения:

  1. 10.5. Психологические "пространства" профессионального и личностного самоопределения
  2. 5. Психологические «пространства» профессионально и личностного самоопределения
  3. 10.1. Понятия: профориентация и профконсультация, профессиональное и личностное самоопределение, карьера и профессиональный выбор
  4. 10.1. Понятия: профориентация и профконсультация, профессиональное и личностное самоопределение, карьера и профессиональный выбор
  5. 1. Профориентация и профконсультация, профессиональное и личностное самоопределение, карьера и профессиональный выбор
  6. О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ И ЛИЧНОСТНОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
  7. О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ И ЛИЧНОСТНОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ
  8. РАЗДЕЛ III. ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО И ЛИЧНОСТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
  9. 2. Проблема поиска идеала в профессиональном и личностном самоопределении
  10. РАЗДЕЛ III. ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО И ЛИЧНОСТНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
  11. 11.2. Проблема поиска идеала в профессиональном и личностном самоопределении
  12. Теории единства профессионального и жизненного личностного самоопределения
  13. 11.2.1. Проблема "лучших" и "худших" людей в психологии профессионального и личностного самоопределения
  14. Проблема «лучших» и «худших» людей в психологии профессионального и личностного самоопределения
  15. ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В ПРОЦЕССЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ШКОЛ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И РИМА)»
  16. А.А. КОЛМОГОРОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ НА СТАДИИ ОПТАЦИИ