ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Описание конкретного содержания типов ИМ, а также практического содержания межличностных отношений, всегда вызывает наибольшее разногласие и напряжение между различными представителями «соционического мира».

Дело в том, что как только мы переходим от теоретических обоснований к практике, тут же появляется сам пишущий с его жизненным опытом, представлением о том, какое содержание лежит за тем или иным действием человека, взглядами, понятиями, правилами и социально-психологическим миром, из которого он родом.

Из области попыток строгой научности мы переходим в область отношений, симпатий, антипатий и предпочтений. Недаром время от времени все исследователи, стремящиеся к корректности психологических знаний, вынуждены взывать к пользователям, обращая их внимание на то, что нет плохих и хороших типов ИМ; что абсолютно не обоснован перенос на человека в целом своего приятия или не приятия, присущего ему способа приема, переработки и выдачи информации. Тип информационного метаболизма есть всего лишь механизм, присущий человеку подобно тому, как присущ ему тип темперамента или телосложения; это только механизм, средство, пустая форма, которую человеческий опыт, образованность, представление о том, что хорошо или плохо, культурная среда, в которой он вырос и еще множество факторов, заполняют конкретным содержанием.

Еще острее вопрос субъективности восприятия и трактовки виден при описании отношений между типами ИМ. Много лет назад основатель соционики Аушра Аугустинавичюте обнаружила закономерности во взаимодействиях разных типов ИМ. Смею утверждать — типов, а не людей. И в соответствии со своим представлением о содержании таких отношений, она дала им названия: дополнения, активации, зеркальные, тождественные, неполного дополнения, полной противоположности, миражные, конфликтные, контроля, социального заказа, родственные, квазитождества, супер-эго, деловые. Тем самым в описание типов было внесено эмоциональное к ним отношение. И началось…

Появились устойчивые легенды о самых хороших и самых плохих отношениях; мечты о встрече с дополняющим; объяснения сложностей и трудностей во взаимопонимании исключительно отношениями между типами ИМ; и что самое поразительное, объяснения отсутствия любви и уважения «не благоприятным» способом взаимодействия информационных механизмов. Но самое удивительное, что предложенное содержание отношений типов ИМ было принято как данность и никогда не подвергалось сомнению.

А если предположить, что открытый автором соционики механизм есть не что иное, как пустая форма, содержание которой далеко не так уж однозначно?

Вожделенные для многих отношения дополнения вполне могут быть восприняты как отношения консервативные, тормозящие деятельность каждого из партнеров: я знаю то, что ты не знаешь, я сделаю то, что ты не умеешь, я чувствую то, что ты не чувствуешь и т.д. и т.п.

А «устрашающие» отношения социального заказа? Почему они не могут быть восприняты как отношения социальной активации? В результате взаимодействия таких механизмов один человек активизируется к действию и самостоятельности, а другой — к генерированию идей. Столь же очевидным для многих людей может оказаться, что противоположные отношения, обозначаемые часто как «взаимоуничтожающие», могут заполниться совсем другим содержанием и восприниматься как отношения «целостности»: я воспринимаю одну часть мира, а ты — другую. Взаимодействие таких людей может соединить разрозненные части в целое.

Противоположный тип — это наше Зазеркалье, он показывает то, что мы вытесняем, то, чего мы боимся; он лишен тех страхов, которыми наделены мы, а мы лишены тех страхов, которыми наделен он. Поэтому инфернальное тяготение друг к другу людей с противоположными типами ИМ определяется тем, что «другой» есть образ царства свободы.

У каждого человека есть оборотная сторона (подобно обратной стороне Луны), которая уравновешивает его обращенную к людям сторону.

Для противоположных типов ИМ содержание 3-й функции противоположного типа является подсказкой о пути решениями его проблем.

Представляется, что такой подход дает возможность освободить соционику как науку от налета инфернальности, что так отталкивает многих людей от принятия этого столь практичного и полезного знания.

Соответственно, описание типов ИМ, приведенное в этой книге, читатель, искушенный в соционической литературе, найдет, скорее всего, странным и необычным. Дело в том, что даже в отличие от собственного курса лекций, прочитанного мной в Санкт-Петербурге в 1998 г., я постарался максимально абстрагироваться от субъективных впечатлений при наблюдении различных людей как носителей определенного типа ИМ. В результате большая часть проявленности каждого типа ИМ была освобождена от несущественных, в принципе, деталей сугубо личного характера, связанных с определенным социально-психологическим миром, уровнем образованности, профессиональными занятиями, особенностями личных отношений и т.д.

Так, описание типа ИМ, насколько возможно, перестало походить на описание человека, чем, собственно, и грешит масса «соционических исследований». Что же осталось? Осталось структурное описание механизма приема, переработки и выдачи информации, внешне проявленного в определенных поведенческих реакциях — фразах или поступках, которые всегда присутствуют в человеке как тенденция, как готовая, рефлекторная модель установочного поведения.

Содержательная сторона таких моделей, в первую очередь, зависит от структуры типа ИМ, т.е. от того, какие элементы и на каких именно функциях находятся. Следовательно, если один и тот же элемент оказывается в разных типах ИМ на одной и той же функции, то он несет с собой, по сути, одинаковые поведенческие тенденции. Однако все функции типа ИМ в процессе его работы взаимосвязаны, независимо от того, какая из них в данный момент приема и переработки информации лидирует. Поэтому в совокупности общая модель поведения, инициированная данным типом ИМ, всегда несет на себе отпечаток всех четырех функций одновременно, так что механическая сумма четырех функциональных тенденций оказывается не равна целому.

Так, например, модели поведения, инициированные типами ИМ «Жуков» и «Дон Кихот», в зоне «производства вовне» сходны. И тот и другой тип ИМ манипулирует средствами субъектной логики (объяснениями, теориями, гипотезами) таким образом, чтобы не затронуть и, более того, укрепить зону самооценки — утверждение своего права на всеобщую любовь и почитание. Однако их активность всегда опирается на принципиально разные основания при так же различных сферах суггестивного притяжения. Тип ИМ «Дон Кихот» в своем творчестве опирается на собственное ощущение целостности внешней ситуации, суггестируясь сенсорным комфортом. А тип ИМ «Жуков» в творчестве опирается на свое право решительно действовать, если это происходит в зоне его субъективных, внутренних идеалов (сфера суггестии). В результате установочное поведение, свойственное типу ИМ «Жуков», для внешнего наблюдателя выглядит часто как экспансия, как силовое давление, сопровождаемое теоретическими объяснениями на тему: почему именно такие действия необходимы. Установочное же поведение, свойственное типу ИМ «Дон Кихот», при прочих равных условиях всегда выглядит более мягким, приспособленческим, хотя также изобилует размышлениями и объяснениями по поводу и без…

O Берегись мягкого «Жукова» —

под этой личиной может скрываться

твердый «Дон Кихот»!

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
ОТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ К ПСИХОТЕХНИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
ГЛАВА 1. СПЕЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ПОЛЯКОВ А.М. О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕНА ОСНОВЕ ТЕОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
ТЕМА 3. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
КОГНИТИВНЫЕ ТЕОРИИ МОТИВАЦИИ, ИЛИ ТЕОРИИ ПОТРЕБНОСТИ В ЗНАНИИ
ГЕДОНИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ МОТИВАЦИИ, ИЛИ ТЕОРИИ УДОВОЛЬСТВИЯ
СИНТЕЗ ТЕОРИИ МЕСТА И ВРЕМЕННБЙ ТЕОРИИ
§5. ТЕОРИИ СЛУХА: ТЕОРИИ «ПЕРИФЕРИЧЕСКОГО АНАЛИЗАТОРА», «ЦЕНТРАЛЬНОГО АНАЛИЗАТОРА»
НЕГАТИВНАЯ ПРАКТИКА
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
Глава 5. Практика шаманизма.
Часть II. Практика психоанализа
РАЗДЕЛ 2. АКМЕОЛОГИЯ И ПРАКТИКА
Теория и практика холотропного дыхания
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ
Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАКТИКА
Становление практики управления конфликтами
ПРАКТИКА.
Добавить комментарий