Сознание индивидуальности и объекты мира

Влияние внутренних причин ИИ–системы на ее же сознание обнаруживается прежде всего на уровне представлений, или вторичных образов. Конечно, это не означает, что внутренние причины не влияют, скажем, на процессы мышления или восприятия, но эти влияния проводятся не прямо, а опосредствуются представлениями; именно поэтому уровень представлений является главным для понимания каналов, через которые экстраиндивидуальные свойства в качестве внутренних причин «проникают» в сознание ИИ. В свою очередь, нужно иметь в виду, что представления являются многомерными образованиями. И не каждое из измерений представлений непосредственно испытывает на себе влияния экстраиндивидуальных свойств.

По меньшей мере три измерения могут быть вычленены в представлениях. Во-первых, представления есть некий поток сознания (и самосознания), обладающий имманентно присущими лишь ему закономерностями. С этой точки зрения представления оказываются под влиянием свойств интраиндивидуальности. Во-вторых, в представлениях отображается внешний мир, его объекты и их значения. С этих позиций обнаруживается второе, объектное, измерение представлений. Оно оказывается сопоставимым со свойствами интериндивидуальности. В-третьих, в представлениях могут отображаться некие психические инстанции, детерминирующие ментальное поведение (в качестве его внутренних причин) и самодеятельность (в качестве ее внутренних целей). Тогда в представлениях обнаруживается их третье, субъектное, измерение (ср.: Б. Ф. Ломов, Е. Н. Сурков, 1980; Л. М. Веккер, 1981; Л. Г. Дикая, В. В. Семикин, 1991; D. F. Marks, 1986). Оно оказывается под прямыми влияниями свойств экстраиндивидуальности (см. рис. 8).

Рассматривая влияния экстраиндивидуальных свойств как внутренних причин на сознание ИИ, я имею в виду роль только тех измерений представлений, которые непосредственно связаны с интра- и экстраиндивидуальными свойствами ИИ.

Под влиянием экстраиндивидуальных свойств сознание ИИ переструктурируется и уже в переструктурированном виде погружается в мир объектов.

Нужно специально подчеркнуть, что здесь действует феномен не столько отражения объектов в сознании ИИ, сколько, наоборот, идеальная (а затем, в ряде случаев, и реальная) трансформация объектов мира в согласии с содержанием сознания. Следовательно, мир объектов ИИ превращается в мир сознания ИИ, в который «вкраплены» те или иные объекты, уже подвергнутые субъектным (идеальным) трансформациям (ср.

с гештальт-подходом F. Perls, 1973; см. также М. П. Папуш, 1992; с трансперсональным модусом сознавания у С. Грофа, см. Ф. Капра, 1992).

Такого рода ситуации четко показаны Э. Берном. «Люди действуют и чувствуют не в соответствии с действительными фактами, а в соответствии со своими представлениями об этих фактах. У каждого есть свой определенный образ мира и окружающих людей, и человек ведет себя так, как будто истиной являются эти образы, а не представляемые ими объекты» (Э. Берн, 1992, с. 44).

При погружении сознания ИИ в объекты мира, т.е. при замещении мира объектов миром сознания, физическая граница между ИИ и объектами ее мира минимизируется; объекты мира, фактически, становятся продолжением Я ИИ, и дистанцированность между ними приобретает собственно психологический, а не физический, характер. Обращения ИИ к объектам своего мира приобретают опосредованный характер и реализуется по схеме «Я – Ты (сознание ИИ) – они (объекты мира)». Обращение к своему Ты и определяет характер отношений и особенности поведения Я, погруженного в объекты мира (ср. с понятием «Я–объект», введенным основателем Я–психологии H. Kohut, 1977).

Вышеизложенное становится более понятным на примере «истории с молотком».

«Некто возымел желание повесить картину. У него есть гвоздь, но нет молотка. И наш герой решает одолжить молоток у соседа, но потом его одолевают сомнения: «А вдруг сосед не захочет дать мне свой молоток? Он так нехотя мне ответил, когда я вчера с ним поздоровался. Конечно, может, он просто спешил. Или же нарочно притворился, будто ужасно спешит, а на самом деле хотел избежать разговора, потому что плохо ко мне относится. Интересно, почему он ко мне так плохо относится? Я всегда с ним любезен. Непонятно, что он против меня имеет, но здесь явно что-то не так. Если бы кому-нибудь понадобился мой инструмент, я бы дал его без всяких разговоров. Почему он не хочет одолжить мне свой молоток, что я его съем, что ли? Да и вообще не понимаю, как можно отказывать людям в такой пустяковой просьбе? Вот такие-то люди и отравляют нам жизнь… Может, он решил, что, раз у него есть молоток, а у меня нет, значит, я у него в руках? Ладно, сейчас я ему прочищу мозги». Наш герой вскакивает, в ярости мчится к квартире соседа и звонит в дверь. Ничего не подозревающий сосед открывает дверь, но не успевает он произнести и слово «Здравствуйте», как на него обрушивается крик нашего героя: «Подавись ты своим молотком, ты, кретин!» (П. Вацлавик, 1990, с. 40).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
8.2. Объекты мира индивидуальности
Свойства индивидуальности при ее взаимодействиях с объектами мира
10.3.1. Объекты мира: идеализация
Балин В.Д., Коваль В.М. О соотношении категорий «сознание» и «картина мира»
2.3. Становление многомерного мира человека и онтогенез сознания
8.4. Экологическая характеристика мира индивидуальности
8.1. О пространстве мира индивидуальности c точки зрения социальной действительности
Жданова С.Ю. Индивидуальность как объект и субъект познания
10.9. Персональная образовательная траектория сотворения индивидуального транскоммуникативного мира
ДИАЛЕКТИКА ОБЪЕКТА И СУБЪЕКТА, АКТИВНОСТИ И РЕАКТИВНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ.
ДИАЛЕКТИКА ОБЪЕКТА И СУБЪЕКТА, АКТИВНОСТИ И РЕАКТИВНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ.
ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ КУЛЬТУ-РЫ В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ Б. Г. АНАНЬЕВА
Добавить комментарий