РАЗРАБОТКА ПИЛОТАЖНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ И АНАЛИЗ ЕГО ФАКТОРНОЙ СТРУКТУРЫ

Прогрессивное поступательное развитие психологической науки во многом зависит от того, насколько последовательно в этом развитии соблюдается принцип единства теории, методологии и практики [80]. Согласно данному принципу, эффективность решения теоретических и практических задач психологии определяется качеством развития ее методического инструментария, уровнем оснащенности академических и практических психологов надежными методами добывания исследовательской и прикладной информации.
Система научных знаний приобретает особое ускорение при условии, что теория является методичной и практичной, практика - теоретичной и методичной, а методика проведения исследований - практичной и теоретичной. Нормативный путь развития научных знаний предполагает, что построение теории, описывающей природу и сущность предмета, предшествует созданию метода исследования, а запросы практики обгоняют и теорию, и методологию науки. На этом пути методический аппарат психологии эволюционирует вслед за пересмотром теоретических представлений о ее предмете, подтягивается к передовому краю психологической практики. Однако случаются и отступления от этой закономерности, когда с появлением новых либо модернизацией прежних методов получают импульс к развитию новые направления психологических исследований и психологической практики.
Принцип единства теории, методологии и практики сохраняет свою силу не только в масштабе психологической науки в целом, но и на уровне ее самостоятельных отраслей и подотраслей, отдельных разделов и локальных проблем. В области изучения профессионального самоотношения личности этот принцип существенно нарушен, что проявляется в виде раскола между теоретическими представлениями и практическими запросами, с одной стороны, и методическим арсеналом, с другой стороны. В качестве теоретического конструкта профессиональное самоотношение завоевывает все большую популярность в фундаментальных и прикладных исследованиях по психологии труда, а в качестве реального феномена все чаще становится «мишенью» практической деятельности психологов, решающих задачи психологического сопровождения труда и кадровой работы. Однако научная теория и практика вынуждены развиваться в условиях, стесненных отсутствием специализированного метода изучения профессионального самоотношения личности. В обиход исследователей и практиков прочно вошли неспециализированные методики диагностики профессионального самоотношения, которые не обладают должными измерительными свойствами. Этим определяется насущность исследований, нацеленных на разработку оригинальных методов диагностики профессионального самоотношения личности.
Приступая к систематическому описанию психометрической технологии, следует отметить, что опросник профессионального самоотношения личности конструировался индуктивным способом. Это значит, что его создатели воздержались от каких-либо априорных допущений о структуре изучаемого феномена и разрешили эмпирическим данным «говорить за себя». В результате в основу опросника легла математическая модель, удачно аппроксимирующая данные выборки стандартизации, а не система теоретических представлений о структуре самоотношения личности как субъекта профессии. Пользователей методики необходимо предостеречь от любых попыток выдать шкальную структуру опросника за теоретическую схему строения профессионального самоотношения личности. Такие попытки недопустимы и несостоятельны с методологической точки зрения, поскольку методы математической статистики не должны служить средствами получения ответов на принципиальные вопросы теории. Пренебрежение этим методологическим требованием ведет к насаждению особой разновидности редукционизма в области психологических исследований - «тесто- логизма», для которого характерна подмена научной теории данными тестирования, а методов теоретического анализа - методами обработки фактического материала.
Первейшей задачей при создании нового опросника является обеспечение его содержательной валидности. Она предполагает содержательное соответствие пунктов опросника той области психической и поведенческой феноменологии, для изучения которой он задуман и предназначен. В этой связи к содержанию пунктов, формулируемых для пилотажной версии опросника профессионального самоотношения, предъявлялся ряд требований.
Эти пункты, во-первых, должны репрезентативно охватывать те аспекты «Я», которые осознаются и осмысливаются личностью в контексте трудовой деятельности, делового общения и карьеры. Речь идет о разноуровневых индивидуальных свойствах, которые личность относит к себе как к субъекту труда, сознает в качестве своих неотъемлемых достоинств и недостатков. Объектами пристрастноличностного отношения выступают знания, умения и навыки, уровень образованности, компетентности, квалификации и мастерства, задатки, способности и характерологические черты, осознанные побуждения в профессиональной сфере, индивидуальный стиль деятельности и многие другие качества, которые могут иметь как психологическую, так и непсихологическую природу. Иногда их группируют на два блока - операционально-технических и собственно личностных свойств субъекта труда, в соответствии с чем подразделяют самооценку уровня профессионального мастерства, компетентности и самооценку деловых качеств [14; 98; 105].
Более того, самосознание активно «присваивает» продукты труда, «принимает» на себя ответственность за профессионально значимые поступки и решения, «иррадиирует» на объекты ближайшего профессионального окружения, про которые личность могла бы сказать «мои» и судить по ним о себе. Их оценка всегда оборачивается для личности самоцениванием, поскольку они составляют значимые фрагменты профессиональной «Я-концепции». Так, осуждение характера своей работы может быть актом самоуничижения, в то время как чувство гордости за профессию в целом может быть знаком почтения к себе как ее представителю. Восхваление, превознесение своих подчиненных может приобретать для начальника смысл самовозвеличивания, а небрежное отношение специалиста к рабочему месту, попустительский подход к исполнению служебных обязанностей может служить сигналом о том, что он и на себя «махнул рукой». С методической точки зрения важно то, что различные объекты и явления, с которыми психологически «срастается» личность, начинают символизировать ее саму, поэтому всякое прямое суждение о них косвенно становится самооценкой.
Во-вторых, пункты опросника должны передавать широкий спектр эмоциональных модальностей и семантических оттенков, характерных для профессионального самоотношения личности, живущей в определенном общественно-историческом и культурном контексте. Профессиональное самоотношение, как и все высшие психические функции, интериоризирует те формы профессионально-деловых отношений, которые сначала другие люди выказывают в адрес личности, а затем и сама личность культивирует в отношении себя. Эти изначально интерперсональные формы профессионально-деловых отношений усваиваются и впоследствии превращаются во внутренние «алфавиты» переживаний и значений, которые используются самоотношением личности для субъективной репрезентации профессионального смысла «Я». Понятно, что профессиональное самоотношение конкретной личности характеризуется неповторимой спецификой эмоционального тона и семантического содержания, и в идеале исследовательский метод должен тонко нюансировать эту специфику и гибко подстраиваться под нее. Но это возможно лишь на основе глубокого знания трех вещей: 1) неповторимого контекста профессиональной жизни, от которого производен профессиональный смысл «Я» данной личности; 2) уникального «алфавита» переживаний, который определяет способы эмоциональной сигнализации профессионального смысла «Я» и в конечном итоге общий эмоциональный тон профессионального самоотношения; 3) индивидуальной системы значений, которая диктует способы перекодировки эмоциональных переживаний смысла «Я» в профессиональные самооценки и тем самым обусловливает специфику семантического содержания профессионального самоотношения. Среди существующих методических подходов к эмпирическому изучению самоотношения личности нет такого, который дает возможность в полном объеме учесть все эти предпосылки и детерминанты. В некоторые из них можно вникнуть при помощи методических подходов с более или менее явной идеографической направленностью - биографического, нарративного, проективного, психосемантического. Стандартизированные личностные опросники, которые относятся к психометрическому подходу, отличаются ярко выраженной номотетической направленностью и, к сожалению, не оставляют возможности индивидуализировать предпосылки профессионального самоотношения каждой конкретной личности. Поэтому мы заботились о том, чтобы пункты первичной версии опросника, по крайней мере, отражали эмоциональные «инварианты» переживаний профессионального смысла «Я» и семантические «универсалии» самооценочных суждений личности о себе как субъекте профессии.
В-третьих, пункты опросника должны двусторонне соотносить индивидуальные особенности личности с профессиональной деятельностью и карьерой. Дело в том, что в профессиональном само- отношении отображается не только объективное влияние личностных свойств на процесс выполнения трудовой деятельности и построения профессиональной карьеры, но и обратное воздействие профессии на индивидуальные свойства личности. Поэтому часть вопросов формулировалась так, чтобы охарактеризовать вклад профессиональной деятельности в развитие индивидуально-личностных свойств субъекта труда.
Сообразно с выдвинутыми требованиями было сформулировано 140 пунктов, которые в дальнейшем подверглись экспертизе на предмет содержательной валидности. В роли экспертов были приглашены два специалиста в области профессиональной психологии и психологии личности, предварительно ознакомленные с теоретическим конструктом, положенным в основу опросника. С помощью пятиразрядной шкалы они оценивали каждый пункт на соответствие следующим критериям:
а) точность и полнота отражения специфической феноменологии профессионального самоотношения (низкие оценки присуждались тем пунктам, которые смешивают или подменяют профессиональное самоотношение глобальным самоотношением; высокие оценки присваивались тем пунктам, которые акцентируют специфическую феноменологию самоотношения в профессии);
б) лексическая простота и семантическая однозначность формулировки пункта (низкие оценки получали те пункты, которые были сформулированы в слишком абстрактной, труднодоступной для понимания форме либо допускали двусмысленность, многозначное толкование со стороны «наивного испытуемого»; высокие оценки выставлялись пунктам, которые были изложены в простой и доходчивой для «человека с улицы» форме).
Элиминировались неинформативные и малопонятные пункты, которые в результате усреднения экспертных оценок набрали хотя бы по одному критерию менее четырех баллов. Согласованность мнения экспертов определялась путем корреляции их оценок раздельно по каждому критерию: для первого критерия показатель согласованности составил 0,74, для второго критерия - 0,80. По итогам экспертного оценивания пилотажная версия опросника была укорочена до 121 пункта.
Все пункты в данной версии опросника имели вид утвердительных суждений, а от испытуемого по инструкции требовалось выразить степень своего субъективного согласия-несогласия с каждым из них. Для этого предлагалась вербальная шкала ответов с четырьмя альтернативами: «1 - совершенно неверно», «2 - пожалуй, неверно», «3 - пожалуй, верно», «4 - совершенно верно». Разработчики не руководствовались какими-либо априорными представлениями о внутренней структуре опросника, а посему на данном этапе он рассматривался как единая шкала, измеряющая общий уровень негативности-позитивности профессионального са- моотношения личности. С учетом этой особенности все пункты первичной версии опросника делились на прямые и обратные. Прямыми считались те пункты, которые описывали психическую и поведенческую феноменологию положительного самоотношения личности как субъекта профессии (например, «Если я допускаю ошибку в работе, то легко себя прощаю», «Профессиональными успехами я обязан собственным деловым качествам», «За свою профессиональную жизнь я совершил немало таких поступков, которые позволяют мне гордиться собой»). Обратными признавались те пункты, которые отсылали к объективным и субъективным проявлениям отрицательного отношения личности к себе как работнику, специалисту, профессионалу (например, «Мне часто бывает стыдно за свою некомпетентность в профессии», «Неприятности на работе лишают меня уверенности в себе», «Когда я оцениваю себя как специалиста, то, прежде всего, замечаю профессиональные недостатки»). Во избежание установочного поведения испытуемых при заполнении опросника прямые и обратные пункты комбинировались в случайном порядке. При подсчете индивидуальных результатов тестирования переход от номера ответа испытуемого к сырому баллу осуществлялся с поправкой на вид утверждения: номер ответа на прямой пункт опросника ставился в прямое соответствие количеству баллов, а номер ответа на обратный пункт требовал инверсии количества баллов. Ключ для подсчета баллов был подчинен следующему правилу: ответам испытуемого, которые сигнализировали о положительном профессиональном отношении, приписывались высокие баллы, а ответам, которые свидетельствовали об отрицательном профессиональном самоотношении, - низкие баллы. Суммарный показатель, таким образом, отражал индивидуальный уровень негативности-позитивности профессионального самоотношения испытуемого.
Пробной версией опросника была обследована выборка испытуемых общей численностью 2424 человека, насчитывающая 983 мужчины и 1441 женщину в возрасте от 17 лет до 71 года (средний возраст - 34 года). Половозрастную структуру выборки иллюстрирует таблица 1.
Таблица 1 — Половозрастная структура выборочной совокупности для разработки опросника профессионального самоотношения
Возраст, лет Пол Количествоиспытуемых
мужской женский
1 2 3 4
17 0 1 1
18 1 3 4
19 6 9 15
20 10 19 29
21 28 32 60
22 33 45 78
23 50 57 107
24 50 55 105
25 49 76 125
26 42 50 92
27 51 71 122
28 36 67 103
29 32 43 75
30 32 41 73
31 28 44 72
32 35 62 97
33 47 31 78
34 42 53 95
35 43 60 103
36 35 37 72
37 33 47 80
Продолжение таблицы
1 2 3 4
38 36 54 90
39 22 32 54
40 36 52 88
41 24 35 59
42 23 44 67
43 22 30 52
44 16 33 49
45 16 43 59
46 22 38 60
47 12 22 34
48 16 28 44
49 10 29 39
50 9 15 24
51 5 21 26
52 6 13 19
53 4 11 15
54 2 8 10
55 5 9 14
56 1 5 6
57 3 3 6
58 3 2 5
59 1 3 4
60 2 0 2
62 0 1 1
63 0 2 2
64 1 0 1
65 0 3 3
68 2 0 2
70 1 0 1
71 0 1 1
Количество 983 1441 2424
Выборочная совокупность характеризовалась высокой гетерогенностью с точки зрения сфер занятости, форм трудоустройства, видов профессиональной деятельности, должностного статуса и уровня оплаты труда испытуемых. В зависимости от специфики организаций, учреждений и предприятий, на базе которых собирался эмпирический материал, практиковались различные способы комплектования выборочной совокупности: методом добровольцев к исследованию привлечено 709 человек, методом случайного отбора - 1715 человек. Во всех случаях отбор испытуемых для психометрической разработки опросника производился на основании наличия: а) законченного или неоконченного профессионального образования любой ступени (профессионально-технического, среднего специального или высшего); б) оплачиваемой трудовой занятости на момент привлечения к исследованию; в) непрерывного трудового стажа на последнем рабочем месте не менее трех месяцев. Насколько это было возможным, контролировался и такой параметр семплирования, как отсутствие у испытуемого болезненных психических расстройств (по крайней мере, их явной декомпенсации или эксцесса на момент тестирования). Соблюдение «чистоты» контингента испытуемых по указанным признакам позволило рассматривать его как выборку не только апробации, но также валидизации и стандартизации опросника.
Данные пилотажного диагностического замера использовались для установления дискриминативности пунктов, т.е. способности дифференцировать испытуемых с различным уровнем негативности-позитивности профессионального самоотношения. Показателем дискриминативности отдельно взятого пункта послужил коэффициент корреляции балла, начисленного по данному пункту, с суммарным баллом по опроснику в целом. «Пороговым» уровнем дискриминативности было избрано значение 0,20. Психометрические расчеты показали, что среднее значение дискриминатив- ности для всего массива пунктов первичной версии опросника составило 0,37 при стандартном отклонении 0,13. Показатели диск- риминативности для отдельных пунктов укладывались в диапазон от 0,05 до 0,68. В опоре на полученные данные были отбракованы 19 пунктов с неприемлемой «чувствительностью» к индивидуально-психологическим различиям профессионального самоотноше- ния. После сокращения исходного варианта опросника до 102 пунктов его внутренняя консистентность, подсчитанная по формуле а-Кронбаха, равнялась 0,95.
В таком варианте опросник был подвергнут процедуре эксп- лораторного (разведочного) факторного анализа, преследовавшего цель выявления его латентной шкальной структуры. Факторизация матрицы интеркорреляций пунктов осуществлялась методом главных компонент (Principal components) с последующей ротацией варимакс (Varimax normalized). Критическое значение факторной нагрузки для пунктов опросника принималось равным 0,40. По результатам статистической обработки данных на основании критерия Кайзера было выделено 17 факторов с собственными значениями > 1,0, объясняющих 57,11 % дисперсии. Для отыскания наиболее изящного, экономного, но в то же время емкого, информативного решения применялся критерий Кеттелла, который, тем не менее, в одинаковой мере допускал существование пяти-, четырех- и трехфакторной модели. В подобной ситуации исследователь, как правило, отдает предпочтение той модели, которая проще интерпретируется и лучше вписывается в теоретические представления о строении изучаемого феномена. В нашем случае структура профессионального самоотношения личности априорно не постулировалась, поэтому пришлось прибегнуть не к теоретическому, а к эмпирическому принципу выбора оптимальной модели. В свете данного принципа лучшим оказывается то факторное решение, которое с наибольшей полнотой и точностью приближается к эмпирическим данным и подтверждается ими. С целью идентификации такого решения среди имеющихся альтернатив был проделан конфирматорный (подтверждающий) факторный анализ [87].
Как известно, в структурном моделировании при оценке согласованности факторной модели и эмпирических данных принято ориентироваться на следующие показатели: а) отношение частного х2 к числу степеней свободы, которое не должно превышать 3, а в оптимальном случае - 2; б) квадратичную усредненную ошибку аппроксимации (RMSEA), которая может лежать в пределах от 0 до 1, а в случае оптимальной модели не должна превосходить 0,05; в) относительный индекс соответствия (CFI), который должен быть больше 0, 90 для хорошо подогнанной модели [86]. Считается, что первый показатель на выборках большого объема дает существенную погрешность, которая ведет к необоснованному отвержению даже удачной модели [69, с. 59]. Ввиду данного обстоятельства перед проведением анализа из общего массива наблюдений (2424) посредством техники простого случайного отбора была сгенерирована искусственная выборка, включающая 728 человек (411 женщин и 317 мужчин). Процедура конфирматорного факторного анализа проводилась по методу обобщенных наименьших квадратов (Generalized Least Squares). Во всех опробуемых структурных моделях предполагалось, что шкалы (факторы) опросника являются взаимно коррелирующими. В нашем случае внутреннюю шкальную структуру опросника адекватно моделирует четырехфакторное решение, которое по сравнению с конкурентными моделями имеет наилучшие показатели структурного соответствия (таблица 2).
Таблица 2 — Результаты конфирматорного факторного анализа шкальной структуры опросника профессионального самоотношения*
Показателисоответствия Пятифакторнаямодель Четырехфакторнаямодель Трехфакторнаямодель
х2 / ^ 4,19 1,87 6,06
КМБЕА 0,0597 0,0331 0,0864
СШ 0,897 0,946 0,901
апробации ^ = 2424), а конфирматорный — на данных искусственно сгенерированной выборки ^ = 728).
Далее отсеивались пункты, которые значимо не нагружали ни одну из четырех шкал либо набрали значимые факторные веса (> 0,40) по двум и более шкалам. За счет этого тест был «очищен» от 20 малоинформативных пунктов и сжат до 82 вопросов. Его внутренняя надежность (а) на данной стадии разработки составила 0,952. Кроме того, проверялась дискриминативность пунктов и консистентность каждой из четырех шкал опросника. В первой шкале, имевшей внутреннюю надежность 0,944, были сцеплены 33 пункта, коэффициенты дискриминативности которых варьировали от 0,44 до 0,67 (среднее - 0,56, стандартное отклонение - 0,06). Во второй шкале, имевшей внутреннюю надежность 0,79, соединились 12 пунктов с показателями дискриминативности от 0,34 до 0,50 (среднее - 0,43, стандартное отклонение - 0,04). Третья шкала, имевшая внутреннюю надежность 0,865, была скомпонована из 21 вопроса с показателями дискриминативности от 0,34 до 0,54 (среднее - 0,45, стандартное отклонение - 0,04). Четвертая шкала, имевшая внутреннюю надежность 0,83, была образована 16 пунктами с показателями дискриминативности от 0,35 до 0,51 (среднее - 0,44, стандартное отклонение - 0,04).
Дальнейшее сокращение пилотажной версии опросника осуществлялось за счет подъема критического факторного веса до 0,50. В результате в первой шкале осталось 13 пунктов, во второй - 10 пунктов, в третьей - 6 пунктов, в четвертой - 10 пунктов, а общее количество вопросов в методике уменьшилось до 39. Все шкалы были представлены униполярными факторами: в первой и третьей шкалах интегрировались обратные пункты, связанные с негативным профессиональным самоотношением, а во второй и четвертой - прямые пункты, связанные с позитивным отношением к себе как субъекту профессиональной деятельности. Столь жесткая группировка пунктов не стала неожиданностью, потому что ранее уже отмечалась четкая феноменологическая разделенность положительных и отрицательных компонентов самоотношения личности [96; 114]. Вместе с тем, если содержание первой и третьей шкал с теоретических позиций истолковывалось достаточно просто, то с концептуализацией второй и четвертой шкал возникли затруднения. Их причиной была содержательная неоднородность пунктов, которая потребовала выяснения скрытой структуры второй и четвертой шкалы. В этих целях использовалась процедура факторного анализа по методу главных компонент (Principal components) с последующим вари- макс-вращением (Varimax normalized). В процессе факторизации из каждой шкалы были вычленены по два однополюсных субфактора, гомогенных по своему содержанию. Оба субфактора второй шкалы вобрали в себя по 5 пунктов, первый субфактор четвертой шкалы - 7 пунктов, второй субфактор - 3 пункта (при критическом факторном весе > 0,40). Адекватность расщепления второй и четвертой шкал опросника на субшкалы подтверждена результатами конфирматор- ного факторного анализа по методу обобщенных наименьших квадратов (Generalized Least Squares) для модели с интеркоррелирующи- ми субфакторами (таблица 3).
Таблица 3 — Результаты конфирматорного анализа субфакторной структуры второй и четвертой шкал опросника профессионального самоотношения*
          Показатели соответствия    
Шкалыопросника х2 df Р х2 / df CFI RMSEAPointEstimate RMSEA Lower 90 % Bound RMSEA Upper 90 % Bound RMSStand.Residual
Вторая шкала 48,7 34 0,055 1,43 0,986 0,0243 0,0000 0,0393 0,0284
Четвертаяшкала 30,26 34 0,65 0,89 0,991 0,0000 0,0000 0,0233 0,0236
ации (N = 2424), а конфирматорный — на данных искусственно сгенерированной выборки (N = 728).
По причине того, что в содержании первой и третьей шкал опросника «сгустились» негативные компоненты профессионального самоотношения, сложилась необходимость в преобразовании ключа для подсчета сырых баллов по ним. Те утверждения, которые отражают низкую самооценку субъекта профессии, рассматриваются в составе данных шкал как прямые, и ответы на них конвертируются в баллы на основе прямого соотношения (т.е. номер ответа приравнивается к количеству баллов). Однако при подсчете общего показателя позитивности профессионального самоотноше- ния вопросы первой и третьей шкал продолжают относиться к обратным пунктам. Что касается вопросов второй и четвертой шкал (и их субшкал), окрашенных позитивным отношением к себе как субъекту профессии, то ключ по ним полностью совпадает с ключом для расчета общего показателя опросника.
По внесенным в ключ изменениям на материалах выборки апробации (N = 2424) был произведен пересчет сырых баллов для пунктов первой и третьей шкалы, а затем вычислены индивидуальные результаты по всем субшкалам, шкалам и общему показателю опросника. Чтобы удостовериться в устойчивости шкальной структуры опросника, на основании пересчитанной матрицы баллов повторно был проведен факторный анализ по методу главных компонент (Principal components) с последующим варимакс-вращением (Varimax normalized). Его результаты убеждают в том, что внутренняя структура опросника, выявленная на данных всей выборки, инвариантно сохраняется как в мужской, так и в женской подвыборке (таблица 4).
Таблица 4 — Факторная структура опросника профессионального самоотношения*
Пункты опросника Факторы и значимые факторные веса >0,40
I II III IV
1 2 3 4 5
1. Работа сделала меня уверенным человеком с чувством собственного достоинства.       о,460:43
2. Особенности моего характера плохо совместимы с профессией, в которой я работаю. (\ г і 0,61 0:610,60      
Продолжение таблицы
1 2 3 4 5
3. Когда у меня на работе происходят неприятности, я теряю уверенность в себе.     0,490,43  
4. Мой характер, как правило, не подводит меня в профессиональной жизни.       0 420,, 0,41
5.
При выборе профессии и места работы я сильно переоценил собственные возможности.
Г\ /тс0,63 0,650,65      
6. Чтобы хорошо соответствовать требованиям и условиям моей профессии, мне нужно стать другой личностью. г\ /г і 0,58 0,610,61      
7. Сравнивая себя с коллегами по работе, я испытывают чувство гордости за себя.   0 550,’ 0,55    
8. Я часто бываю зол на самого себя за то, что создаю себе проблемы на работе.     0,600,66  
9. Человек с моими личностными качествами в выбранной профессии способен достичь многого.       0 570,1 0,57
10. Несмотря на солидный стаж работы, в некоторых рабочих ситуациях чувствую себя как некомпетентный новичок.     0,460,49  
11. Работа мне помогла открыть по-настоящему сильные стороны своего характера.       0 41э 0,41
Продолжение таблицы
1 2 3 4 5
12. Я ощущаю внутренний разлад между тем, что от меня требует работа и своими способностями о,5о0;49      
13. Думаю, что коллеги по профессиональной деятельности, скорее всего, оценивают меня как добросовестного и ответственного работника.       0 530,’ 0,53
14. Мой характер выдерживает испытание даже в самых сложных профессиональных ситуациях.       0 570,^ ‘ 0,56
15. Если я не изменюсь как личность, мне лучше сменить место работы или вообще подыскать другую профессию. 0,680:70      
16. В глубине души я считаю себя одним из лучших сотрудников организации, в которой работаю.   0 590 -'^0,59    
17. На работе я не могу позволить себе быть самим собой. 0 550,’ 0,57      
18. Если я чего-то достиг в своей профессии, то, прежде всего, благодаря своим личным качествам.       0 490 ’ 0,48
19. Я чувствую себя лишним и бесполезным в своем трудовом коллективе. 0 710,' -‘-0,74      
Продолжение таблицы
1 2 3 4 5
20. Во мне больше положительных деловых качеств, чем профессиональных недостатков.       0 590,53 ^’^0,60
21. Если бы я предвидел те трудности, с которыми связана моя работа, то приложил бы гораздо больше стараний при получении образования.     0,500,42  
22. В целом я могу себя оценить как высококлассного специалиста, способного решать самые трудные профессиональные задачи.   0 490,? 0,54    
23. Меня преследует чувство, что я выбрал для себя неподходящую профессию. А /С/^0,0,660,65      
24. Я обладаю достаточным внутренним потенциалом, что бы справиться с любыми трудностями в профессиональной деятельности.       0,50 0,63 0,67
25. Если бы мой начальник узнал меня лучше, то перестал бы мне доверять даже ту работу, которую я выполняю сейчас. 0 720,0,72      
26. Проблемы на работе всегда заставляют меня чувствовать недовольство самим собой.     0,680,68  
Продолжение таблицы
1 2 3 4 5
27. Я думаю, что большинство коллег с радостью приняли бы меня в качестве своего руководителя.   А А 0,40 0,460,50    
28. Я уже окончательно сформировался как специалист и не хочу в себе ничего менять.   0 570,1 0,59    
29. Обычно меня расстраивает то, как я реагирую на трудности в работе     0,600,56  
30. При принятии сложных решений на работе я полагаюсь исключительно на собственный профессиональный опыт.   А /1 /С 0,48 0,46 0,48    
31. Я могу сказать, что приспособлен к условиям своей профессии лучше, чем большинство коллег.   0 570,46 ' 0,61    
32. Профессия изменила меня как личность в худшую сторону. 0 720,‘ ^0,71      
33. Чтобы добиться высоких результатов в профессии, я должен был родиться другим человеком. А /Со0,70 0,680,67      
34. Те качества, которые ценны для общения в семье и друзьями, чаще всего не приносят пользы в моей профессиональной деятельности. 0 510,-*-0,51      
Продолжение таблицы
1 2 3 4 5
35. Кто бы ни критиковал результаты моей работы, я остаюсь убежденным в собственном профессионализме.   0 440,5 0,40    
36. Я часто испытываю чувство неловкости за себя как специалиста. 0,530,54      
37. Мне кажется, что профессия положительно воздействует на мой характер.       0,420,49
38. Думаю, что моя профессиональная подготовка во многом превосходит подготовку моих сослуживцев.   0,0,65 0,64    
39. В целом меня устраивает уровень моего профессионального мастерства.   0 450,, 0,42    
Собственное значение фактора 8,627,70 3,152,94 191’ 2,12 1,381,37
Доля дисперсии (%) 22,1029:75 8,077,67 4 89, 5,45 3,533,52
ки пунктов опросника (основным текстом указаны нагрузки, полученные при факторном расщеплении опросника на материале всей выборки N=2424; верхний индекс отражает нагрузки, полученные в результате факторизации опросника на материале мужской подвыборки N=983; нижний индекс отражает нагрузки, полученные в результате факторизации опросника на материале женской подвыборки N=1441).
Аналогичным путем было получено свидетельство устойчивости внутренней структуры второй и четвертой шкал опросника, которые единообразно расщепляются на субшкалы для всей выборки, мужской и женской подвыборок (таблицы 5 и 6).
Таблица 5 — Субфакторная структура второй шкалы опросника профессионального самоотношения
Пункты опросника Субфакторы и значимые факторные веса > 0,40
II - 1 II - 2
7. Сравнивая себя с коллегами по работе, я испытывают чувство гордости за себя. 0,670,69  
16. В глубине души я считаю себя одним из лучших сотрудников организации, в которой работаю. 0,620,67  
22. В целом я могу себя оценить как высококлассного специалиста, способного решать самые трудные профессиональные задачи.   А ^/^0,60 0,560,50
27. Я думаю, что большинство коллег с радостью приняли бы меня в качестве своего руководителя. 0 530,40 ^’^^0,60  
28. Я уже окончательно сформировался как специалист и не хочу в себе ничего менять.   0 520,, 0,48
30. При принятии сложных решений на работе я полагаюсь исключительно на собственный профессиональный опыт.   А /Т^0,65 0,670,68
31. Я могу сказать, что приспособлен к условиям своей профессии лучше, чем большинство коллег. А /С С 0,67 0,650,64  
35. Кто бы ни критиковал результаты моей работы, я остаюсь убежденным в собственном профессионализме.   А О 0,0,620,64
38. Думаю, что моя профессиональная подготовка во многом превосходит подготовку моих сослуживцев. 0 710,' - -0,70  
39. В целом меня устраивает уровень моего профессионального мастерства.   0,660,66
Собственное значение фактора 3,193,24 1,08115
Доля дисперсии (%) 31,9830,40 10,8111,41
Таблица 6 — Субфакторная структура четвертой шкалы опросника профессионального самоотношения
Пункты опросника Субфакторы и значимые факторные веса > 0,40
IV - 1 IV - 2
1. Работа сделала меня уверенным человеком с чувством собственного достоинства.   0 70°,1 0,70
4. Мой характер, как правило, не подводит меня в профессиональной жизни. 0 540,^’^0,52  
9. Человек с моими личностными качествами в выбранной профессии способен достичь многого. 0 550,’ 0,56  
11. Работа мне помогла открыть по-настоящему сильные стороны своего характера.   0 740,‘ ^0,69
13. Думаю, что коллеги по профессиональной деятельности, скорее всего, оценивают меня как добросовестного и ответственного работника. Г\ с/г0,55 0,560,54  
14. Мой характер выдерживает испытание даже в самых сложных профессиональных ситуациях. 0,550,49  
18. Если я чего-то достиг в своей профессии, то, прежде всего, благодаря своим личным качествам. 0,580,56  
20. Во мне больше положительных деловых качеств, чем профессиональных недостатков. Л /Г 1 0,71 0,610,55  
24. Я обладаю достаточным внутренним потенциалом, что бы справиться с любыми трудностями в профессиональной деятельности. А /Г о 0,69 0,680,69  
37. Мне кажется, что профессия положительно воздействует на мой характер.   0 720,' ^0,74
Собственное значение фактора 3 223,46 3,222,99 1,06ц2
Доля дисперсии (%) 32 2334,68 32,23 29,94 10,62Ю;1265
Окончательная редакция опросника профессионального само- отношения включила 39 пунктов, разбитых на четыре шкалы первого порядка, из которых две «отрицательные» шкалы монолитны, а каждая из двух «положительных» шкал распадается, в свою очередь, на две шкалы второго порядка (субшкалы). Все пункты, вошедшие в данную версию опросника, характеризуются высокой содержательной валидностью, дискриминативностью (от 9,34 до 9,77, среднее - 9,41, стандартное отклонение - 9,99) и внутренней согласованностью (а = 9,991). Шкалы опросника в совокупности исчерпывают более 49 % дисперсии исходных переменных. Кон- фирматорный факторный анализ и после перекодировки вопросов первой и третьей шкал доказывает адекватность шкальной структуры опросника в целом (х2 / df = 1,81, CFI = 9,946, RMSEA = = 9,9332) и подструктуры второй (х2 / df = 1,96, CFI = 9,999, RMSEA = 9,9335) и четвертой (х2 / df = 9,92, CFI = 9,992, RMSEA = 9,9271) шкалы.
С учетом семантики пунктов первая шкала опросника была названа «Внутренняя конфликтность профессионального самоот- ношения», вторая шкала - «Самоуважение в профессии» (субшкалы - «Самоуверенность в профессии» и «Самопривязанность в профессии»), третья шкала - «Самообвинение в профессии», четвертая шкала - «Самоэффективность в профессии» (субшкалы - «Саморуководство в профессии» и «Самооценка личностного роста в профессии»). Сложение шкал внутренней конфликтности и самообвинения дает обобщенный показатель негативного профессионального самоотношения, который был обозначен «Самоуничижение в профессии». Также предусмотрена возможность расчета интегрального индекса позитивности профессионального само- отношения.
При обозначении шкал опросника мы придерживались той терминологии, которой пользуется современная психология само- отношения, и сопоставляли содержание шкал с русскоязычными методиками диагностики глобального самоотношения личности [95; 114]. От внимания не ускользнул тот факт, что в опроснике профессионального самоотношения не воспроизводятся шкалы, связанные с непосредственным эмоциональным отношением личности к себе (аутосиматией - аутоантипатией). Скорее всего, это обусловлено оценочной природой профессионального самоотно- шения, которое формируется и функционирует преимущественно в плоскости соотнесения личностью своего «Я» с разнообразными социальными критериями: квалификационными требованиями, должностными обязанностями, корпоративными предписаниями, нормативами труда, эталонами профессионализма, образцами успешной карьеры и т.д. Суждения и переживания, являющиеся индикаторами профессионального самоотношения, в основном проистекают из осмысления личностью собственных качеств с точки зрения их инструментальности, эффективности, полезности. Этой особенностью продиктована особая «сензитивность» профессионального самоотношения к социально желательным трудовым и карьерным достижениям личности. Более того, в отличие от общего самоотношения, которое закладывается в раннем детстве вместе с базальным эмоциональным опытом, профессиональное само- отношение выступает поздним новообразованием, которое начинает активно развиваться в период профессионального обучения, а зрелые формы приобретает только в процессе самостоятельной трудовой деятельности. В этой связи оно достаточно эмансипировано от непосредственных, безоценочных, безусловных чувств в адрес собственного «Я», которые глубокими корнями уходят в детский возраст и составляют «архаичный фундамент» глобального самоотношения личности.
Все шкалы и субшкалы опросника значимо (р < 0,000000 при N = 2424) коррелируют между собой (таблица 7). Это свидетельствует о том, что они измеряют родственные по своей природе психические явления, которые конституируют единую, но многоплановую реальность. Содержание каждой шкалы и субшкалы опросника скрывает определенный «пучок ассоциаций», «сгусток переживаний» личности по поводу самой себя в профессии. При психометрической разработке опросника на объемной выборке индивидуальные содержания профессионального самоотношения, носителями которых являются отдельные испытуемые, усредняются, «огруппляются» и нивелируются. Поэтому следует согласиться с С.Р.Пантилеевым, что шкалы опросника, полученные психометрическим путем, «вряд ли можно рассматривать как задающие психологическую структуру самоотношения любого субъекта. Это, скорее, своеобразный алфавит или код, отражающий общественно выработанные и общеупотребимые расчленения в структуре само- отношения некоторого обобщенного и абстрактного (группового) субъекта» [95, с. 21].
Таблица 7 — Результаты корреляционного анализа взаимосвязей шкал и субшкал опросника профессионального самоотношения
Шкалы опросника Внутренняя конфликтность Самоуважение в профессии Самоуверенность в профессии Самопривязанность в профессии Самообвинение в профессии Самоэффективность в профессии Саморуководство в профессии Самооценка личностного роста в профессии Самоуничижение в профессии Общий показатель позитивности
Внутренняя конфликтностьпрофессиональногосамоотношения   -0,27 -0,16 -0,29 0,48 -0,51 -0,46 -0,43 0,96 -0,84
Самоуважение в профессии     0,86 0,87 -0,34 0,50 0,48 0,35 -0,32 0,66
Самоуверенность в профессии       0,50 -0,29 0,39 0,37 0,29 -0,23 0,53
Самопривязанность в профессии         -0,29 0,47 0,45 0,32 -0,33 0,62
Самообвинение в профессии           -0,33 -0,33 -0,22 0,71 -0,66
Самоэффективность в профессии             0,94 0,75 -0,52 0,78
Саморуководство в профессии               0,47 -0,47 0,72
Самооценка личностного роста в профессии                 -0,41 0,59
Самоуничижение в профессии                   -0,89
Общий показатель позитивности профессиональногосамоотношения                    
В целях анализа устойчивой латентной структуры связей шкал и субшкал опросника была проведена их вторичная факторизация. В результате были экстрагированы три биполярных фактора с собственными значениями больше 1,0, в сумме покрывающие 82,96 % дисперсии шкал и субшкал опросника (таблица 8).
Таблица 8 — Результаты вторичной факторизации шкал и субшкал опросника профессионального самоотношения
Шкалы и субшкалы опросника Вторичные факторы и значимые факторные веса > 0,70
I II III
Внутренняя конфликтность профессионального самоотношения 0,83 -0,02 -0,38
Самоуважение в профессии -0,14 0,95 0,23
Самоуверенность в профессии -0,08 0,86 0,24
Самопривязанность в профессии -0,17 0,79 0,25
Самообвинение в профессии 0,80 -0,36 -0,01
Самоэффективность в профессии -0,23 0,27 0,92
Саморуководство в профессии -0,22 0,19 0,80
Самооценка личностного роста в профессии -0,16 0,13 0,79
Самоуничижение в профессии 0,93 -0,10 -0,20
Собственное значение фактора 4,68 1,65 1,13
Доля дисперсии (%) 52,03 18,36 12,57
Первый фактор (52,03 %) интегрирует отрицательные измерения профессионального самоотношения личности: самоуничижение (0,93), внутреннюю конфликтность (0,83) и самообвинение (0,80). Его противоположный, слабо выраженный полюс образуют компоненты профессионального самоотношения с положительным эмоциональным тоном. Обособление негативного отношения к себе как профессионалу в мощный независимый фактор в очередной раз подтверждает правомерность мнения В.В. Столина о том, что в строении самоотношения личности заложены возможности его защиты и поддержания [114]. С.Р. Пантилеев при разработке методики исследования самоотношения также столкнулся с фактом «защитного» отщепления негативного отношения к себе в автономную подструктуру [95, с. 24]. Профессиональное самоотношение, по-видимому, оберегается тем же «предохранительным клапаном» (В.В. Столин), что и глобальное самоотношение личности. За счет структурной изоляции положительных и отрицательных компонентов, подрыв уверенности в себе как профессионале автоматически не ведет к нарастанию самообвинения, а сомнения в профессиональной состоятельности, дееспособности сами по себе не усиливают внутреннюю конфликтность.
Во втором факторе (18,36 %) презентировано ведущее положительное измерение профессионального самоотношения личности - самоуважение (0,95) и его субкомпоненты - самоуверенность (0,86) и самопривязанность (0,79) в профессии. Этот фактор полностью охватывает ту феноменологию, которую принято ассоциировать с профессиональной самооценкой личности в зарубежной психологии. Так, например, С. Кармел в феноменологию «professional self-esteem» вкладывает, во-первых, высокую оценку личностью собственных профессиональных знаний, умений и навыков, чувство гордости за себя как профессионала и за свои свершения в профессии; во-вторых, субъективное переживание удовлетворенности собой и самодостаточности в профессии [141]. В отечественных исследованиях, посвященных структуре профессионального самосознания личности, оперируют термином «профессиональная самооценка», который референтен содержанию фактора «Самоуважение в профессии». Оценочный характер профессионального самоотношения личности проступает в данном факторе самым очевидным образом.
Примечательно и то, что на противоположном, маловесомом полюсе соединились отрицательные компоненты профессионального самоотношения, среди которых по факторной нагрузке превалирует самообвинение в профессии (-0,36). В каком-то смысле самообвинение является функциональным антиподом самоуважения в профессии, поскольку по своей природе оно столь же тесно связано с внешней социальной оценкой и внутренней самооценкой профессиональных достоинств и недостатков личности. Вместе с тем, значение нагрузки на данный фактор относительно низкое, а посему самообвинение и самоуважение не образуют два полюса в едином континууме профессиональных самооценок личности. Они действуют, скорее, как функциональные антиподы, разорванные в феноменологическом пространстве профессионального самосознания личности и не связанные отношениями реципрокности. По этой причине, изнуряясь самокритикой, личность не обязательно «растопчет» всякие ростки профессионального самоуважения, а дефицит самоуважения не всегда выльется в избыток самообвинения в профессии.
В третьем факторе (12,57 %) сгруппировались показатели профессиональной самоэффективности личности: общий показатель (0,92) и элементарные составляющие - саморуководство (0,80) и самооценка личностного роста (0,79) в профессии. Самоэффективность, как компонент профессионального самоотношения, предполагает, с одной стороны, восприятие и способность использовать себя в качестве надежного инструмента в собственной профессиональной деятельности, а с другой стороны, видение и умение использовать профессию в качестве средства культивации, взращивания в себе положительных свойств. На противоположном полюсе к содержанию данного фактора примешиваются негативные компоненты профессионального самоотношения, среди которых по весу заметно доминирует внутренняя конфликтность (-0,38). Она проявляется в острых, субъективно болезненных переживаниях человека по поводу несовместимости его личностных качеств с требованиями профессии, должностными обязанностями, условиями рабочего места. Внутреннюю конфликтность можно считать функциональным антагонистом самоэффективности в профессии, которая, наоборот, акцентирует гармоничность, синергичность личностных свойств и профессиональной роли, благодаря чему человеку покоряются сложные трудовые задачи, а профессия благотворно сказывается на его личностном потенциале.
Понятие самоэффективности восходит к социально-когнитивной концепции А.Бандуры, в которой им обозначаются убеждения и переживания человека по поводу своей способности эффективно выстраивать поведение в определенной ситуации и добиваться высоких результатов при решении определенных задач [134]. Общая самоэффективность рассматривается в качестве одной из тех личностных переменных, которые детерминируют успешность профессиональной деятельности [166; 168; 198]. В исследованиях по психологии труда ее обычно измеряют при помощи неспециализированных шкал [197], но некоторые авторы настойчиво заявляют о необходимости в профессионально релевантных опросниках [150]. Следует отметить, что исследования самоэффективности и самоотношения длительное время продвигались как две независимые и непересекающиеся линии психологического анализа личности. Несмотря на очевидное сродство данных феноменов, понятие самоэффективности практически не привлекалось для концептуализации тех измерений самоотношения, которые открывались теоретическим или эмпирическим путем. В исследованиях, которые были проведены и обнародованы в 1960 - 1990 годах, для обозначения аспектов самоотношения, связанных с переживанием личностью собственной эффективности и инструментальности, использовались специфические термины - «чувство компетентности» [96, с. 16] или «уверенность в способности к тому или иному виду деятельности» [12, с. 27]. И только спустя десять лет было убедительно показано, что глобальная самооценка (global selfesteem) и общая самоэффективность (generalized self-efficacy) - близкие по своей психологической природе явления, которые интегрируются в структуре ядерной самооценочной диспозиции личности [164; 166].
Наши данные также свидетельствуют в пользу того, что уважение к себе как специалисту соседствует с чувством самоэффективности в профессии, а в совокупности они задают общую позитивную направленность профессионального самоотношения личности. Вместе с тем, самоуважение и самоэффективность в составе профессионального самоотношения сохраняют структурно-функциональную автономию, которая обусловлена различием их оснований. Если чувство уважения к себе как профессионалу является генерализацией позитивных эмоций удовлетворенности своими производственными и карьерными достижениями, а значит и самим собой, то чувство самоэффективности в профессии обобщает переживания по поводу инструментальной ценности и надежности своих профессиональных знаний, умений, навыков, свойств и способностей. По этой же причине самоуважению противостоит самообвинение, т.е. неудовлетворенность собой в профессии, а самоэффективности - внутренняя конфликтность, т.е. переживание преградного смысла «Я» в профессии. Эту особенность «морфологии» профессионального самоотношения удивительным образом предвосхитил В.А. Бодров, предположивший, что «профессиональная самооценка предусматривает оценку результатов деятельности и собственных ресурсов (потенциала) профессионала, первая из них отражает степень удовлетворенности трудовыми достижениями, а вторая связана с оценкой своих возможностей (самоэффективности) и характеризует степень уверенности человека в своих силах. Низкая самооценка результата не обязательно свидетельствует о профессиональной незрелости или комплексе профессиональной «неполноценности» [14, с. 192].
Таким образом, многомерная структура опросника адекватно отвечает поликомпонентному составу и сложному дифференцированному строению профессионального самоотношения личности. Настоящий опросник не дублирует ранее сконструированные и уже успевшие себя зарекомендовать методики диагностики глобального самоотношения личности; он «настроен» на изучение специфических содержательных и структурных особенностей профессионального самоотношения. В шкалах и субшкалах опросника «кристаллизованы» те профессионально важные и социально значимые критерии, которые являются универсалиями профессионального смысла «Я» и через которые субъект труда преломляет свое «Я» в процессе самооценивания. Хотя эти оценочные критерии выделены чисто эмпирическим, индуктивным путем, они в полной мере согласуются с теоретическими представлениями, упрочившимися в психологических исследованиях глобального и профессионального самоотношения личности.
<< | >>
Источник: К.В. КАРПИНСКИЙ, А.М. КОЛЫШКО. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООТНОШЕНИЕ ЛИЧНОСТИ И МЕТОДИКА ЕЮ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ. 2010

Еще по теме РАЗРАБОТКА ПИЛОТАЖНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ И АНАЛИЗ ЕГО ФАКТОРНОЙ СТРУКТУРЫ:

  1. ГЛАВА ПСИХОМЕТРИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЮ САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
  2. ЛИЧНОСТНЫЕ ОПРОСНИКИ, РАЗРАБОТАННЫЕ НА ОСНОВЕ ФАКТОРНОГО АНАЛИЗА (FACTOR-ANALYZED PERSONALITY QUESTIONNAIRES)
  3. СТАНДАРТИЗАЦИЯ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАДЕЖНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  5. Ключ к опроснику профессионального самоотношения
  6. ПРОВЕРКА КРИТЕРИАЛЬНОЙ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  7. ПРОВЕРКА СОЦИАЛЬНОЙ ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  8. ОЦЕНКА КОНСТРУКГНОЙ ВАЛИДНОСТИ ОПРОСНИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ
  9. Адиатуллин А.В. МОДИФИКАЦИЯ «ОПРОСНИКА СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА». ПИЛОТАЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
  10. Лысенко С.Ю. АДАПТАЦИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКОВ О НАРУШЕНИЯХ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ
  11. 3.3 КОНСТРУИРОВАНИЕ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА «СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС»
  12. 3.2 КОНСТРУИРОВАНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА «СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС»
  13. РАЗРАБОТКА МЕТОДОЛОГИИ АНАЛИЗА СТРУКТУРЫ ОБ-РАЗА ЛИЧНОГО ПРОШЛОГО
  14. ОПРОСНИК ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ СТРУКТУРЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  15. Иванов Л.О. РАЗРАБОТКА СТРУКТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ВАЖНЫХ СВОЙСТВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТИВНОГО ПЕРСОНАЛА БЛОЧНЫХ ЩИТОВ УПРАВЛЕНИЯ АТОМНЫМИ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЯМИ
  16. 6. Технология анализа психических процессов субъекта труда через интерпретацию его профессиональных задач
  17. Факторный анализ.