10.2. Транскоммуникативный универсум исследования ноодинамики душевной жизни человека

Выше были очерчены самые общие контуры метаисторической вертикали развития в понимании масштаба и глубины коммуникативной природы проявления ноэтического процесса на уровне душевной жизни человека. При этом пришлось избежать множества напрашивающихся детализаций, поскольку основная задача данной работы - раскрытие основных аспектов транскоммуникативной парадигмы как постметодологической перспективы антропологической психологии.
Замечу, что также вынужденно выпускаю из рассмотрения горизонтальный план уже многочисленных работ, в которых человеческая коммуникация выступает как предмет исследования в различных междисциплинарных ракурсах. В ситуации «парадигмального сдвига» возникает необходимость очертить многомерный и многоуровневый «коммуникативный экран», точнее, «транскоммуникативный универсум», в котором бы непосредственно проживалось и выражалось все многообразие ноо-динамики душевной жизни, определяющее её качество, полноценность и эффективность.
И здесь настало время заострить специфику проблемы. Ноодинами-ка, эйдетика воображаемого - это неочевидная сторона коммуникации, синхронистичная ее особым степеням свободы, т.е. неочевидным, отличающимся от степеней свободы физического мира (Ассаджиоли, 2008; Пол-борн, 2003). Свобода смыслообразования от непосредственных и любых опосредованных дистантных детерминант физической ситуации и возможность смыслообразования по соответствию с высшими ценностями (В. Франкл) или в глубине совести (К. Ясперс) - это иной ракурс той же принципиальной свободы транскоммуникативной ноодинамики человека. В этом суть специфики транскоммуникативной парадигмы в психологии (и смежных науках) в отличие от деятельностного, системного, синерге-тического и холодинамического подходов, не замечающих принципиального значения коммуникативно-ноэтической свободы человека. Позволю себе несколько афористических комментариев к этому.
- Душевность не закована в отражательность. Если микроскопом можно забивать гвозди, то это не значит, что он не обладает существенно более важными возможностями. Если в эйдосах-образах отражаются предметы физического мира, это не значит, что они не обладают более важными свойствами - выходить за рамки очевидности.
- Высокоорганизованные (нетривиальные) свойства систем (саморазвитие, целеустремленность, самопотенциализация) невозможно объяснить даже во множестве петель обратных связей без ноо-коммуникативного выхода в новые степени свободы, предлагающего транссубъективные отношения более высокого порядка (Капра, 2003).
- Приписывание самой материи (физическому) сверхъестественных холодинамических возможностей на основе постулирования «скрытого порядка» или «сома-значимости» выглядит новой антропоморфизацией материи (неоанимизм, неооматериализм) (Бом, 1992).
- Слепая случайность бифуркации просто не соотносима с принципиально новыми степенями свободы ноокоммуникабельности, переживаемыми и понимаемыми человеком в виде транстемпоральности, гипер-пространственности, сокровенно-значимости и преэнергетичности.
- Если в деятельностном подходе коммуникация (общение) рассматривается как вид деятельности, то в транскоммуникативной парадигме сама деятельность является лишь одним из видов общения с миром или человеком, причем недеяние (поступок) может стать высшей формой транскоммуникации. («Истинный джентельмен тот, кто умеет играть на саксофоне, но никогда этого не делает» - Б. Шоу).
Теперь рассмотрим более систематично основные уровни и планы транскоммуникативного универсума, в котором реализуется, выражается неочевидная ноодинамика душевной жизни человека с ее неординарными степенями свободы (воображаемого). Сформулируем базовое допущение.
Свобода встречи. В физическом мире мы находимся в пучине взаимодействий с их соответствующими детерминациями - это фатально. Коммуникация в отличие от взаимодействия всегда может быть свободна от этих физических детерминаций. Поэтому наши встречи возможны, но не гарантированы. Ноэтический смысл встречи сам порождает так называемые случаи, которые могут стать главными событиями нашей жизни. Смыслообразование в транскоммуникации соответствует нооди-намике, которая неочевидна, но доступна вашему воображению как её внутреннему фактору. Однако необузданность и безосновательность ваших фантазий о партнере может встретиться с аналогичными фантазиями партнера о себе и о вас.
Только в таком коммуникативном процессе встречи возможна взаимная со-организация и синергия эйдосов.
Таким образом, транскоммуникативный процесс встречи организует смыслонаполнение эйдетики отношений, которое и определяет неочевидное, но переживаемое их качество полноценности как новое измерение -коммуникативно-ноэтический универсум (Кабрин, 2002; Лакатос, 2003).
Развитию теории коммуникации и теории ноэзиса не везло во многих отношениях. Возникновение письменности постепенно породило фетиш языка как самостоятельной сущности, при всей очевидности, что он может жить лишь в коммуникации. (Сейчас видятся и вытекающие из этого посыла «извраты» сознания). Общая лингвистика, «генеральная семантика», психо- и социолингвистика в лучшем случае ссылались на «субъекта», интерпретатора языка, но не коммуникации. При чтении «монблана» литературы такого плана у меня возникало двойственное ощущение относительно такого абстрагирования: важно или выгодно? Все классические абстракции относительно семантической сущности языка обобщались по-разному. В одном из классических определений Ч. Морриса «семиозис» включает: знак (что указывает), десигнат (на что указывается), интерпретант (значение) и может быть - говорит Ч. Моррис (1983) - и интерпретатор.
В скрупулезном анализе уже коммуникативных функций и действий в известных моделях Р. Якобсона, Р. Барта, Ю. Хабермаса, Г. Бейтсона, и даже в «оцифрованном» их варианте П. Вацлавика не артикулируется «базовый квадрат» самой коммуникативной ситуации в целом, где не столько компоненты, сколько их активные взаимоотношения имеют значение для сути происходящего. Добавляя к семантическому «треугольнику» четвертый компонент (адресат, согласно модели Р. Якобсона), мы увидим интерактивную синхронизацию уже удвоенных компонентов по всем направлениям (Барт, 1975; Бейтсон, 2000; Вацлавик, 2000; Якобсон,
1983).
Ноэтическое духовное соприкасается с душевным именно в пиковых переживаниях, связанных с процессом расширения сознания в область неочевидного «великого». Именно это имел в виду А. Маслоу (1997), говоря, что обычно люди пугаются собственного величия.
Транскоммуникация как динамическая синхронизация разнопорядкового (духовно-душевно-телесного) позволяет реально работать с этим неочевидным опытом. Транс, расширяющий границы переживания, опыта, осознания в транскоммуникации обнаруживает позитивно преображающий эффект базовых структур собственно личностного опыта.
Психиатрам пришлось в свое время дать сугубо патологическую интерпретацию феноменам транса, экстаза, импринтинга, паранойи. Однако в контексте данной работы должно стать понятно, что мы восстанавливаем их позитивные и потенциальные аспекты.
Таким образом, видим, что иное измерение элементарной коммуникативной ситуации открывает иной транскоммуникативный мир пиковых ноэтических переживаний, доступных интуитивному уму, т.е. собственно ноэтическому процессу. Он легко доступен открытому для него навстречу человеку, на основе чего исчезают все сложные переплетения базовой уникальной ситуации. Например, на основе удивительно нового чувства МЫ. Однако смысл свободы коммуникативной интенции (инициативы) продолжается здесь в том, что это ноэтическое транскоммуникативное движение-открытие не гарантировано. Человек может остаться глух к динамике этих процессов и будет отрицать их существование. Заметьте, это логично и естественно, если мы остаемся в нормативной коммуникативной ситуации, не выходя в иное измерение неочевидного.
Мы рассмотрели по сути транс-ноэтические аспекты возникновения, развития и умирания любого коммуникативного отношения человека, в котором развертывается, реализуется его духовно-душевно-телесная жизнь. Без транскоммуникативного процесса и потенциала такое отношение обречено на формализацию, выхолащивание, омертвление.
Хотя сама жизнь показывает нам неизбежные причуды транзитивности, трансформативности, преображаемости основных человеческих отношений. Этот процесс обозначим как потенциализация (депотенциа-лизация), если он связан с переходом от обычных коммуникаций к транскоммуникациям (Кабрин, 2007а, 2007б, 2008б).
<< | >>
Источник: В.И. Кабрин,, Е.А. Рыльская, В.Н. Петрова, В.В. Мацута, Я.Б. Частоколенко, Э.И. Мещерякова, О.А. Пяткова, С.В. Лебединская. ТРАНСКОММУНИКАЦИЯ: ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ЖИЗНЕННЫХ МИРОВ ЧЕЛОВЕКА. 2009

Еще по теме 10.2. Транскоммуникативный универсум исследования ноодинамики душевной жизни человека:

  1. 3. ФРЕЙД: КОНФЛИКТ КАК ПОСТОЯННЫЙ ЭЛЕМЕНТ ДУШЕВНОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА
  2. 10.3. Транскоммуникативная потенциализация жизненных событий в контексте ноодинамики
  3. 10.7. Транскоммуникативный универсум психологических парадигм
  4. Кабрин В.И. Психологический универсум личности: комплексный подход и транскоммуникативная перспектива человекознания новой эпохи
  5. ГЛАВА 1. ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ ТРАНСКОММУНИКАТИВНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  6. Стебляк Е.А., Трофимова Р.Г. ПСИХОТЕХНИКА ОФОРМЛЕНИЯ ДУШЕВНОЙ ЖИЗНИ УМСТВЕННО ОТСТАЛОГО РЕБЕНКА
  7. О. И. Даниленко КУЛЬТУРНЫЕ МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ И ДУШЕВНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА
  8. РАЗДЕЛ 2. ТРАНСКОММУНИКАТИВНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЖИЗНЕННОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА В ТРЕНИНГОВЫХ ПРОГРАММАХ
  9. ГЛАВА 5. ТРАНСКОММУНИКАТИВНЫЙ МИР ЧЕЛОВЕКА КАК ПСИХОСЕМИОЗИС ЕГО СУБЪЕКТИВНЫХ РЕАЛЬНОСТЕЙ
  10. 10.4. Базовые коммуникативные отношения человека и их транскоммуникативная потенциализация
  11. 4. ИННОВАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ОТВЕТ ЧЕЛОВЕКА НА ПЕРЕМЕНЫ: МИР, МЕНЯЮЩИЙ ЧЕЛОВЕКА, И ЧЕЛОВЕК, МЕНЯЮЩИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ И ОБРАЗ МИРА
  12. 6.1. Методологические основы исследования динамики транскоммуникативных состояний личности в группах социально-психологического тренинга
  13. 13.6. Человек как деятель: самоменеджллент жизни
  14. 16.3. Развитие эмоций и их значение в жизни человека
  15. К.В.КАРПИНСКИЙ. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЬЕКТ ЖИЗНИ, 2002
  16. Ч.С.Кирвель. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНИ, 2002