ВВЕДЕНИЕ

Белорусское государство вступает в период формирования новой экономической, политической, правовой и культурной системы. Прогрессивное развитие любого общества зависит от нормативной ориентации социальных действий отдельных индивидов и правовой регламентации социального взаимодействия их групп. В период социальной трансформации осложняется нормальное функционирование механизмов социализации личности, вследствие чего скачкообразно возрастает риск социальных кризисов и потрясений, нарушаются процессы воспроизводства социального опыта, дестабилизируется социальная идентичность. Все эти явления совокупно детерминированы ломкой системы социальных ценностей и идеалов, распадом традиционных институтов социализации, отказом от прежних морально-правовых устоев и социальных нормативов, сменой эталонов социального поведения. Закономерным результатом нарушения механизмов трансляции социального опыта является появление «островков» асоциальной культуры, «населенных» деклассированными и маргинальными личностями, которые демонстрируют образцы отклоняющегося от социальных норм и культурных традиций поведения.

Динамично меняющиеся условия общественной жизни ставят перед психологической наукой новые теоретические проблемы и практические задачи. Психология должна быть динамической наукой в меняющемся мире, так как в противном случае ей не миновать системного кризиса, вызванного отставанием научного мышления от реалий жизни. Негативные явления переходного общества — рост преступности, наркомании и прочих деструктивных форм социального поведения, «эпидемия» типичных для нашего времени экзистенциальных неврозов и личностных смыслопатологий — требуют научного осмысления и практического вмешательства со стороны психологов. Задача психологического анализа, коррекции и профилактики социальных отклонений стоит сегодня как никогда остро. Она связана с генеральной целью социальной политики Республики Беларусь, поскольку ее решение изначально ориентировано на активизацию человеческого фактора во всех сферах жизни, обеспечение психологической безопасности общества, оздоровление и сохранение психического здоровья нации.

Указанная задача имеет прямое отношение к основополагающим направлениям молодежной политики, которая ориентирована на создание благоприятных условий для всестороннего развития личности молодого человека. Официальная статистика и результаты социологических исследований свидетельствуют о широком распространении различных форм социальных отклонений в молодежной среде и, в частности, о резком «омоложении» преступности за последние десять лет. Молодое поколение непосредственно претерпевает кризис социализации и в этой связи наиболее сенситивно к негативным социальным явлениям. Ввиду данного обстоятельства эффективная реализация основных направлений государственной молодежной политики немыслима без глубокого психологического обоснования проблем, которые переживает современная молодежь.

Особую актуальность проблеме девиантного поведения личности — и особенно ее криминальному аспекту — сообщает осуществляющаяся в Республике Беларусь реформа судебно-правовой системы и обновление национального законодательства в сторону гуманизации и демократизации. Социальный заказ на изучение де- виантного поведения личности исходит прежде всего от системы органов уголовного преследования и пенитенциарных органов, в фокусе внимания которых постоянно находится криминальное поведение и личность преступника. Это обусловлено аксиоматизацией главного принципа уголовного процесса: судят не поступок — судят личность. В сфере уголовного судопроизводства и уголовного исполнения все шире пропагандируются личностный и индивидуальный подходы, принцип субъективного вменения как основополагающие начала назначения наказаний и исправления осужденных. На практике эти принципы означают, что назначенное наказание должно быть соизмеримо со степенью общественной опасности личности преступника, поскольку соразмерность наказания личностной криминогенности является ключевым условием эффективного перевоспитания.

Гуманистическая система государственного правосудия базируется на повсеместном учете и всестороннем выявлении роли личностных факторов в детерминации и генезисе противоправного деяния. При этом основная ставка делается на использование специальных психологических познаний в процессуальных формах эк- спертно-диагностической, вспомогательной и консультативно-рекомендательной деятельности психолога. Однако практический запрос со стороны правоохранительных структур государства нередко сталкивается с недостаточной научной разработанностью проблемы девиантного поведения и, в частности, с малой изученностью личностных предпосылок криминального поведения и жизненного пути. Представляется, что психологическое исследование смысловой регуляции жизненного пути правонарушителей в определенной мере восполнит пробел теории, а внедрение его результатов в практику экспертной, профилактической и коррекционно-ис- правительной деятельности психолога будет способствовать совершенствованию уголовного правосудия и практики исполнения наказаний.

Долгое время преобладающими в психологии девиантного поведения личности являлись описательные подходы, в которых причины социальных отклонений атрибутировались биологическим, социальным, юридическим, политическим факторами. Позволяя более или менее успешно прогнозировать массовую динамику социальных отклонений, такие подходы в принципе не способны объяснить и предсказать изменения, происходящие с девиантной личностью в процессе ее становления и развития на протяжении жизненного пути. В этой связи необходим анализ личностных предпосылок девиантного поведения и жизненного пути, результаты которого могут быть использованы как в теоретических, так и в практических целях.

Проблема девиантной личности и отклоняющегося от социальных предписаний жизненного пути актуализируется не только социальными условиями, но также внутренними тенденциями развития психологической науки. Одной из наиболее влиятельных в современной психологии является тенденция гуманитаризации.

Она выражается в пробуждении научного интереса к проблемам «человеческого в человеке» [27; 148]. Освоение этих проблем подразумевает изменение стиля научного объяснения: причина всякого феномена приписывается не внешним социальным условиям жизнедеятельности, а усматривается в личности как субъекте активного взаимодействия с социумом. Указанная тенденция активно проникает в психологическую теорию девиантного поведения личности. Еще совсем недавно, анализируя проблему «moral insanity» — моральной дефективности, Л. С. Выготский констатировал, что нарушения поведения малолетних проституток, беспризорников и правонарушителей нельзя считать психической патологией, поскольку наблюдаются случаи сглаживания поведенческих синдромов при перемещении неблагополучных подростков в благотворную социальную среду [36, с. 150 — 152]. Сегодня такое объяснение признается частичным, поскольку в детерминации девиантного поведения — наряду с социальной ситуацией развития — участвует личность как носитель субъектной активности. Общей причиной девиаций, несомненно, является разрыв преемственности у поколений социального опыта и социальная депривация, которая деструктивно влияет на социализацию личности. Сохранность механизмов передачи социального опыта и, в первую очередь, ценностно-смыслового опыта культуры, является всего лишь предпосылкой культурно-исторического становления человека в его подлинно человеческом качестве как субъекта собственного поведения и жизни.

Если социальные причины девиаций заключаются в социальной ситуации развития, то психологические причины следует искать в особенностях смысла жизни и смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности. Такая позиция утверждается, например, гуманистическими психологами, которые рассматривают социальные отклонения как внешние проявления «недостаточной человечности» индивида , в частности, отрезанности от общечеловеческих смыслов жизни. В контексте экзистенциальной психологии деструктивные девиации поведения и жизненного пути считаются признаками экзистенциального кризиса личности, порождаемого отсутствием или потерей смысла жизни, блокированием специфически человеческих потребностей в смысле, вере, самоактуализации, причастности [158; 159; 171]. В этой связи необходимо учитывать, что для подрастающих поколений человеческая культура оказывается не «кунсткамерой ценностей прежних поколений и не сводом законов, норм, готовых истин, а неисчерпаемым резервуаром прецедентов (человеческих судеб), сотворенных конкретными историческими личностями. Их переосмысление, рефлексия и является механизмом творения опыта собственной жизни и ее культурного, духовного смысла» [151, с. 109 — 110].

В отечественной психологии также разработан целый ряд подходов и принципов, объясняющих феноменологию, механизмы и закономерности предметной деятельности, социального поведения и жизненного пути личности. В контексте этих подходов и принципов личность описывается в терминах механизмов психической регуляции целостной жизнедеятельности, а личностное развитие рассматривается в единстве с динамикой условий индивидуального жизненного пути. Методологическое закрепление это находит в биографическом подходе, который утверждает взаимозависимость личности и ее жизненного пути [1-3; 4; 11; 76; 93 — 95; 132]. В современной психологической науке проблема жизненного пути личности «включает целый комплекс важнейших и теоретических вопросов, решение которых во многом определяет судьбы самой психологии и ее практическое значение» [13, с. 212]. По мнению ряда исследователей, категория жизненного пути и биографический подход обнаруживают огромный эвристический потенциал в применении к проблеме девиантного поведения и аномального развития личности [27; 155; 175]. Это, в частности, означает, что раскрытию движущих причин, психических механизмов и закономерностей формирования девиантной личности должны быть посвящены специальные исследования, опирающиеся на биографический подход и категорию жизненного пути.

Настоящее исследование базируется на смысловом подходе, который фиксирует психологический статус личности как особой регуляторной инстанции, подчиняющей активность субъекта устойчивой структуре его жизненных отношений. Актуализация смыслового подхода представляется необходимой и вынужденной мерой по той причине, что в настоящее время в психологии деви- антного поведения господствуют так называемые «коллекционерские трактовки личности» (А. В. Петровский). Их общая суть выражается в том, что психологическая структура девиантной личности конструируется из разноуровневых и не стыкующихся между собой свойств. Причина этому — разросшееся количество никак не упорядоченных экспериментальных данных об индивидных, субъектных и собственно личностных особенностях нарушителей социальных норм. Все это, несомненно, препятствует не только развитию теоретического понимания девиантной личности, но и выходу соответствующих теоретических разработок в сферу практического применения.

Смысловой подход необходимо расценивать как эффективное теоретическое средство преодоления эклектического, «собирательного» понимания девиантной личности. В его контексте не очень важны отличия девиантной от нормальной личности по целому профилю разноуровневых качеств — от свойств темперамента до черт характера. В рамках данного подхода проблема девиантной личности приобретает новое психологическое измерение: «иное, чем измерение, в котором ведутся исследования тех или иных свойств и состояний человека; это — исследование его места, позиции в системе, которая есть система общественных связей, общений, которые открываются ему; это — исследование того, ради чего и как использует человек врожденное ему и приобретенное им» [86, с. 385]. Установление различий девиантной и нормальной личности в том, ради чего и как они используют свои врожденные задатки и приобретенные способности, требует исследования смысла жизни и целостной системы смысловой регуляции жизненного пути девиантной личности. Это определяет предмет, цель и задачи настоящего исследования.

Январь 24, 2019 Коррекционная психология
Еще по теме
ВВЕДЕНИЕ
Введение
ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
1. Введение
ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Раздел 1. ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПРАКТИЧЕСКУЮ ПСИХОКОРРЕКЦИЮ
Часть I. Введение в общую психологию
РАЗДЕЛ I. ЭВОЛЮЦИОННОЕ ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Добавить комментарий