ПРИМЕРЫ ИССЛЕДОВАНИЙ: СОЕДИНЕНИЕ ПОДХОДОВ

Разрабатывая те или иные концепции и объяснительные модели, авторы рассчитывают на их универсальное приложение к описываемой феноменологии. Какие-то из отмеченных закономерностей действительно имеют универсальный характер. Отечественный исследователь Б. Ф. Поршнев описывал историю развития человеческого общества как противостояние «мы» и «они», взаимная оппозиция которых, по его мнению, оставалась неизменной. Однако явления межгруппового взаимодействия испытывают на себе и бесспорное влияние социокультурных переменных. Известно, что воспроизведение одного и того же эксперимента в различных культурах (в том числе и экспериментов Шерифа) часто дает несовпадающие результаты.

Например, проделанный Агеевым анализ случаев проведения одного эксперимента в разных условиях привел его к выводу, что реалистическая теория межгрупповых конфликтов, равно как и другие объяснительные модели, «работающие» в одном социокультурном контексте, могут оказаться нерелевантными в другом (Агеев, 1990, с. 121). В то же время вряд ли можно подвергать сомнению универсальность таких феноменов, как ингрупповой фаворитизм или психологическая оппозиция «мы — они».

По результатам экспериментальных исследований Агеева, в которых разные группы ставились в очевидно неравные, несправедливые условия взаимодействия, эффекты ингруппового фаворитизма, конкурентные, конфликтные и защитные стратегии в межгрупповом взаимодействии «возникают, интенсифицируются, становятся выраженными тогда, когда:

1) оценка результата в значимом для испытуемых межгрупповом взаимодействии (оценка достижений каждой группы) произвольна, выносится извне без какого бы то ни было обсуждения с группой, а сами критерии, по которым она выносится, непонятны, двойственны, недоступны для понимания испытуемых;

2) само взаимодействие строится по принципу игры с «нулевой суммой» (выигрыш, победа одной стороны автоматически означает проигрыш, поражение другой);

3) при одновременном наличии первых двух условий группа терпит стабильный (постоянный) неуспех, неудачу (поражение, например, если речь идет о межгрупповом соревновании);

4) существует прямая зависимость индивида от группы, например когда личный успех или неудача (пусть даже и чисто символические) зависят исключительно от соответственно успеха или неудачи группы, членом которой он является;

5) нет ощутимой связи между индивидуальной активностью и степенью успешности, иначе говоря, от индивидуальных усилий человека конечный результат полностью не зависит;

6) при наличии всех вышеназванных условий существует возможность прямого сравнения, сопоставления ингруппового и аутгруппового результата, т. е. достижений, успехов обеих групп и их соответствующего вознаграждения (пусть и в чисто символической форме, в форме оценки) извне» (Агеев, 1990, с. 100).

Результаты исследований Агеева, выполненных в том числе в трудовых организациях, напоминают нам о том, что межгрупповые отношения — это не только взаимодействие различных социальных групп (которым всегда более интересовались социологи), но, например, и взаимоотношения различных структурных подразделений и профессиональных групп в организациях.
В работах ряда специалистов описывается так называемый «системный конфликт», характерный для противоречий между функционально взаимосвязанными группами, между лицами, находящимися на одной и той же ступени иерархии. Речь идет о взаимозависимости людей или групп, имеющих разные задачи, но объединенных одной последовательностью действий или общим использованием каких-либо служб или оборудования: «Организационные единицы, которые имеют разные функции, такие как производство продукции, контроль за качеством, продажа, оборудование и финансовый контроль, могут оказаться в разногласии друг с другом в силу их своеобразных функций» (Tiffin, McCormick, 1965, p. 417). Конфликт, вызванный объективным положением различных групп работников в организации, А. И. Пригожий называет позиционным. Такой конфликт является отражением так называемого «межцелевого напряжения». Автор иллюстрирует это примером взаимодействия конструкторского и технологического отделов предприятия. Конструкторы заинтересованы в постоянном совершенствовании продукции, что и является показателем их работы, а технологи — в отлаженном и стабильном производстве. Возникающее взаимное сопротивление сторон выполняет позитивные функции и соответствует интересам организации (Пригожий, 1980, с. 52-53). Фактически конфликты такого рода становятся для определенных категорий работников нормальным явлением, если работа выполняется успешно и замена одних специалистов другими не меняет дела, поскольку причина конфликтов содержится в самих обязанностях людей.

Классическим считается описание конфликтов этого типа, данное в работе Дж. Марча и Г. Саймона «Организации» (March, Simon, 1967). Необходимыми условиями для возникновения «межиндивидуального организационного конфликта» (по терминологии авторов) является сочетание осознаваемой необходимости в совместном принятии решения, с одной стороны, и различие в целях или различия в восприятии реальности, или же то и другое вместе, с другой стороны.

Каждая из этих переменных, в свою очередь, определяется рядом факторов. Так, осознание необходимости в совместном принятии решений прямо связано со степенью взаимной зависимости сторон в плане используемых ресурсов или последовательно осуществляемых действий.

М. Дальтон в своей работе, посвященной изучению разногласий между штабно-линейными работниками, описывает их постоянные конфликты как следствие сложных взаимозависимостей между этими категориями работников в организации (например, продвижение штабных служащих зависит от линейных, тогда как авторитет последних, в свою очередь, в какой-то мере зависит от штабных). Не менее весомой причиной конфликтов является наличие значительных профессиональных и психологических различий между ними (Dalton, 1961).
В одном из проведенных нами исследований на материале нескольких организаций изучались взаимоотношения двух категорий работников — медсестер и врачей. В контексте анализируемой проблемы уместно остановиться на следующих результатах. В целом мы имели дело с благополучными организациями. Опрошенные нами работники были довольны своей работой и не намеревались менять место работы. Взаимоотношения врачей и медсестер оценили как благоприятные 66,6% врачей и 73,2% медсестер. Помимо оценки взаимоотношений в целом опрашиваемым предлагалось раздельно оценить отношение врачей к медсестрам и медсестер к врачам. При этом предлагались следующие варианты ответа: «В целом врачи относятся к медсестрам доброжелательно, с пониманием трудностей их работы и их вклада в лечебный процесс»; «Врачи могли бы более уважительно относиться к труду медсестер и больше считаться с трудностями их работы»; «Врачи часто недоброжелательно относятся к медсестрам, пренебрежительно относятся к их работе». Вопрос об отношении медсестер к врачам имел тождественные закрытия. Результаты приведены в табл. 3.4.

Таблица 3.4. Установки врачей и медсестер по отношению друг к другу (в процентах к числу ответов)

Установки Врачи Медсестры
•Мы к ним»
• доброжелательно 76,5 81,4
• могли бы более уважительно 17,6 15,4
• часто недоброжелательно 5,9 3,4
«Они к нам»
* доброжелательно 35,2 28,8
• могли бы более уважительно 52,9 50,9
• часто недоброжелательно 11,8 20,3

Результаты показывают, что, при общей благоприятной оценке взаимоотношений «мы к ним» «относимся доброжелательно», по мнению подавляющего большинства опрошенных врачей (76,5%) и медсестер (81,4%), а «они к нам» «могли бы относиться более уважительно», считает большинство врачей и медсестер. Таким образом, «мы» — «доброжелательны», а «они» — «недостаточно уважительны».

Описывая межгрупповые конфликты, мы ограничились анализом проблем, возникающих при взаимодействии разных групп. Вместе с тем следует помнить, что межгрупповое поведение — это «любое поведение, демонстрируемое одним или большим числом действующих лиц в отношении одного или большего числа других на основе идентификации действующих лиц (себя и других) как принадлежащих к различным социальным группам или категориям» (Тэджфел, Тернер, цит. по: Агеев, с. 203). Исходя из этого понимания, межгрупгювое измерение может быть необходимым дополнением в анализе межличностных отношений. Например, когда мужчина в сердцах бросает своей жене: «Все женщины одинаковы!», он фактически переходит на язык межгрупповых отношений, переводя ее в категорию «Они», автоматически противопоставляемую «Мы». Именно потому, что в этом высказывании отчетливо ощущается оппозиция, оно и кажется таким обидным. К сожалению, эти межгрупповые компоненты межличностного взаимодействия остаются фактически не исследованными.

С практической точки зрения проблема регулирования межгруппповых отношений формулируется как задача изменения стереотипов. Г. М. Андреева определяет ее содержание как «замену деструктивных, враждебных, негативных стереотипов такими, которые не актуализировали бы межгрупповую агрессию и конфликт и не препятствовали бы установлению взаимоотношения и использованию компромиссных стратегий при принятии решений. Иначе говоря, «защита» от стереотипов в психологическом плане означает не ликвидацию стереотипов вообще, но замену одних — деструктивных и враждебных — другими, более конструктивными и лояльными» (Андреева, 1988, с. 70). В дополнение к этому правомерно говорить о формировании первичных позитивных чувств. Например, если чувства патриотизма усваиваются детьми в возрасте от 6 до 10 лет и они научаются им под влиянием родителей, можно предполагать, что не только любовь к своей стране, но и ненависть к чужеземцам являются «выученными чувствами» (Волкан, Оболонский, 1992).

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД КИССЛЕДОВАНИЮ МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ , НА ПРИМЕРЕ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ
Исследование конкретных примеров
3.3.3. ОБ ОДНОМ ПОДХОДЕ К ОЦЕНКЕ РИСКОВ ДЛЯ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ (НА ПРИМЕРЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В ВУЗАХ)
ПРИМЕР 23. ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
ИССЛЕДОВАНИЕ КОНКРЕТНЫМ ПРИМЕРОВ
ОЦЕНКА ИССЛЕДОВАНИЯ КОНКРЕТНЫХ ПРИМЕРОВ
ИССЛЕДОВАНИЕ КОНКРЕТНОГО ПРИМЕРА
ПРИМЕР 33. ОПРОС ОБ ИССЛЕДОВАНИЯХ С УЧАСТИЕМ ЖИВОТНЫХ
СОЕДИНЕННЫЙ МЕТОД СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ
ПРИМЕРЫ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ОБУЧЕНИЕ И ПОЗНАНИЕ
РОЛЕВАЯ САМООЦЕНКА И ЕЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ (НА ПРИМЕРЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРВОКУРСНИКОВ АлтГПА)
Казачихина Мария Викторовна, Коротенкова Ольга Игоревна ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД НА ПРИМЕРЕ КУРСА ПОЛОВОГО ВОСПИТАНИЯ В СИСТЕМЕ НАЧАЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ.
ПОЖИЛЫЕ ЛЮДИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ
«СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ И ПОЖИЛОЕ НАСЕЛЕНИЕ»
ПРИМЕР 10. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОНТРОЛЬНЫХ ГРУПП ПЛАЦЕБО И ЛИСТА ОЖИДАНИЯ В ОДНОМ ИССЛЕДОВАНИИ
Барткив Е.В. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕЖИВАНИЯ БОЛИ НА ПРИМЕРЕ БОЛЬНЫХ САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ
ВСТАВКА 18.Старение в афроамериканской общине Соединенных Штатов
11.4.2. ПРИМЕР ИССЛЕДОВАНИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ: ОЦЕНКА ПАРАМЕТРИЧЕСКОГО ДИСПЛЕЯ БЕЗОПАСНОСТИ [118]
Добавить комментарий