ОБРАЗЫ Я, ОБРАЗЫ ДРУГОГО

Что такое отношения — вот вопрос? И когда они возможны — вопрос не менее важный. Предположим, я собираюсь вступить в отношения с кем-либо. Наши отношения будут возможны только тогда, когда есть Я как субъект отношений, и есть Другой как объект моих отношений.

В соответствии с распространенной иллюзией предполагается, что Я есть некто, хорошо мне известный. Другой — для меня, по всем понятиям, загадка. Поэтому мои с ним отношения нужно подготовить, их нужно обдумать.

Как только я начинаю думать о моих отношениях, я перемещаюсь в позицию, позволяющую взглянуть на отношения со стороны, т.е. в позицию Наблюдателя.

Но Наблюдатель может выполнить свои функции только в том случае, если будет опираться на какую-нибудь систему знаний об отношениях. Что фиксирует это знание? Оно фиксирует мнения других, возможно, более опытных наблюдателей. С точки зрения знания, а значит, и моего Наблюдателя, и субъект и объект отношений находятся в одинаковом положении: они оба — Другие, т.е. не Наблюдатели. Кто же они для Наблюдателя? Субъект отношений для Наблюдателя суть образ его самого вступающего в отношения с другим (образ меня для меня). Объект отношений — образ другого, вступающего в отношения со мной (образ другого для меня).

Таким образом, находясь в позиции Наблюдателя, т.е., возможно, еще не вступив, а только имея намерение вступить в отношения, человек априори опирается на знания, полученные от внешних источников, для которых его отношения есть отношения Другого с Другим.

Перемещаясь же из позиции Наблюдателя в позицию участника отношений, человек входит в роль «Я, вступающий в отношения с Другим». И в этой позиции начинает собирать информацию про Другого. Себя самого как Другого (образ меня для другого) человек почти никогда не осознает. Его интересует информация не о себе, а о других людях, об устройстве мира — информация нужная для того, чтобы иметь возможность управлять отношениями к себе, чтобы оптимизировать свое поведение.

Что же включает образ меня, вступающего в отношения? Это совокупность проекций, определяющих некоторые характеристики человека. Своего рода зеркала, отражающие человека:

• как он видит себя самого как Наблюдателя]

• как его видят близкие люди, т.е. референтная (значимая) группа;

• как он представляет себя с идеальной точки зрения (учение, религия, идеалы и т.п.).

Следовательно, представление человека о самом себе складывается из проекций внешних Наблюдателей. Через это представление человек себя и оценивает, отмечает успехи, промахи, достижения, печали — это и есть «собственная точка зрения», т.е. с точки зрения Наблюдателей. От имени этого представления, этого образа, созданного на основе информации, полученной извне, человек и вступает в социальные отношения, которые реализуются в установочном поведении, задаваемом типом ИМ.

При установочном поведении человек, как уникальный субъект во всей своей полноте, в отношениях не участвует. Нет в таких отношениях и Другого, понимаемого как субъект: вместо него присутствует некий образ Другого, который к тому же не совпадает с образом, сформированным Другим для себя. Получается, что образ меня для меня вступает в отношения с образом Другого для меня.

Следовательно, при вступлении в так называемые отношения образ меня, как Я себя представляю, обращается к образу другого, как Я его представляю. В свою очередь, образ другого, как Он себя представляет, обращается к образу меня, как Он меня представляет. В результате каждый говорит сам с собой.

Перемещаясь в позицию Наблюдателя и полагая, что отслеживает свои отношения, человек сам себя отношений, как непосредственного реагирования людей друг на друга, лишает.

Даже применяя предельный объем знаний, доступный Наблюдателю, он контролирует отношения между образами, а не между живыми людьми.

Лишенные диалогических, субъектных отношений, в связи с постоянным ростом социального контроля и самоконтроля эмоциональных проявлений, а значит, связанного с ними эмоционального контакта, люди воспринимают себя как одиночек в толпе, что приводит к массовой невротизации. Об этой проблеме известно давно, но люди в массе своей не связывают причины невротизации с самой природой социальных взаимодействий.

При этом закономерно развивается страх перед вступлением в отношения вообще. Потому что отношения между образами не обеспечивают эмоционального контакта и реальных переживаний, зато могут способствовать разрушению установившихся проекций и представлений о себе и других людях.

И что делать?

Существует ли выход из сложившейся ситуации? Можно предположить, что таких выходов два:

• первый связан с переходом к субъектным отношениям с другими людьми, т.е. без навязывания им своего описания себя;

• второй — с расширением описания самого себя, т.е. изменения отношений «с самим собой».

Перехода к субъектным отношениям с другими людьми человек боится. Он боится, что его не поймут, обидят, унизят и т.п. Ему удается перешагнуть этот страх лишь тогда, когда на пути встает Любовь. Когда мы говорим о Любви, мы говорим именно о субъектных отношениях — отношениях в условиях полного снятия дистанции. Тогда двое становятся одним, а один — двумя, потому что вместе они составляют (с эмоциональной и психологической точек зрения) единое целое. В условиях снятия дистанции в отношениях человек удовлетворяет одну из своих базальных потребностей — потребность в эмоциональном контакте; познает другого непосредственно через переживание, отбрасывая типологические и другие проекции; познает самого себя, отражаясь в другом.

Так, переход к субъектным отношениям с Другим открывает возможности перехода к субъектным отношениям с собой.

Нельзя сказать, что указанный здесь выход не известен человечеству. Безусловно, известен. Но число людей, способных к таким отношениям с окружающими, а в пределе — со всем миром, всегда было очень малым. Большинство же людей, даже если им удается встретить Любовь, распространяют ее законы только на отношения с одним человеком. Распространить такие отношения на весь объем социальных взаимодействий человек, как правило, не решается. Более того, встретив Любовь, многие опасаются довериться ей. Ибо в любовных отношениях нет гарантированного будущего — они спонтанны и непредсказуемы. Именно поэтому Любовь товаром не является. Ее нельзя спланировать или искусственно создать.

Изменение отношений «с самим собой» — этот путь состоит в изучении человеком особенностей своего психологического устройства, своих психических рефлексов и механизмов, в том числе механизмов типа ИМ. При этом появляется возможность научиться не отождествлять с рефлексами и механизмами всего себя. И такого рода знание может быть обращено не только на себя, но и на других людей. Тогда отпадает необходимость в использовании для описания себя внешних проекций, открывается возможность субъектных отношений с собой. Соответственно, Наблюдатель становится посредником в отношениях субъекта, вычленяя его из скорлупы навязанных извне проекций. Таким образом, Наблюдатель видит, что есть Я, а что есть проекции — образ меня для себя, и освобождает Я для непосредственных субъектных отношений.

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
Бугрименко А.Г. СООТНОШЕНИЕ СЛОЖНОСТИ ОБРАЗА Я И ЕГО ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ОТ ОБРАЗА ДРУГОГО
Величева Д. И. ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА НА ОБРАЗ СЕБЯ И ОБРАЗ ДРУГОГО
Назарова И.В. Идеализация образа значимого другого
Образ тела девушек в связи с эталонным образом, транслируемым посредством СМИ
9.4. Первичные образы памяти и персеверирующие образы
МЕНТАЛЬНЫЙ ОБРАЗ И ОБРАЗ ВОСПРИЯТИЕ.
4. ИННОВАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ОТВЕТ ЧЕЛОВЕКА НА ПЕРЕМЕНЫ: МИР, МЕНЯЮЩИЙ ЧЕЛОВЕКА, И ЧЕЛОВЕК, МЕНЯЮЩИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОБРАЗ МИРА
Образ субъекта
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ
Образ объекта
СТАБИЛИЗИРОВАННЫЙ ОБРАЗ
Образ отношений
Добавить комментарий