СОЦИАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ

Напомним, что в соответствии с принятым различением двух принципиальных классов социально-психологических явлений при изучении конфликта можно выделить два аспекта: во-первых, конфликт как собственно социально-психологическое явление и непосредственно наблюдаемое взаимодействие и, во-вторых, его субъективное отражение участниками — осознание и переживание различных сторон конфликтной ситуации.

Последний аспект имеет особенное значение в изучении конфликтов: если многие социально-психологические явления существуют независимо от того, как они воспринимаются и переживаются участниками группового взаимодействия (например, конформизм или групповое давление), то, как уже неоднократно отмечалось, конфликт начинается с осознания его участниками несовместимости их интересов, противоречия их позиций и т. д. Таким образом, само существование конфликта как социально-психологического явления ставится в зависимость от субъективного отражения события его участниками.

Проблемы, связанные с восприятием и отражением конфликтного взаимодействия, мы будем рассматривать исходя из того, что образ ситуации, являющийся регулятором поведения человека в конфликте, представляет собой относительно целостное отражение человеком сути противоречия, общей «расстановки сил», собственных возможностей и возможностей «оппонента», его личности в целом и т. д.

И здесь мы опять сталкиваемся с трудностями, вызванными неразработанностью проблемы ситуаций и их восприятия в психологии. Напомним, что исследования западных психологов показали, что образы ситуаций являются не столько отражением их отдельных элементов или ситуационных свойств, сколько представляют собой своеобразные амальгамы образов «люди-в-си- туациях». Д. Магнуссон (Magnusson, 1981), проанализировавший характеристики ситуаций, предложенные различными специалистами (начиная с работы У. Томаса 1927 года), выделил актуальные ситуационные свойства (сложность, ясность, сила, способствование/ограничение, задачи, правила, роли, физические условия и другой человек) и свойства, связанные с людьми — участниками ситуации (цели, воспринимаемый контроль, ожидания, потребности и мотивы, аффективные тона и эмоции).

В свете упомянутых результатов исследований вычленение в образах конфликтной ситуации ее «чистых» свойств представляется довольно проблематичным. Опыт нашей работы также заставляет думать, что люди воспринимают конфликтные ситуации, участниками которых они являются, скорее в «человеческом» измерении — «я-в-си- туации» и «он/она-в-ситуации».

Хотя акцент был сделан на когнитивных аспектах отражения конфликта, напомним, что восприятие ситуаций имеет аффективную окрашенность, и это проявляется в переживании участниками конфликта тех или иных чувств и эмоциональных состояний, становящихся для них частью общего образа конфликтной ситуации. Обычно авторы, указывающие на эмоциональные компоненты конфликта, отмечают возможность возникновения враждебных чувств, агрессивности, тревожности, страха. Основываясь на своих исследованиях по психологии настроения, Л. В. Куликов (1997, с. 67) предлагает различать мотивационные чувства (бодрость, радость, азарт), тензионные чувства (гнев, страх, тревога — чувства напряжения), самооценочные чувства (печаль, вина, растерянность, стыд). Понятно, что переживание этих чувств участниками ситуации вариативно, зависит от «состояния дел» в конфликте, а также от личностных особенностей. Например, в исследовании Н. А. Батурина (1997) было показано, что эмоциональное содержание неудачи является более сложным и противоречивым, чем переживание успеха. Так, переживание успеха эмоционально почти полностью совпадает с эмоциональным переживанием радости и не имеет различий, обусловленных полом субъекта. Что же касается неудачи, то у юношей она оказалась больше связанной с разочарованием, негодованием, гневом (по мнению автора, это свидетельствует об экст- рапунитивной направленности переживаний), у девушек — с чувствами стыда и вины (и, соответственно, интрапунитивной направленностью).

Социально-перцептивные аспекты конфликта будут нами рассмотрены с точки зрения представлений об адекватности отражения конфликтной ситуации и с точки зрения образа «другого».

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
КАУЗАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ КАК РЕГУЛЯТОР СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Круглова МОТИВАЦИЯ АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ КАК РЕГУЛЯТОР СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ
Глава 1. СОЦИАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНЫЕ И РЕФЛЕКСИВНЫЕ АСПЕКТЫ КОНФЛИКТА
ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ СОЦИАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНОГО ОБРАЗА
Б.П.КОВАЛЕВ, С.В.КОНДРАТЬЕВА, Л.А.СЕМЧУК. ПСИХОЛОГИЯ ШКОЛЬНОГО КОНФЛИКТА: СОЦИАЛЬНО-ПЕРЦЕПТИВНЫЕ И РЕФЛЕКСИВНЫЕ АСПЕКТЫ, 2001
Власова Е. Ф. Котов А. А. СОЦИАЛЬНОЕ И ПЕРЦЕПТИВНОЕ ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗНАЧЕНИЙ НОВЫХ СЛОВ
ПЕРЦЕПТИВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И ПЕРЦЕПТИВНЫЕ КАТЕГОРИИ
Психические регуляторы труда
РЕГУЛЯТОРЫ ПСИХОМОТОРИКИ
Что выступает в качестве психических регуляторов труда?
НОРМАТИВНЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ
5.3. ПСИХИЧЕСКИЕ РЕГУЛЯТОРЫ ТРУДА
РЕГУЛЯТОРЫ ДЕЙСТВИЯ НА ЭТАПЕ ИСПОЛНЕНИЯ
РЕГУЛЯТОРЫ КОНФЛИКТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
1.3. ОБЗОР ПСИХИЧЕСКИХ, РЕГУЛЯТОРОВ ТРУДА
РЕГУЛЯТОРЫ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ
ОБЗОР ПСИХИЧЕСКИХ РЕГУЛЯТОРОВ ТРУДА
МОТИВАЦИОННЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА II. ПСИХИЧЕСКИЕ РЕГУЛЯТОРЫ ТРУДА, ОТРАЖЕННЫЕ В ПАМЯТНИКАХ МАТЕРИАЛЬНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ПИСЬМЕННОСТИ
Добавить комментарий