ГЛАВА 4. АПРОБАЦИЯ И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММЫ ПСИХОКОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ

Оценка результативности коррекции производилась путем сопоставления исходных показателей по параметрам смысловой регуляции жизненного пути с показателями, измеренными после окончания тренинга. Диагностика каждого участника тренинга осуществлялась трижды: в первый раз — перед началом коррекции, второй раз — на завершающей стадии коррекции, в третий раз — по истечении четырех недель с момента окончания коррекционной программы. Результаты первого диагностического среза показывали исходное развитие смысловой регуляции жизненного пути; результаты второго замера свидетельствовали о «моментальной» эффективности коррекционных мероприятий; по результатам третьего замера судили о прочности и глубине позитивных сдвигов в системе смысловой регуляции, а также об успешности переноса «новообразований» в реальную жизнедеятельность.

В качестве диагностического инструментария использовались методы эмпирического изучения индивидуальных параметров смысловой регуляции жизненного пути личности, охарактеризованные в предыдущих главах работы. Статистическая значимость качественно-количественных сдвигов в смысловой регуляции жизненного пути личности между первым и вторым диагностическим замером определялась по схеме «до и после» при помощи непараметрического G — критерия знаков. Статистическая достоверность коррекционных преобразований смысловой регуляции жизненного пути личности между первым, вторым и третьим замерами проверялась по непараметрическому L — критерию тенденций Пейджа.

Как известно, статистическая технология определения значимости изменений признака под влиянием контролируемого фактора базируется на выявлении преобладающего направления и интенсивности сдвига по анализируемому параметру. Для этого в первую очередь необходимо определить типичные и нетипичные сдвиги корригируемых параметров смысловой регуляции жизненного пути. Предполагалось, что коррекционная программа стимулирует в основном положительные сдвиги, улучшающие, оптимизирующие и совершенствующие смысловую регуляцию жизненного пути по всем основным параметрам. В этой связи положительные сдвиги признавались типичными и преобладающими. Так, о позитивном сдвиге по параметру соотношения смысловой регуляции с другими системами психической детерминации свидетельствует увеличение количества смысловых доводов в пространстве критериев жизненного выбора и смена безальтернативного способа принятия важных жизненных решений на альтернативный способ. Позитивный сдвиг по параметру «телеологичность — каузальность» выражается в повышении каузометрических индексов телеологич- ности и позитивности, а также в сглаживании смысловых деформаций субъективной картины жизни. О положительном сдвиге по параметру общей осмысленности жизни сигнализируют более высокие по сравнению с исходными балльные оценки по тесту СЖО и возрастание абсолютного количества смысловых межсобытийных связей в субъективной картине жизненного пути. Положительный сдвиг по параметру соотношения ценностей и потребностей в динамической системе смысла жизни прослеживается при увеличении числа макросоциальных и бытийных ценностей в структуре источников смысла жизни, при повышении индекса ценностности смысла жизни, а также при смене эгоцентрического вида смысла жизни на группоцентрическую или просоциальную ориентацию. Положительный сдвиг по параметру структурной организации смысла жизни выявляется по возрастанию показателей модифицированного варианта методики предельных смыслов и по расширению круга источников смысла жизни. Положительный сдвиг по параметру осознанности смысловой регуляции жизненного пути личности проявляется в углублении уровня понимания смысла жизни, а интенсификация жизненной активности личности распознается по тенденции увеличения баллов по соответствующим шкалам теста СЖО. Положительную динамику по параметру временной локализации смысла жизни можно констатировать при замене ретроспективного и актуалспективного локусов смысла жизни на перспективный и транспективный, а также при повышении индекса потенциальности смысла жизни. Наконец, положительный сдвиг по параметру опосредованности смысла жизни обнаруживается в общем или парциальном повышении показателей методики исследования жизненных целей.

Напротив, отрицательные сдвиги, ухудшающие параметры смысловой регуляции жизненного пути, не были изначально предусмотрены коррекционной программой. По этой причине они признавались редкими и нетипичными. Об отрицательных сдвигах свидетельствуют изменения показателей смысловой регуляции жизненного пути личности в направлении, противоположном вышеописанному. Существовала также возможность «нулевых» сдвигов, при которых смысловая регуляция жизненного пути личности не эволюционирует. Нулевые сдвиги в настоящем исследовании практически не были зарегистрированы, что уже само по себе раскрывает психологическую действенность коррекционной программы. Общей стратегией оценивания эффективности коррекции является выявление преобладающего типа сдвигов. Чем меньше количество нетипичных и «нулевых» сдвигов, тем более удачным является коррекционное воздействие на соответствующий параметр смысловой регуляции жизненного пути личности.

Дополнительная методическая сложность при определении эффекта коррекционной работы коренилась в том, что положительные сдвиги смысловой регуляции жизненного пути личности могли быть детерминированы не только и не столько специальным психологическим воздействием, сколько неучтенными факторами. Эта сложность преодолевалась путем введения контрольной группы, которая не испытывала на себе действия коррекционного фактора. Контрольная группа, общей численностью 1 2 человек, была уравновешена по признакам пола, возраста и социально-демографической принадлежности с коррекционной (основной) группой. Оценка статистической достоверности сдвигов в смысловой регуляции жизненного пути участников коррекционной и контрольной группы была синхронизированной. Эффективность коррекционных воздействий утверждалась только тогда, когда сдвиги в коррекционной группе оказывались достоверными, а в контрольной группе — недостоверными.

Результаты математико-статистической обработки результатов первичной, вторичной и ретестовой диагностики в коррекционной и контрольной группе обобщены в таблице 4. Критические значения критерия тенденций Пейджа для количества условий (замеров) с = 3 и количества испытуемых n = 12 L005 = 153, L0 = 156 и L0 = 160.

Т а б л и ц а Результаты психологической коррекции смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности

Как следует из данных таблицы, «моментальная»

Как следует из данных таблицы, «моментальная»

эффективность коррекции практически по всем параметрам смысловой регуляции обоснована на статистически значимых уровнях (р < 0, 05 или р < 0, 01). Статистические показатели указывают на отдаленный позитивный эффект психокоррекции. Сохранение положительной динамики основных параметров смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности на протяжении четырехнедельного срока со дня завершения тренинга позволяет отметить его не только коррекционную, но и развивающую направленность. Это означает, что организованное психологическое воздействие на девиантную личность сдвинуло с «мертвой точки» процесс ее конструктивного развития. Необходимо отметить, что по некоторым параметрам значимые положительные сдвиги произошли и в контрольной группе, в частности по параметру временной локализации смысла жизни, активности жизненной позиции личности и степени осознанности смысла жизни. По нашему мнению, эти сдвиги нельзя объяснить действием стихийных незапланированных факторов. Напротив, представляется, что улучшение параметров смысловой регуляции жизненного пути в контрольной группе является закономерным следствием работы испытуемых с диагностическими методиками. Дело в том, что каузометрический самоанализ, задача на понимание смысла жизни, решаемая при составлении эпистолярного сочинения, рефлексия мотивировок в методике предельных смыслов уже сами по себе модулируют и оптимизируют параметры смысловой регуляции жизненного пути. Более того, разработчики методики предельных смыслов и каузометрического анализа уверяют, что эти методы несут в себе выраженный коррекционный потенциал [76; 87]. Действительно, трехкратное прохождение испытуемыми контрольной группы этих методов позитивно повлияло на выравнивание параметров смысловой регуляции жизненного пути.

В то же время необходимо констатировать затухание положительной динамики некоторых параметров смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности по прошествии четырех недель с момента завершения коррекции. Это относится к временной локализации смысла жизни, степени его осознанности и структурированности. Угасание темпов выправления этих параметров указывает на недостаточность проведенного курса коррекции, но не может рассматриваться как признак общей неэффективности избранной стратегии коррекционной работы. Для стабилизации положительных тенденций личностного развития необходимы дополнительные коррекционные занятия. В целом эмпирические показатели L — критерия Пейджа свидетельствуют о сохраняющейся положительной динамике всех параметров смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности в течение четырех недель с момента завершения коррекционной программы.

Таким образом, в результате коррекционного воздействия наметилась общая тенденция гармонизации смысловой сферы деви- антной личности, которая системно проявилась в изменении основных параметров смысловой регуляции жизненного пути. Наиболее заметные позитивные сдвиги выразились в усилении регуляторно- го влияния смысла жизни на жизнедеятельность личности, в расширении зоны перспективных жизненных целей, в обогащении смысла жизни новыми источниками, в повышении общей осмысленности жизни и осознанности ее смысла, в трансформации субъективной картины жизненного пути и смене локуса временной локализации ведущих смысловых ориентиров.

В совокупности эти изменения форсируют личностную способность выступать в качестве субъекта по отношению к собственной жизни.

В целом тенденция прогрессивного формирования и выправления смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности от первого диагностического среза к третьему является признаком удачного переноса приобретенных умений и навыков, накопленного и отшлифованного смыслового опыта в повседневную жизнедеятельность. Полученные результаты позволяют надеяться на то, что подвергнутые коррекционному воздействию лица эмансипируются от криминальной среды и станут самостоятельно распоряжаться своей жизнью. В долгосрочной перспективе это обязательно скажется на процессе их ресоциализации и реадаптации, приведет к изживанию отрицательных черт личности. Еще более важно, что участие в коррекционной программе открыло для них новые горизонты нормального личностного развития, которое «ведет человека к обретению им родовой человеческой сущности» [27, с. 50].

Мониторинг эффективности коррекционной программы не ограничивался выявлением позитивных сдвигов в смысловой регуляции жизненного пути девиантов. Особое внимание уделялось проверке эффективности исправительной психологической коррекции. Исправление правонарушителя подразумевает искоренение личностных свойств, обусловливающих риск криминального поведения и личностную приемлемость преступного образа жизни, и формирование личностной готовности к правомерному поведению и правопослушному образу жизни. Повышение уровня смысловой регуляции жизненного пути правонарушителей является многообещающим результатом, ко — торый, однако, не гарантирует автоматическое исправление личности преступника. Высокий уровень развития смысловой регуляции жизненного пути является предпосылкой нормального развития личности, которое, тем не менее, может быть искривлено при тяжелом стечении жизненных обстоятельств. Ввиду данного обстоятельства целый блок коррекционных упражнений был отведен под задачу исправления личности правонарушителя.

Результаты исправительной психологической коррекции проверялись посредством модифицированного цветового теста отношений . Эта методика позволяет диагностировать неосознаваемые или не доступные для рационализации устойчивые смысловые отношения личности к значимым объектам и явлениям жизненного мира или к их семантическим референтам-понятиям. Главным достоинством метода является то, что испытуемый избегает прямых самоотчетов и вербализации своих смысловых отношений. Благодаря этому диагностическая информация в меньшей степени искажается неадекватным осознанием, защитными механизмами сознания и эффектом социальной желательности. Очевидно, что цветовой тест отношений освещает феноменологическую сторону смысловых диспозиций, которые консервируют устойчивые и инактивные (латентные) смысловые отношения личности. Анализ содержания фиксированных смысловых установок на такие категории индивидуального правосознания, как «закон», «преступление» и т. д., раскрывает личностную приемлемость или неприемлемость преступного образа жизни. Считается, что субъективное отношение к этим первичным категориям продуцирует вторичные смысловые отношения личности к явлениям правовой сферы [21; 107]. Такое соотношение первичных и вторичных установок правового сознания подчиняется общей закономерности, согласно кото — рой смысловое содержание глобальных и укорененных в опыте смысловых диспозиций иррадирует на частные смысловые отношения личности.

Процедура диагностического обследования проводилась с применением набора цветовых стимулов из восьмицветового теста М. Лю- шера и включала два основных этапа. На первом этапе испытуемый ранжировал набор цветовых карточек в порядке соответствия каждому понятию-стимулу. После завершения ассоциативного этапа испытуемый раскладывал цвета в порядке предпочтения, начиная с самого «красивого, приятного для глаза» и кончая «самым некрасивым, неприятным». Интерпретация результатов основывалась на сопоставлении двух цветовых рядов: ассоциативного ряда для понятия и ряда субъективных цветовых предпочтений испытуемого.

Методически изучение личностной готовности/неготовности к противоправному поведению осуществлялось при помощи веденных коэффициентов приемлемости правомерного образа жизни и приемлемости преступного образа жизни. Общая для этих коэффициентов формула выглядит следующим образом:

К = Е |d / 32,

где | d | — абсолютные величины разностей рангов каждого цвета в двух раскладках.

Величина каждого из коэффициентов варьирует от 0, что соответствует предельно положительному отношению, до 1, что означает крайне отрицательное отношение к релевантной категории. В качестве слов- стимулов использовались две базисные полярные категории правового сознания личности — «закон» и «преступление». Причем для расчета коэффициента приемлемости законопослушного образа жизни использовалось ключевое понятие «закон», а для вычисления коэффициента приемлемости криминального образа жизни — понятие «преступление». Предполагалось, что чем меньше значение коэффициента приемлемости законопослушного образа жизни, чем выше степень личностной готовности к правомерному поведению, и, напротив, чем больше значение данного коэффициента, тем сильнее личность отвергает законопослушную линию поведения. Соответственно, чем ниже значение коэффициента приемлемости преступного образа жизни, тем сильнее личность притягивает преступный образ жизни и все, что с ним связано, и, наоборот, чем ниже значение данного коэффициента, тем больше личность отрицает для себя возможность совершения преступления.

Об эффективной исправительной психокоррекции можно вести речь в том случае, когда в результате психологического воздействия значение коэффициента приемлемости законного образа жизни уменьшается, а значение коэффициента приемлемости криминального образа жизни увеличивается. Такие сдвиги в показаниях коэффициентов признавались типичными. Смысловые отношения личности к закону и преступлению интерферируют и в равной мере участвуют в регуляции ее социального поведения. Этим была обусловлена необходимость учета динамики обеих коэффициентов. Наиболее глубокие и системные сдвиги смыслового отношения личности к преступному образу жизни наблюдались при реципрокном изменении двух коэффициентов в типичном направлении.

Эмпирические значения коэффициентов замерялись трижды в коррекционной и контрольной группе. Для определения статистической значимости различий между разновременными замерами использовались непараметрический G — критерий знаков и %г2 — критерий Фридмана. Ввиду того, что таблицы критических значений критерия Фридмана предусматривают максимальное количество наблюдений, равное 9, из контрольной и коррекционной группы методом случайного выбора были отобраны девять испытуемых. Результаты статистической обработки данных отражены в таблице 5.

Т а б л и ц а Результаты исправительной психологической коррекции девиантной личности

Эмпирические значения критерия знаков показывают, что

Эмпирические значения критерия знаков показывают, что

положительный сдвиг, связанный с уважением закона и растущим неприятием испытуемыми коррекционной группы преступного образа поведения, был не случайным, а закономерным. Можно утверждать, что причиной этого сдвига явилось планомерное кор- рекционное воздействие, которое претерпели испытуемые коррек- ционной группы. У испытуемых контрольной группы положительный сдвиг в системе правовых отношений не произошел. Устойчивая положительная динамика смысловых диспозиций в сфере правоотношений у испытуемых коррекционной группы наблюдалась по прошествии четырех недель с момента ее роспуска, на что указывают эмпирические значения критерия Фридмана. На этом фоне неблагоприятно выглядят испытуемые контрольной группы, у ко — торых в течение этого срока акцентуировалось позитивное отношение к преступному образу жизни. Скорее всего, это было детерминировано перманентным контактом испытуемых с криминальной и предкриминальной средой.

Признаки перестройки личности участников коррекционной группы обнаруживаются не только в статистических показателях, но также в морально-правовых суждениях испытуемых коррекци- онной группы. В ходе тренинга и после его завершения участники настойчиво выказывали стремление начать новую жизнь, наладить нормальные отношения с окружающими, реабилитироваться в их глазах, служить на пользу общества. При этом их планы на будущее были хорошо детализированными, нюансированными по средствам реализации, что свидетельствует о том, что личность их основательно проработала. Позитивные личностные изменения, порожденные в процессе исправительной психологической коррекции, суммировались в таком глобальном новообразовании, как альтернативная стратегия жизненного пути личности. Она чрезвычайно необходима для испытуемых коррекционной группы, имевших в прошлом коллизию с законом и желающих сбросить груз собственной биографии.

Подводя итоги осуществленной работы, следует отметить перспективность сопряженной коррекции смысловой регуляции жизненного пути и криминогенных деформаций девиантной личности. Синтез результатов коррекции смысловой сферы и криминогенных склонностей является предпосылкой эффективного исправления личности и становления ее на правильный путь в жизни. В процессе сопряженной психологической коррекции у личности вырабатывается ценная способность «осмыслить жизнь в большом плане и распознать то, что в ней подлинно значимо, умение не только изыскать средства для решения случайно всплывших задач, но и определить сами задачи и цель жизни так, чтобы по-настоящему знать, куда в жизни идти и зачем» [132, с. 244]. Эта способность в дальнейшем конституирует личность как субъекта жизни и обеспечивает ее сопротивляемость деформациям своего развития.

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
ГЛАВА 3. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 2. МЕТОДИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
К.В. КАРПИНСКИЙ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ, 2002
ГЛАВА 1. ДЕФОРМАЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ПРИ ДЕВИАНТНОМ СИНДРОМЕ
СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
Система смысловой регуляции жизненного пути личности
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
ГЛАВА 3. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 2. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
Психическая регуляция жизненного пути
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
Системный характер целевой регуляции жизненного пути
СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ «КОНДЕНСИРУЕТ» ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ ЛИЧНОСТИ.
Добавить комментарий