НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ В ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА КРОСС-КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В статье представлены теоретические основы исследования феномена кросс- культурного взаимодействия с помощью нарративного анализа. Автором описаны наиболее распрастроненные методы нарративной психологии, к которым относится метод CCRT, дискур-анализ и нарративное интервью.

Культурная ситуация начала XXI века характеризуется сложностью и многозначностью, быстрым ростом количества межкультуральных связей, преодолением замкнутости традиционных культур и этнических стереотипов. В связи с этим особое значение приобретают процессы коммуникации представителей различных культурных общностей. Возрастает роль кросс-культурных исследований, которые позволяют решить парадоксы, возникающие при взаимодействии представителей различных культур, и сделать процесс межнационального взаимодействия более продуктивным. В отечественной психологии проблемами кросс-культурного взаимодействия занимаются Т.Г. Стефаненко, В.А. Ядов, В.А. Янчук, в зарубежной психологии — Г. Триандис, Э.Холл, А.Фиске и др.

Любое взаимодействие происходит в специфическом социальном контексте, который в значительной мере определяется культурно-обусловленными особенностями. В исследовании кросс-культурных феноменов наиболее обоснованной из быстро развивающихся современных объяснительных парадигм является нарративный анализ. Он позволяет осуществить максимальное проникновение в феноменологию изучаемых явлений и обладает мощным потенциалом. Анализ нарративов охватывает, по сути, все измерения социальной реальности: от индивидуального уровня упорядочивания и интрерпретации жизненного опыта до уровня социальных взаимодействий (взаимодействия индивидуальных историй), где нарративы выступают своеобразными социально сконструированными «линзами», служащими средством интерпретации социальной реальности. Выше — на уровне культуры — существуют метанарративы как культурные, врожденные метаповествования, влияющие на способы конструирования индивидуальных нарративов. С этой позиции «нарратив — это то, как истории, циркулирующие в обществе, конституируют нашу жизнь и жизнь других. Как отмечает Квале, нарратив — это одновременно и способ объяснения, и способ представления. Люди могут нарративно воспринимать мир и нарративно о нем рассказывать.

В описании истоков нарративного подхода можно выделить (1) философские идеи, оказавшие влияние на становление нарративной психологии, (2) психологические концепции, ставшие предпосылками к ее формированию, (3) филологические и (4) литературные истоки подхода, а также (5) предпосылки времени и пространства, «языковой моды», оказавшие влияние на развитие нарративной парадигмы. В данной статье рассмотрим лишь философские и психологические подходы.

Основателем нарративной психологии справедливо будет назвать Аристотеля. Ведь именно ему принадлежат те многочисленные наррации, тексты, истории, которые легли впоследствии в основу социальных конструктов миропонимания на тысячелетия вперед. Джером Брунер пишет: «В списке литературы о предмете существуют, хотя и мало, и античные источники. Серьезно к проблемам природы, употребления и мастерства в нарративах подошел Аристотель в своей «Поэтике». Его интерес в основном обращался к вопросу о том, как литературные формы «имитируют» жизнь — то есть к теме мимезиса». В дальнейшем развитии нарративный подход обязан, прежде всего, пробудившимся у философии интересом к языку и последовательной разработке этого интереса, повлекшей за собой смену парадигм в целом ряде областей гуманитарного знания.

Идеи нарративного толка в отечественной психологии восходят к классическим работам Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева и А.Р. Лурия, пересекаются с исследованиями современных ученыхВ.Ф. Петренко, Д.А. Леонтьева, Т.В. Ахутиной, В.В. Нурковой, В.В. Знакова и Ф.Е.Василюка. Поначалу громкий нарративный поворот в рамках психологии сводился преимущественно к техникам практической работы в области психотерапии, в то время как академическая наука оставалась «какбы ни при чем». Однако в последнее время исследователи все чаще говорят о том, что нарративное составляет не дополнительную, а неотъемлемую часть психологического знания.

Суть нарративной психологии в самом общем виде может быть отражена в следующих положениях: 1) культурные артефакты рассматриваются предельно широко — как повествовательные структуры (тексты) — носители специфически человеческих значений и смыслов, к которым в процессе социализации приобщается развивающийся субъект; 2) признается, что жизнь и отношения людей формируются культурно закрепленными повествованиями разного типа, усвоенными в процессе социализации; базовые концепты, сюжеты, мотивы, персонажи этих историй используются ими для осмысления, структурирования и описания собственного опыта, т.е. фактически составляют основу организации содержания сознания и поиска смыслов существования; 3) жизненный путь личности понимается как осмысленное целое, существующее для нее самой и для других в форме завершенной истории — автобиографического нарратива.

Е.С. Жорняк считает, что основой для нарративной психологии является идея о том, что «жизни и отношения людей формируются знаниями и историями, которые были созданы сообществами людей и которые привлекаются этими людьми для осмысления и описания их опыта, а также определенными практиками Я и отношений, в которых способы жизни связываются с этими знаниями и историями». Майкл Уайт, считающийся основателем нарративной психологии, отмечает, что нарративная психология сконцентрирована на том, как люди выражают свой опыт. Дж. Брунер подчеркивает, что нарративная психология — это, скорее, некое поле исследований, совокупность дискурсивных практик о том, как «мы конструируем, реконструируем и, в некотором смысле, вновь изобретаем наше вчера и завтра». Из вышесказанного можно сделать вывод, что нарративная психология, в самом общем виде, может быть понята как корпус психологических теорий и знаний, имеющих в своей основе в качестве единицы анализа речевые высказывания (нарративы), понимаемые как различного рода языковые сообщения, построенные по принципам художественных повествований и созданные людьми как описания опыта и способа ыос оюызлы.

Сторонники нарративного подхода предлагают считать нарратив универсальной характеристикой любой культуры, поскольку все культуры аккумулируют и транслируют собственные символы, смыслы, ценности посредством текстов. При таком понимании разнообразные культурные тексты с фиксированными в них значениями становятся существенным элементом культурного социогенеза как непрерывного «здесь и теперь» себя-творения, независимо от того, в какой знаково-символичес- кой системе они представлены: вербальной — в форме литературных текстов или дискурсов — либо невербальной музыкальной, живописной, архитектурной и т.п.

Калмыкова определяет нарратив как форму дискурса, который обладает особыми коммуникативными характеристиками, а именно: стимулирует референтную активность в слушателе, т.е.

«вызывает определенную ответную реакцию, основанную на идентификации с рассказчиком». «Минимальное» определение нарратива дано Барбарой Хернстейн Смит: «кто-то рассказывает кому-то, что что-то произошло».

Если рассматривать нарратив с точки зрения структуры и содержания, то его можно поделить на два — в широком и узком смысле этого слова. К первому относится повествование вообще как процесс порождения историй, рассказов, описаний и так далее, а к последнему — конкретная, четко очерченная форма повествования, существующая наряду с другими (например, отчетом, описанием или изображением), отличительной чертой которой предлагается считать наличие конфликта (или осложнения) и его разрешения. В «практике» нарратива главной задачей является изучение индивидуальных случаев или в целом биографий обычных людей для конструирования на их основе типичных моделей психических структур. Нарратив в этой парадигме исследования рассматривается как средство организации личного опыта, отражающее эмоциональное состояние рассказчика. Анализ нарративов основан на идеях интертекстуальности (все, что автор узнал до создания своего текста, невольно и неосознанно прорывается в его «творении»), множественной интерпретации и неотделимости текста от контекста, диктующего его оценку, и проводится при помощи контент-аналитических методов. В.А. Янчук отмечает: «Нарративные методы заменяют статистическое сравнение центральной тенденции описаниями, содержащими многочисленные нюансы того, что означают различные взаимоотношения в культуре и как по-разному они могут пониматься в различных контекстах даже в, казалось бы, гомогенной культуре».

К наиболее распространенным методам нарративной психологии относятся: метод CCRT, дискурс-анализ и нарративное интервью. Метод С CRT заключается в анализе речи клиента, направленном на выделение так называемых «эпизодов взаимодействия». Эти эпизоды определяются как рассказ о каком-либо взаимодействии клиента с окружающими его людьми, удовлетворяющий следующим требованиям: (1) единство места, времени и объекта, с которым взаимодействует пациент; (2) наличие всех трех компонентов CCRT в пределах одного эпизода, а именно — желания (или интенции), реакции объекта и реакции субъекта.

Дискурс-анализ. По определению Н.Ф.Калининой, дискурс — «текст, рассматриваемый в единстве с экстралингвистическими (неречевыми — психологическими, прагматическими, социокультурными) факторами его создания и функционирования. В рамках нарративного подхода важным считается корректное различение дискурса и нарратива. Так, если дискурс — это совокупность особым образом оформленной речевой деятельности о чем-либо (например, психоаналитический дискурс — совокупность речевой деятельности о психоанализе), то нарратив — это речевое высказывание, рассматриваемое как построенное по принципам и закономерностям художественного текста. Дискурс состоит из нарративов его участников, однако не исчерпывается ими.

Нарративное интервью, согласно В.Ф. Журавлеву, состоит из трех этапов. Первый этап: начало интервью и основной рассказ. Исследователь кратко формулирует просьбу или общий вопрос («нарративный импульс»), цель которого — стимулировать респондента к биографическому повествованию. Второй этап: «фаза нарративных расспросов». Респонденту задаются вопросы о событиях, упомянутых им ранее в своем повествовании. Третий этап: заключительная часть. Респондент получает слово как «теоретик», развивая аргументацию, давая оценки и объяснения по поводу событий своей жизни. После проведения серии нарративных интервью исследователь приступает к обработке и интерпретации полученного материала. По сути, качественное интервью, исходя из этого, может быть рассмотрено в целом как нарратив. Заданный угол зрения на качественное интервью позволяет сфокусироваться на интерпретативных возможностях качественного интервью как целостного повествования, имеющего временные, смысловые, сюжетные измерения. С этой точки зрения можно говорить о нарративном измерении интервью как качественного исследовательского метода. Нарративное измерение позволяет исследователю считать интервью повествованием от начала и до конца.

Таким образом, нарративная парадигма в психологии представляет себя вполне самодостаточное, обоснованное и широко представленное направление гуманитарной мысли конца XX — начала XXI века и является универсальной характеристикой любой культуры, поскольку все культуры аккумулируют и транслируют собственные символы, смыслы, ценности посредством текстов. В исследовании кросс-культурных феноменов наиболее обоснованной из быстро развивающихся современных объяснительных парадигм является нарративный анализ, который по сравнению с иными методами позволяет осуществить максимальное проникновение в феноменологию изучаемых явлений. Тем не менее наблюдается дефицит общепсихологического осмысления нарративного подхода, недостаточно проработанными являются многие теоретические построения.

В данном случае, к этому привел значительный перевес в работе по практическому применению нарративного подхода над теоретическим, вследствие чего происходит подмена понятий, и нарративы понимаются уже не как феномены текста, а как поведенческие или когнитивные акты.

Список литературы:

1. Жорняк, Е.С. Нарративная терапия: от дебатов к диалогу / Е.С. Жорняк // Журнал психологии и психоанализа. — 2001. — №3. — С. 91-124.

2. Журавлев, В.Ф. Нарративное интервью в биографических исследованиях / В.Ф.Журавлев // Социология. — М., — 1993-1994; — № 3 — 4. — С. 34^13.

3. Калинина,Н.Ф. Лингвистическая психотерапия / Н.Ф. Калинина. — Киев, 1999.-251 с.

4. Калмыкова, Е.С. Нарратив в психотерапии: Рассказы пациентов о личной истории (Часть 1, теоретическая) / Е.С. Калмыкова, Э. Мергенталер // Психологический журнал. — 1998. — № 5. — С. 97-98.

5. Квале, С. Исследовательское интервью / С. Квале. — М.: Смысл, 2003. — 301 с.

6. Сапогова, Е.Е. Автобиографический нарратив в контексте культурно- исторической психологии / Е.Е. Сапогова // Культурно-историческая психология. 2005,-№2. -С. 25-34.

7. Янчук, В.А. Интегративно-эклектический подход к анализу психологической феномонологии: словарь-справочник / В.А. Янчук. — Мн.: АЛО, 2001. — 40 с.

8. Bruner, J. Life as Narrative / J. Bruner 11 Social Research. — 1987. — № 54(1). — P. 11-32.

Январь 24, 2019 Педагогическая психология
Еще по теме
УДК 159.923.О.В. БОРОДАЧЕВА К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ФЕНОМЕНА НАРРАТИВНОСТИ И АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО НАРРАТИВА
КРОСС-КУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ СВЯЗИ КРЕАТИВНОСТИ И ТОЛЕРАНТНОСТИ
Дрынкина Т.И. Кросс-культурный анализ нормативных регуляторов экономического поведения
КРОСС-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ
МЕТОДОЛОГИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ И КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Добромыслова Е.М. НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ЦЕЛИ И ПРЕИМУЩЕСТВА КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
МЕТОДЫ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: КОММУНИКАЦИЯ С ИСПЫТУЕМЫМИ
КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ (CROSS-CULTURAL PSYCHOLOGY)
КРОСС-КУЛЬТУРНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ (CROSS-CULTURAL COUNSELING)
ПРИМЕРЫ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: ОБУЧЕНИЕ И ПОЗНАНИЕ
Первицкая А.А. КРОСС-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБУЧЕНИЯ
КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА (CROSS-CULTURALPSYCHOLOGICAL ASSESSMENT)
Фабрикант М. С. ИНТЕГРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ЭТНОПСИХОЛОГИИ В МИРОВУЮ КРОСС-КУЛЬТУРНУЮ ПСИХОЛОГИЮ
организация кросс-культурного исследования ролей членов парламентских структур
КРОСС-КУЛЬТУРНЫЕ УЧЕБНЫЕ ПРОГРАММЫ (CROSS-CULTURAL TRAINING PROGRAMS)
Добавить комментарий