ГЛАВА 2. МЕТОДИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ

Результаты, полученные в исследовании смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности, обладают не только теоретической, но и практической значимостью. Практическое значение заключается в том, что они могут быть использованы в качестве теоретической основы при производстве судебно-психо- логической экспертизы, особенно при экспертировании несовершеннолетних обвиняемых и личности обвиняемых по другим категориям уголовных дел. Внедрение основных результатов исследования в практику судебно-психологической экспертизы повлечет за собой такие позитивные последствия, как удешевление уголовного судопроизводства, оптимизацию отдельных следственных и судебных действий, снижение количества латентных следственно-судебных и экспертных ошибок за счет усовершенствования системы квалификации преступлений и индивидуализации наказаний, а также методики судебной экспертизы.

Еще большую значимость полученные результаты приобретают в контексте упреждающей профилактики преступлений, реабилитационной и реадаптационной работы с правонарушителями. В настоящее время превентивно-восстановительный подход к преступности получает все более широкое признание международной общественности и декларируется как один из наиболее гуманных и демократичных способов борьбы с социальными отклонениями . Этот подход высоко оценивается научным сообществом в силу того, что он позволяет устранить причины, стимулирующие эскалацию и разрастание социальных отклонений [20; 67; 98; 141]. Одним из направлений первичной и вторичной превенции преступлений является психокоррекционная работа с лицами, впервые обнаруживающими личностную готовность к совершению противозаконных действий и уже ранее привлекавшимися к уголовной ответственности.

Психологическая коррекция в контексте настоящего исследования конкретизируется как процесс целенаправленного изменения индивидуальных параметров смысловой регуляции жизненного пути с помощью смыслотехнических методов воздействия, результирующий в повышении индивидуальной способности девиантной личности быть субъектом жизни и приводящий к устойчивому изменению некоторых характеристик ее жизненного пути и социального поведения.

Психологическая коррекция смысловой сферы и смысловой регуляции жизненного пути девиантов по своей содержательной направленности относится к области коррекции личностного развития. Несомненно, что так называемый «девиантный синдром» подлежит именно центрированной на личности психокоррекции с присущим этому направлению аппаратом диагностических, развивающих и профилактических средств. Сообразно этому, во главу психокоррекции были положены следующие цели.

1. Исправить специфические отклонения, выровнять общее отставание в развитии смысловой сферы и смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности.

2. Профилактировать негативные тенденции личностного развития и, в частности, предотвратить рецидив преступного поведения путем преодоления криминогенных особенностей смысловой сферы девиантной личности.

Результаты сравнительного анализа смысловой регуляции жизненного пути нормальной и девиантной личности позволяют наметить главные векторы коррекционной работы. При этом параметры смысловой регуляции жизненного пути нормальной личности должны использоваться в качестве эталонных «мерок», задающих направление психокоррекционной деятельности и являющихся критериями ее результативности. Подтягивание задержек развития и выправление дефектов смысловой регуляции девиантов должно осуществляться с ориентацией на характеристики смысловой сферы, присущие личности как субъекту жизни. В то же время коррекционную работу необходимо строить по принципам «регуля- торно-ориентированного тренинга» (О. К. Осницкий), что подразумевает пошаговую отработку функций осознанной психобиографической саморегуляции: постановку жизненных целей, моделирование значимых жизненных условий, прогнозирование, планирование и программирование жизненного пути, критериальное оценивание жизненных достижений, принятие и корректирование жизненно важных решений. Основной упор, однако, делается на активизацию личностно-смысловой регуляции, которая составляет «функциональное ядро» системы осознанной саморегуляции жизненного пути. С учетом полученных результатов были намечены основные задачи психокоррекции.

1. Активизировать систему смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности.

2. Перевести психическую регуляцию жизненного пути де- виантной личности с каузальных на смысловые межсобытийные связи.

3. Повысить уровень общей осмысленности жизни девиант- ной личности.

4. Сориентировать смысл жизни девиантной личности на мак- росоциальные и общечеловеческие ценности и понизить удельный вес индивидуальных потребностей в структуре источников смысла жизни.

5. Усовершенствовать структурную организацию смысла жизни девиантной личности.

6. Развить осознанную смысловую регуляцию жизненного пути и усилить активность жизненной позиции девиантной личности.

7. Гармонизировать ценностно-смысловое отношение девиан- тной личности к времени жизни и сформировать перспективный или транспективный локус смысла жизни.

8. Опосредовать систему смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности жизненными целями, планами и программами.

При подготовке и практической реализации коррекционной программы были востребованы общие и частные принципы психокоррекции. Общие принципы являются унифицированными методологическими и теоретическими требованиями, одинаково актуальными и применимыми во всех областях и сферах психологической помощи [30; 141].

Так, в соответствии с принципом активного привлечения социального окружения, психологическая коррекция разворачивалась в трех основных направлениях.

1. Лекционно-просветительская деятельность, которая была адресована родителям и попечителям лиц, отобранных для коррекционного тренинга, а также сотрудникам правоохранительных и пенитенциарных органов, опекающим указанный контингент лиц. Этот вид коррекционной работы был предназначен для оптимизации социальной ситуации развития и воспитательной среды, в которую попадал правонарушитель непосредственно после коррек- ционной работы с ним.

2. Консультативно-рекомендательная деятельность, суть которой заключается в информировании заинтересованных лиц о психологических аспектах личности правонарушителей, а также в консультировании их по вопросам взаимодействия с правонарушителями на этапе предварительного расследования уголовных дел и в процессе пенитенциарного надзора и перевоспитания. Психологические консультации оказывались автором в ходе участия в предварительном расследовании уголовных дел в качестве психолога- специалиста и психолога-эксперта. Психологические рекомендации по работе с правонарушителями формулировались для инспекторов, курирующих процесс их исправления, а также для родителей, родственников, законных представителей и педагогов, занятых в воспитании.

3. Собственно коррекционная деятельность, прямым адресатом которой выступили нарушения и недостатки смысловой регуляции жизненного пути криминальной личности. Это направление было облечено в организационную форму тренинга со смешанными коррекционными, развивающими, профилактическими и специальными исправительными задачами.

Координация и консолидация воспитательных, консультативных и просвещенческих мер содействует углублению психологического эффекта от коррекции изъянов смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности. Системная активизация перечисленных видов коррекционной деятельности отвечает принципу активного привлечения ближайшего социального окружения к психологической работе с «трудным» контингентом [ 141, с. 102 — 103].

Вовлечение ближайшего социального окружения в психологическую помощь лицам-правонарушителям способствует, с одной стороны, закреплению позитивных приобретений в структуре личности, а с другой стороны — предупреждает ее возвращение к привычному асоциальному или криминальному образу жизни. Взаимодействие психолога с социальным окружением правонарушителя ориентировано на повышение психологической грамотности родителей и воспитателей и, кроме того, на улучшение социально- психологического климата, в котором постоянно «вращается» личность. Особое внимание при этом уделялось разъяснению важности позитивного принятия личности, отказа от давления непомерными ожиданиями и порицаниями, воздержания от приклеивания «социальных ярлыков» «дефективного», «испорченного», «потерянного», «пропащего» человека. Такой акцент в консультативной и просветительской работе с кругом референтных лиц оправдан известной социально-психологической закономерностью, согласно которой социальное окружение нередко продуцирует неблагоприятные условия для ресоциализации личности с отклоняющимся поведением. Конкретно речь идет о социально-психологических механизмах «клеймения» и «стигматизации» девиантной личности, известных в теории «социальных ярлыков» Г. Бекера , и социально-психологических механизмах уничижения девиантов избыточными социальными экспектациями, которые хорошо изучены в теории девиантного поведения Г. Кэплана. Действие этих социально-психологических механизмов приводит к равнозначному результату: повторному приобщению личности к криминальной среде, в которой она не только не осуждается, но и поощряется как соответствующая нормам преступной морали. Как пишет Л. Б. Филонов, «постоянное неодобрение со стороны окружающих побуждает человека обратиться к «себе подобным», например, к де- линквентным группам» [155, с. 358]. Поэтому подготовка ближайшего социального окружения к адекватному принятию правонарушителя является одним из важнейших ответвлений психокоррек- ционной деятельности.

Принцип системности коррекционных, развивающих и профилактических задач задает необходимость совмещения всех указанных направлений практической деятельности психолога в едином цикле психологической помощи. Назначение коррек- ционной функции достаточно ясно в свете результатов эмпирического исследования, которые свидетельствуют о снижении уровня смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности по сравнению с уровнем развития смысловой регуляции нормальной личности. В этой связи коррекционная функция была нацелена на корригирование задержек и отклонений смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности от регуляторного оптимума. Развивающая функция коррекционной программы обеспечивается посредством ориентации на «зону ближайшего развития» смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности, при помощи целенаправленного обучения участников коррекционной программы навыкам смысловой саморегуляции, а также за счет создания условий, фасилитирующих конструктивное изменение смысловой сферы. Профилактическая функция реализуется посредством нейтрализации особенностей смысловой регуляции жизненного пути, которые создают риск отклоняющегося поведения и являются психологическими предпосылками искаженной социализации личности по криминальному типу. Устранение и сглаживание личностных факторов девиантного, в том числе криминального, риска производится параллельно с формированием личностных факторов неприемлемости преступного образа жизни. В комплексе обозначенные функции гарантируют эффективное предупреждение рецидивной де- виантности.

Принцип единства диагностики и коррекции отражает единство коррекционной и диагностической деятельности психолога и предполагает проведение специального диагностического исследования на начальном и завершающем этапах коррекционной работы. В настоящем исследовании данный принцип соблюдался дважды: при комплектовании коррекционной группы, в которую привлекались участники с неблагоприятными диагностическими показателями как наиболее нуждающиеся в психологической помощи, а также на контрольном этапе для проверки эффективности проделанной коррекции.

Дополнительное диагностическое сопровождение коррекционно- го процесса составляет биографический метод. Этот метод используется в целях оживления автобиографической памяти участников коррекционной программы, гармонизации их субъективного отношения к своему жизненному пути, ослабления механизмов психологической защиты биографии и купирования ее наиболее пси- хотравмирующих эпизодов. Основная функция биографического метода заключается в том, чтобы воссоздать историю аномального развития смысловой сферы каждого из участников, отделить «первопричину» смысловых аномалий от последующих наслоений и вторичных последствий. При изучении проблемы «трудного детства» Л. С. Выготский писал: «Мы никогда не поймем до конца человеческой личности, если будем рассматривать ее статически, как сумму проявлений, поступков и т. п., без единого жизненного плана этой личности, ее лейтлинии, превращающей историю жизни человека из ряда бессвязных и разрозненных эпизодов в связный и единый биографический процесс» [36, с. 157]. Это положение сохраняет силу и по отношению к коррекции смысловой регуляции жизненного пути личности, поскольку деформация данной регуляторной системы является психологическим следствием нарушенного, извращенного на определенном этапе жизненного пути.

Принцип приоритетности коррекции каузального типа

подчеркивает, что наиболее устойчивого коррекционного эффекта можно добиться в результате воздействия на глубинную причину психологической проблемы, а не путем нивелировки ее симптоматических проявлений в поведении и биографии личности. Основная проблема лиц-правонарушителей заключается в неспособности к самостоятельной детерминации своего жизненного пути в целом и социального поведения в частности. Психологические корни данной проблемы уходят в индивидуальные особенности содержательно-структурной организации смысловой сферы криминальной личности, которые «парализуют» личностную способность к регуляции социального поведения и социальной биографии — индивидуального жизненного пути. Поэтому принцип приоритетности коррекции каузального типа в настоящем исследовании выполняется благодаря психологическому воздействию на нарушения развития смысловой сферы личности, причинно обусловливающие отклонения личностного поведения от социальных норм.

Деятельностный принцип коррекции означает, что изменения личности должны быть органично вплетены в процесс развития главенствующей на данном возрастном этапе деятельности. В специальной литературе утверждается, что «коррекционная работа должна строиться не как простая тренировка умений и навыков, не как отдельные упражнения по совершенствованию психической деятельности, а как целостная осмысленная деятельность…, органически вписывающаяся в систему повседневных отношений» [30, с. 104].

По отношению к коррекции смысловых структур личности этот принцип приобретает абсолютное значение по той причине, что преобразование смысловых структур личности единственно возможно в процессе реальной деятельности.

Экспериментально доказано, что приращение и превращение смысловых структур личности должны быть опосредованы ходом той самой деятельности, которую эти структуры регулируют [14; 15]. Всякая деятельность оказывается несравнимо богаче предваряющего ее сознания, перерастает некогда инициировавшие ее смысловые структуры и опережает их в своем развитии. Применительно к психобиографическим структурам — смыслу жизни, жизненной перспективе и другим психическим образованиям, которые регулируют реальный жизненный путь личности, данный принцип постулировал С. Л. Рубинштейн: «Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал» [132, с. 246]. Блестящим примером практического приложения принципа деятельностного опосредования к процессу перевоспитания личности правонарушителя является педагогический опыт А. С. Макаренко. Согласно этому опыту, первоочередной задачей исправления личности преступника является слом старого образа жизни и погружение воспитанника в систему новых деятельных отношений к коллективу, самому себе и к своей жизни [ 100].

В настоящем исследовании этот принцип расшифровывается как принцип опосредования коррекции смысловых структур личности ее реальной жизнедеятельностью или как принцип жизнедея- тельностного опосредования. Представляется возможным полагать, что в юношеском возрасте деятельность, связанная с поиском смысла жизни, проектированием будущего жизненного пути и выстраиванием жизненной перспективы, является одной из ведущих форм личностной активности, движущей целостным развитием личности как субъекта жизни [24; 40; 41; 69; 70; 103]. На практике принцип жизнедеятельностного опосредования соблюдается благодаря тому, что коррекционные и развивающие задачи для участников тренинга не придумываются искусственно, а заимствуются из реальной повседневной жизни. Все психологические проблемы привносятся участниками тренинга из своей обыденной жизни и должны отражать по-настоящему актуальные для них жизненные задачи. Это является залогом интеграции регуляторных новообразований, сформированных в процессе психокоррекции, в систему психической регуляции реального жизненного пути личности.

Принцип комплексности методов коррекционного воздействия требует обращения к богатому арсеналу способов и средств психологической помощи, разработанных в отечественной и зарубежной психологии. При этом необходимым условием практического применения того или иного метода является его критическая переоценка и переналадка под углом зрения решаемой коррекцион- ной задачи. В настоящей программе эксплуатируются методы воздействия на смысловую сферу, сконструированные и апробированные в логотерапии (метод сократической беседы и метод парадоксальной интенции) , в позитивной психотерапии (метод позитивной реинтерпретации) , в индивидуальной психотерапии и реориентационном тренинге по методу А. Адлера , в аксиопсихотерапии. Используются также психотехнические процедуры, созданные специально для тренинга смыслового выбора , рефлексивно-инновационного тренинга жизнетворчества , тренинга жизненных перспектив [ 147; 153], психологического ребрифинга [115; 116] и коррекции субъективной картины жизненного пути личности [17; 76]. Методический «костяк» коррекцион- ной программы составляют смыслотехнические процедуры, разработанные в качестве практического приложения при исследовании смысловой саморегуляции личности. Перечисленные методы, при условии смыслотехнической модернизации и адаптации, в комплексе содействуют конструктивным сдвигам в динамической системе смысла жизн и девиантной личности.

Частные принципы, которые практикуются в коррекционной программе, отражают особенности правового статуса участников тренинга и специфику их психологических проблем, а также запрос правоохранительных органов, инспектирующих соответствующий контингент лиц. Этот запрос, в частности, выражается в том, чтобы психологическая коррекция смысловой регуляции жизненного пути девиантов носила акцентированный исправительный характер. Под исправительной психологической коррекцией понимается целенаправленный процесс изменения индивидуальных особенностей смысловой сферы личности правонарушителя, детерминирующих противоправное поведение и криминальный образ жизни, с целью устранения или уменьшения их крими- ногенности и формирования личностной готовности к правомерному поведению. Исправительный акцент в настоящее время является обязательным требованием ко всем коррекционным программам, ориентированным на правонарушителей [20; 45; 111; 113; 152]. Практическая организация исправительной психологической коррекции подразумевает внедрение в коррекционную программу некоторых специфических принципов, в том числе принципа недопустимости психического насилия, принципа добровольного участия и принципа осведомленного согласия.

Принцип недопустимости психического насилия в контексте исправительной коррекции играет особенно важную роль, поскольку ограждает участников тренинга от неправомерного давления со стороны надзирающих за их исправлением правоохранительных органов. Этот принцип на практике исполнялся благодаря «изъятию» каждого из участников коррекционной программы из системы устоявшихся отношений с надзорными инстанциями и отдельными должностными лицами, а также за счет создания условий «изолированности» на время коррекции. Вместе с тем, указанный принцип требует и от психолога, ведущего коррекционную программу, воздержания от каких-либо прямых и косвенных напоминаний об ограниченном правовом статусе участников.

Принципы добровольного и информированного участия

предохраняют участников коррекционной программы от неэтичных действий психолога и лиц, ответственных за исполнение наказания. Принцип привлечения к психологической работе осужденных на добровольных и осведомленных началах зафиксирован не только в кодексе профессиональной этики психолога, но и в законе. Диспозиция ст. 118 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь гласит о том, что психологическая помощь осужденным за уголовные преступления оказывается на добровольной основе квалифицированным психологом. В действительности это предписание выполняется посредством проведения специальной осведомительной беседы с участниками коррекционной программы. Гарантом добровольного участия в тренинге явились специальные меры, направленные на предоставление каждому кандидату на участие в коррекционной программе права выбора и свободного волеизъявления.

В совокупности описанные принципы способствуют неукоснительному соблюдению естественных прав и уважению человеческого достоинства участников коррекционной программы, что, в свою очередь, рассматривается как залог успешной исправительной психокоррекции.

Методическое основание коррекционной программы составляет арсенал психотехнических средств, приемов и методов управления смысловыми процессами. Задача развития системы приемов воспитания, практической диагностики и выравнивания дефектов развития смысловой сферы личности была обозначена на начальных этапах изучения смысловых образований. В настоящее время совокупность инструментальных приемов воздействия на смысловую сферу личности объединяется понятием «смысло- техника».

Смыслотехника — это разновидность психотехники, представляющая собой систему приемов, средств и методов психологического воздействия на смысловую сферу личности в целях ее формирования и коррекции.

Необходимо специально подчеркнуть, что смыслотехнические приемы не рассчитаны на прямое и директивное воздействие на смысловые структуры, интегрированные в динамической системе смысла жизни. Это обусловлено тем, что, во-первых, смысловые структуры личности в «покоящемся», статичном состоянии — это теоретическая абстракция, в то время как смысловая сфера личности реально существует в процессуальной форме развития и преобразования смысловых структур. Во-вторых, в отличие от сферы знаний и умений смысловые структуры не поддаются непосредственному произвольному контролю как самого субъекта, так и воздействию извне. В этой связи в качестве объекта-«мише- ни» воздействия должны быть избраны смысловые процессы, ко — торые выполняют функцию динамической перестройки смысловой сферы личности. Цель каждой отдельной смыслотехнической процедуры заключается в том, чтобы запустить и активизировать смысловые процессы, которые направлены на построение или трансформацию смысловых структур личности. Смыслотехниче- ские воздействия, таким образом, действенно интенсифицируют переработку индивидуального смыслового опыта, «катализируют» рост и развитие смысловой сферы личности, способствуют ее обновлению и восстановлению. Воздействие на смысловые структуры личности через прицельное включение и выключение отдельных смысловых процессов — принципиальный путь смысло- технического воздействия и, следовательно, развивающей и кор- рекционной работы психолога.

Примечательной особенностью смысловых процессов личности, которая должна учитываться психологом при вмешательстве в их естественный ход, является культурное происхождение. По мнению ведущих исследователей, смысловая сфера личности возникает в результате интериоризации смысловых элементов культуры и в своей возрастной динамике повторяет основные этапы формирования высших психических функций [ 16; 27; 89]. Смысловые процессы как высшие психические функции характеризуются общими особенностями: опосредованностью, произвольностью и осознаваемостью. Отсюда выводится ряд важных для психокоррекционной практики следствий. Наиболее важным из них является то, что смысловые процессы можно подвергнуть целенаправленному и поэтапному формированию, в результате которого субъект овладевает внутренними средствами и приемами управления смысловой сферой и переходит на уровень полноценной смысловой саморегуляции. Для этого необходимо вооружить субъекта психическими «орудиями» самовоздействия и обучить эффективным приемам смысловой саморегуляции. Не менее важно ликвидировать наличествующие дефекты и дофор- мировать наиболее отсталые звенья смысловой регуляции. Стратегия исправления дефектов смысловой регуляции подчиняется общим закономерностям формирования и коррекции высших психических функций. Более того, что «формирование отрицательных качеств связано с выходом индивида из-под действия запрограммированных обществом и выработанных в историческом процессе средств воспитания и приемов влияния» [155, с. 354]. Смысловую регуляцию необходимо экстериоризировать во внешний план, устранить «сбойные» и усилить «слабые» звенья и затем в процессе систематического упражнения и автоматизации «свернуть» во внутренний план. Эта стратегия успешно применялась, например, в целях тренировки воли, которая, как известно, является смысловой по своей природе регуляцией.

Таким образом, при составлении коррекционных упражнений и развивающих заданий были востребованы смыслотехнические приемы и методы воздействия на смысловую сферу личности. Это явилось залогом «совместимости» предмета и методов коррекции.

Коррекционное и развивающее воздействие осуществляется в групповой форме, что обосновано рядом обстоятельств. Традиционными преимуществами групповой формы коррекции являются: экономия времени и усилий ведущего и участников; возможность получения участниками обратной связи, межличностной поддержки и идентификации с лицами, которые испытывают похожие психологические проблемы; благоприятный для самоисследования и самораскрытия психологический климат; возможность выбора каждым членом группы индивидуальной роли из широкого спектра групповых ролей [135; 170]. Главным доводом в пользу данной формы коррекции смысловой сферы личности является то очевидное обстоятельство, что групповая форма взаимодействия обладает ценными коррекционными ресурсами, которые невозможно изыскать в индивидуальной работе. Несомненным преимуществом групповой коррекции выступает возможность создания и умножения «поля коллективных смыслов», к которому может подключиться каждый отдельный участник группы. «Врастание» групповых смыслов в смысловую сферу ведет к обогащению смыслового опыта личности и соразмерному повышению потенциала смысловой регуляции жизненного пути. При этом необходимо учитывать, что изначально процессы смысловой регуляции существуют в развернутой, социально распределенной форме взаимодействия между членами группы и лишь затем сворачиваются и превращаются в статичные формы смысловых структур личности, в «психические окаменелости» (Л. С. Выготский).

Групповая форма коррекционной работы, таким образом, способствует динамическому развертыванию смысловых структур личности и их изменению в процессе группового взаимодействия и активного обмена смыслами. Наконец, групповая форма работы позволяет моделировать экспериментальные ситуации, максимально приближенные к типичным жизненным ситуациям. В этих ситуациях участники группы опробуют смысловые новообразования и репетируют новый смысловой опыт, что является залогом органичного переноса приобретенных навыков смысловой саморегуляции в повседневную жизнедеятельность. Испытание сформированных навыков смысловой регуляции в тренировочных ситуациях, воссоздающих ситуации из реальной жизни, помогает не только «научению» новым смыслам, но также их проживанию, присвоению и упрочению в смысловой сфере личности. В конечном итоге проживание смыслового опыта в контексте жизнедеятельности или имитирующих ее экспериментальных ситуаций рассматривается как самый надежный способ коррекции смысловых образований.

Комплектование коррекционной группы при работе с асоциальным контингентом имеет свои специфические особенности. Обычно психологическая работа с правонарушителями строится на двух основных принципах: информированности и добровольного участия [160; 161]. Состав коррекционной группы в нашем исследовании был гетерогенным по признакам пола, возраста, социально-демографической принадлежности, образовательному и профессиональному статусу участников. Средний возраст участников группы составил 1 8 лет. Численность коррекционной группы 1 2 человек, что было продиктовано нормами оптимума групповой динамики [ 135]. Члены коррекционной группы переживали похожие психологические трудности, что обусловило однородность ее психологического состава. Необходимо специально отметить, что в коррекционном тренинге не принимали участие лица, имеющие патопсихологический анамнез. Коррекция патологии смысловой сферы личности должна быть многоотраслевой и осуществляться в тесном сотрудничестве с психиатрами, психотерапевтами и патопсихологами.

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
ГЛАВА 3. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
К.В. КАРПИНСКИЙ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ, 2002
ГЛАВА 4. АПРОБАЦИЯ И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММЫ ПСИХОКОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1. ДЕФОРМАЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ПРИ ДЕВИАНТНОМ СИНДРОМЕ
СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
Система смысловой регуляции жизненного пути личности
О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
ГЛАВА 3. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 2. ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
Психическая регуляция жизненного пути
§2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В РАБОТАХ Б. Г. АНАНЬЕВА
§2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В РАБОТАХ Ш. БЮЛЕР
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
УДК 331.Н.М. ЯНКОВСКАЯ СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ В КРИЗИСЕ РЕВИЗИИ И КОРРЕКЦИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА У УЧАЩИХСЯ СРЕДНИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
Системный характер целевой регуляции жизненного пути
§1. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В РАБОТАХ А. АДЛЕРА И К. Г. ЮНГА
Добавить комментарий