ПРОВЕРКА СОЦИАЛЬНОЙ ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ

Тест, как инструмент психологических измерений, должен давать объективную информацию о реальной выраженности измеряемого свойства и по возможности быть свободным от субъективизма не только исследователя, но и исследуемого.
Это общее требование объективности метода психологии выдерживается далеко не всегда, особенно, если речь идет о личностных опросниках. Последние представляют собой стандартизированные самоотчеты, которые заполняются мотивированным субъектом исходя из субъективного мнения о самом себе. Как следствие, к истинному значению примешиваются более или менее ощутимые погрешности, обусловленные пристрастностью и заинтересованностью испытуемого. Одним из факторов, вносящих искажения в результаты тестирования, является мотивация социального одобрения, которая побуждает испытуемого давать социально желательные ответы и тем самым осознанно или бессознательно приукрашивать себя. В целях нейтрализации данного фактора разработчики диагностических методик применяют всевозможные ухищрения. В одном случае они направлены на то, чтобы завуалировать от испытуемого истинное назначение метода и «усыпить» его бдительность, в другом - на то, чтобы изначально успокоить и заверить испытуемого в «безопасности» искренних ответов для него, в третьем - на то, что выудить информацию у испытуемого косвенным, обходным путем.
С особыми сложностями сталкиваются создатели и пользователи опросников для диагностики самооценки и самоотношения личности, поскольку эти психические явления изнутри «пронизаны» социальной желательностью. В процессе их формирования социальная желательность выступает в качестве важнейшего критерия, по которому сначала окружающие судят о личности, а затем и личность сверяется с ним для суждения о себе. Другими словами, критерий социальной желательности интериоризируется и «встраивается» во внутренние механизмы самооценивания и са- моотношения личности. В этой связи встают резонные вопросы: «Возможна ли и необходима ли полная элиминация социальной желательности в опросниках самоотношения личности?», «Будет ли опросник, подавляющий эффект социальной желательности, раскрывать подлинный характер самоотношения личности?». Если проанализировать русскоязычные опросники, то нельзя не заметить, что многие измерения самоотношения личности значимо ко- вариируют с социальной желательностью. То, что социальная желательность выступает неотъемлемым фактором в структуре отдельных компонентов самоотношения личности, признают и разработчики опросников. С.Р. Пантилеев, например, пишет: «Самоуважение предполагает процесс оценки себя по сравнению с некоторыми социально значимыми критериями, нормами, эталонами - представлениями о благополучном и эффективном индивиде... В этом отношении характерна тесная связь данного фактора со шкалой «закрытости», большую часть содержания которой составляет тенденция к соответствию субъекта социально-желательному образу» [95, с. 23].
Таким образом, взаимосвязь опросников самоотношения со шкалами социальной желательности свидетельствует скорее об их конструктной валидности, чем об уязвимости к обману со стороны испытуемого. Скидки или прибавки к «истинному» результату, которые обусловлены фактором социальной желательности, здесь надлежит рассматривать не как досадный артефакт, а как психологический факт, в котором объективируются особенности самоот- ношения испытуемого. Этот факт выдает не столько намерение «перехитрить» методику и произвести благоприятное, но ложное впечатление на потребителя результатов диагностики, сколько отражает естественное для испытуемого стремление к поддержанию самоотношения на должном уровне. Более того, качественно составленная методика позволяет тонко дифференцировать испытуемых по удельному весу социальной желательности среди других оценочных критериев, на которых базируются процессы формирования и функционирования самоотношения в реальной жизни.
С учетом преимущественно оценочной природы профессионального самоотношения личности, мы предположили, что настоящий опросник будет обнаруживать значимые взаимосвязи с фактором социальной желательности. В целях проверки данного предположения выборка из 200 человек (125 женщин и 75 мужчин в возрасте от 20 до 65 лет, работающих на должностях педагогического, медицинского и инженерно-технического персонала) была обследована опросником профессионального самоотношения и методикой измерения мотивации одобрения Д. Марлоу и Д. Крауна. Результаты рангового корреляционного анализа по методу Спирмена отражены в таблице 16.
Таблица 16 — Взаимосвязи шкал опросника профессионального самоотношения с методикой измерения мотивации одобрения
Шкалы опросника R Р
Внутренняя конфликтность профессионального самоотношения -0,16 0,02
Самоуважение в профессии 0,32 0,000004
Самоуверенность в профессии 0,25 0,0003
Самопривязанность в профессии 0,32 0,000004
Самообвинение в профессии -0,16 0,02
Самоэффективность в профессии 0,32 0,000004
Саморуководство в профессии 0,37 0,000000
Самооценка личностного роста в профессии - -
Самоуничижение в профессии -0,18 0,01
Общий показатель позитивности профессионального самоотношения 0,31 0,000008
Как явствует из таблицы, практически все составляющие профессионального самоотношения личности (за исключением самооценки личностного роста в профессии) значимо коррелируют с мотивацией социального одобрения. При этом прослеживается четкая зависимость: чем выше степень соответствия личности оценочному критерию социальной желательности, тем сильнее выражены позитивные и слабее негативные составляющие ее профессионального самоотношения. Корреляционный анализ допускает и обратное толкование: чем выше уровень развития положительных и ниже отрицательных компонентов профессионального са- моотношения, тем сильнее личность стремиться к его сохранению путем сообразования собственных поступков и качеств с социально одобряемыми стандартами профессиональной среды. При любом толковании результаты свидетельствуют в пользу конструкт- ной валидности опросника и подкрепляют вывод о том, что в основе профессионального самоотношения лежат социально-оценочные механизмы. Профессиональное самоотношение пронизано мотивацией социального одобрения, личностными притязаниями на уважение и признание в широком социальном и узком профессиональном окружении. Сначала мотивы социального одобрения и поощрения, а вслед за ними мотивы самоодобрения, самопохва- лы и самоуважения побуждают личность искать способы поддержания наличного и борьбы за лучшее самоотношение в профессии. Причем эти мотивы срабатывают не только в «лабораторной» ситуации психодиагностического обследования; они действуют в повседневной трудовой деятельности и в деловом общении, движут профессиональным развитием и карьерным ростом личности.
Сформулированный вывод, тем не менее, не снимает вопроса о применимости теста профессионального самоотношения в ситуациях «экспертного типа» (трудовая психологическая экспертиза, аттестация персонала, профессиональный отбор, расстановка кадров и т.п.), в которых результаты диагностики наделяются особой социальной или личностной значимостью. В подобных ситуациях некоторые испытуемые могут проявлять склонность к симуляции, диссимуляции или аггравации при работе с опросником, а ориентация на социально одобряемые ответы может вносить слишком большой вклад в общую дисперсию диагностических результатов. С целью проверки «работоспособности» опросника в ситуациях «экспертного типа» было предпринято специальное исследование.
Оно моделировало ситуацию профессионального отбора на престижную, высокооплачиваемую работу на открывающемся коммерческом предприятии. В качестве испытуемых привлекались студенты заочной формы обучения юридического факультета, изъявившие желание участвовать в конкурсе (31 мужчина и 16 женщин в возрасте от 24 до 36 лет). Неукоснительным условием участия в «конкурсном отборе» было наличие у «претендента» постоянного трудоустройства и непрерывного стажа работы на последнем рабочем месте не менее одного года. Один из разработчиков опросника был представлен испытуемым в качестве профессионального психолога, нанятого предприятием-работодателем для проведения кадрового отбора. Испытуемые были ознакомлены с «легендой», повествующей о профиле хозяйственной деятельности, перспективах развития и условиях труда сотрудников предприятия. Они также были осведомлены, что шансы трудоустройства на данном предприятии во многом зависят от результатов психологического тестирования. После этого им предъявлялась батарея диагностических методик, включающая тест смысложизненных ориентаций, опросник профессионального самоотношения и опросник уровня субъективного контроля. В этот же день на академической группе, из которой извлекалась выборка добровольцев, проводилось предварительное сплошное обследование при помощи опросника профессионального самоотношения. Результаты данного замера рассматривались как контрольные по отношению к результатам замера в экспериментальной ситуации. Временной промежуток между контрольным и экспериментальным «срезами» составил 3,5 часа.
Сравнение результатов контрольного и экспериментального «срезов» при помощи Т-критерия Вилкоксона обнаружило значимые различия между ними только по шкале «Самоуважение в профессии» и по субшкале «Самопривязанность в профессии».
В обоих случаях средний балл, набранный в «экспертной» ситуации, превосходил средний балл, вычисленный по итогам контрольного обследования. По остальным шкалам и субшкалам опросника статистически значимых (р < 0,05) различий не наблюдалось, хотя для субшкал «Самоуверенность в профессии», «Саморуководство в профессии», «Самооценка личностного роста в профессии» и для общего показателя позитивности профессионального самоотноше- ния наметилась статистическая тенденция к различиям (таблица 17). Это указывает на относительную непогрешимость измерений профессионального самоотношения испытуемых в экспериментальной ситуации, а также на устойчивость опросника к влиянию фактора социальной желательности.
В описанном исследовании мотивация испытуемых, участвовавших в «конкурсном отборе», осталась латентной переменной. Исходя из того, что выборка комплектовалась методом добровольцев, а испытуемые погружались в ситуацию соперничества, логично было предполагать наличие мотивов, толкающих на сознательное искажение самоотчета. Однако нельзя было с уверенностью исключать и присутствие мотивов, которые сдерживали дачу испытуемыми неискренних ответов (например, боязнь быть уличенным во лжи). В этой связи возник вопрос о том, может ли опросник профессионального самоотношения эффективно противостоять т.н. «злонамеренному испытуемому», который осознанно утаивает правдивые социально нежелательные сведения и сообщает вымышленные социально одобряемые сведения о себе.
Таблица 1 7 — Результаты сравнительного анализа данных контрольного и экспериментального обследования по опроснику профессионального самоотношения
Шкалы опросника ^мп Z Р
Внутренняя конфликтность профессионального самоотношения 413 0,72 0,46
Самоуважение в профессии 257,5 2,6 0,009
Самоуверенность в профессии 295,5 1,74 0,08
Самопривязанность в профессии 202,5 2,95 0,003
Самообвинение в профессии 416 0,18 0,85
Самоэффективность в профессии 252,5 0,76 0,44
Саморуководство в профессии 32 1,86 0,062
Самооценка личностного роста в профессии 234 1,77 0,076
Самоуничижение в профессии 443,5 0,83 0,40
Общий показатель позитивности профессионального самоотношения 347,5 1,72 0,085
В поисках ответа на поставленный вопрос было организовано эмпирическое исследование, в котором «злонамеренное» установочное поведение испытуемых было индуцировано специальной инструкцией к опроснику. В качестве испытуемых выступили 56 военнослужащих в возрасте от 22 до 38 лет, относящихся к младшему командному составу, в том числе 52 мужчины и 4 женщины. Им предъявлялся комплект из 4 диагностических методик, который начинался и заканчивался опросником профессионального самоотношения. Разница заключалась в том, что первоначально опросник предлагался со стандартной инструкцией, а в заключение - с модифицированной инструкцией, нацеленной на индукцию установочного поведения испытуемых. Текст инструкции был видоизменен следующим образом: «Вам предлагается снова ответить на вопросы методики № 1. Однако на этот раз представьте, что от результатов тестирования зависит дальнейшее продвижение по службе. Отвечайте так, чтобы создать самое благоприятное впечатление о себе. Помните, что это задание не связано с проверкой памяти или искренности ответов, данных Вами при первом заполнении опросника».
Прежде всего для каждого из 39 пунктов опросника профессионального самоотношения были посчитаны коэффициенты ранговой корреляции между баллами, набранными по искренним и социально желательным ответам. Для тех пунктов, которые плохо защищены от установочного поведения испытуемых, корреляция оказалась прямой и статистически значимой (N = 56, R > 0,27, р < 0,05). В общей сложности обнаружено восемь пунктов (№ 2, 10, 16,
19, 23, 25, 31, 38), которые можно считать особенно уязвимыми и проницаемыми для фактора социальной желательности. Эти пункты нагружают отрицательные шкалы опросника «Внутренняя конфликтность профессионального самоотношения» и «Самообвинение в профессии», а также положительную субшкалу «Самоуверенность в профессии». В отрицательных пунктах сквозят неприкрытый упрек и откровенное самобичевание, которыми испытуемый неохотно делится с диагностом и другими людьми. В положительных пунктах слышится безаппеляционное профессиональное превосходство над коллегами, звучат нотки профессионального высокомерия, которое также не приветствуется окружающими и бывает социально наказуемым. Эти пункты актуализируют у испытуемого нерелевантные мотивы-помехи, а ответы на них тщательно «цензурируются», «фильтруются» с точки зрения конвенциональных представлений о социально желательном образе мышления и поведения. Даже после прочтения стандартной инструкции они настораживают испытуемых и пробуждают у них мотивацию, не вполне совместимую с искренними ответами и самораскрытием в диагностической ситуации. Можно также предполагать, что отрицательные пункты, сформулированные достаточно категорично и бескомпромиссно, активизируют механизмы психологической защиты самоотношения личности.
Мы задались целью определить, насколько хорошо по показателям стандартной версии опросника (39 пунктов) можно предсказывать результаты исправленной версии (31 пункт), из которой отобраны 8 социально нежелательных вопросов. Применялся простой (двумерный) регрессионный анализ, результаты которого приведены в таблице 18.
Приведенные данные говорят о том, что показатели стандартной версии опросника являются точными и высокозначимыми предикторами аналогичных показателей исправленного варианта. Следовательно, стандартная версия опросника может применяться в диагностической ситуации «экспертного типа» без опасения сделать ложный диагностический вывод.
Таблица 18 — Результаты регрессионного анализа взаимосвязей показателей стандартной и исправленной версии опросника профессионального самоотношения*
Шкалы опросника Р t Р
Внутренняя конфликтность профессионального самоотношения 0,82 10,85 0,000000
Самоуважение в профессии 0,74 8,10 0,000000
Самоуверенность в профессии 0,71 7,48 0,000000
Самообвинение в профессии 0,84 11,51 0,000000
Самоуничижение в профессии 0,76 8,77 0,000000
Общий показатель позитивности профессионального самоотношения 0,63 5,98 0,000000
и субшкалы опросника, из которых были удалены уязвимые для фактора социальной желательности пункты
Совершенно не исключено, что испытуемый будет умышленно искажать свои ответы, однако опросник позволит в целом правильно распознать ведущие тенденции в содержании и строении его профессионального самоотношения. Можно порекомендовать два дополнительных способа повышения надежности психологического диагноза для случаев, когда испытуемый кровно заинтересован в результатах тестирования. Во-первых, его индивидуальные диагностические показатели следует сопоставлять со специальными нормами, которые разработаны для ситуаций с высокой социальной желательностью (вместо норм выборки стандартизации). Во-вторых, те пункты методики, которые обнаружили чрезвычайно высокую зависимость от фактора социальной желательности, целесообразно рассматривать как «буферные» и не учитывать при обработке данных опроса. Этот путь также подразумевает необходимость построения специальных тестовых норм.
Однако не следует забывать и о том, что ориентация на критерии социальной желательности является психологической особенностью, которая тесно связана с оценочным характером профессионального самоотношения личности. Эта особенность заявляет о себе не только во внутреннем диалоге (аутокоммуникации) и непосредственном межличностном общении, но и в общении испытуемого с диагностом, которое опосредовано диагностическим инструментом. При взаимодействии испытуемого с опросником естественным образом запускаются процессы осмысления и оценивания себя как профессионала, в том числе сквозь призму мотивов социальной желательности. Результаты этих процессов «отливаются» в форму самооценочных суждений, вербализированных смыслов «Я - профессиональное», в содержании которых уже имплицитно присутствует индивидуально-личностная и социальная желательность. Эти самооценочные суждения и осознанные смыслы «Я» в профессии, в свою очередь, объективируются в ответах испытуемого, в которые «просачивается» социальная желательность. Иногда такие ответы целесообразно не отбрасывать как артефакт, а скрупулезно фиксировать и анализировать в качестве ценного факта, свидетельствующего об индивидуально-психологических особенностях профессионального самоотношения. В конечном счете, только профессиональный опыт может подсказать диагносту, в каких случаях, пытаясь «раскусить» обман испытуемого, он может обмануть себя и ошибиться в интерпретации тестовых показателей.
<< | >>
Источник: К.В. КАРПИНСКИЙ, А.М. КОЛЫШКО. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООТНОШЕНИЕ ЛИЧНОСТИ И МЕТОДИКА ЕЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ. 2010

Еще по теме ПРОВЕРКА СОЦИАЛЬНОЙ ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ:

  1. ПРОВЕРКА КРИТЕРИАЛЬНОЙ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  2. СТАНДАРТИЗАЦИЯ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАДЕЖНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  4. Ключ к опроснику профессионального самоотношения
  5. ГЛАВА ПСИХОМЕТРИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЮ САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
  6. ОЦЕНКА КОНСТРУКГНОЙ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  7. РАЗРАБОТКА ПИЛОТАЖНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ И АНАЛИЗ ЕГО ФАКТОРНОЙ СТРУКТУРЫ
  8. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ ЛИЧНОСТИ И ИХ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ САМООТНОШЕНИЕМ
  9. СОЦИАЛЬНАЯ ЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ (SOCIAL DESIRABILITY)
  10. Медведева О.А. СОЗДАНИЕ И ПСИХОМЕТРИЧЕСКАЯ ПРОВЕРКА ОПРОСНИКА «ИНФАНТИЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ»
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ ТЕСТ-ОПРОСНИК САМООТНОШЕНИЯ (В.В.СТОЛИН)
  12. ГЛАВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООТНОШЕНИЕ ЛИЧНОСТИ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  13. К.В. КАРПИНСКИЙ, А.М. КОЛЫШКО. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООТНОШЕНИЕ ЛИЧНОСТИ И МЕТОДИКА ЕЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ, 2010
  14. СМЫСЛОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
  15. ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  16. ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  17. СМЫСЛОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ