Исследование уровня жизнестойкости как характеристики самостоятельности и личносеспомощности, влияющей на поведение субъекта

Жизнестойкость представляет собой систему убеждений о себе, мире и отношениях с миром . Можно предположить, что такая система убеждений, если она характеризуется низкой выраженностью составляющих её компонентов, является дополнительной характеристикой личности испытуемых с личностной беспомощностью и при достаточной выраженности компонентов жизнестойкость является характеристикой самостоятельной личности.

Для проверки данного предположения было проведено исследование жизнестойкости у подростков 14-16 лет с личностной беспомощностью и самостоятельностью, в котором участвовали 61 человек (30 и 31 человек с беспомощностью и самостоятельностью соответственно). Данное исследование проводилось на базе МОУ Лицей №13 и МОУ Лицей №16 города Троицка Челябинской области.

Для изучения жизнестойкости использовалась русскоязычная версия теста жизнестойкости Д. А. Леонтьева и Е. И. Рассказовой .

В результате сравнения всех показателей теста с помощью и-критерия Манна-Уитни было обнаружено, что указанные выше две группы подростков отличаются по уровню выраженности каждого из компонентов жизнестойкости, а также по уровню жизнестойкости в целом. Обнаруженные различия являются высоко значимыми (для всех р=0,000). Эти данные представлены в таблице 4.5.

Таблица 4.5

Показатели Средние 1* Р
беспомощные самостоятельные
Вовлеченность 27,67 42,42 6,60 0,000
Контроль 24,83 33,03 5,25 0,000
Принятие риска 13,07 19,10 5,17 0,000
Жизнестойкость 65,57 92,55 6,93 0,000

, а критерий Колмогорова-Смирнова свидетельствуют о соответствии распределения нормальному

Сравнение выраженности жизнестойкости и её компонентов у беспомощных и самостоятельных подростков

Результаты исследования свидетельствуют о том, что самостоятельные подростки, в отличие от подростков с личностной беспомощностью, имеют более развитый компонент вовлечённости, который подразумевает «убеждённость в том, что вовлечённость в происходящее даёт максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности» (С. Мадди, 1998, цит. по [152, с. 5]) что позволяет им получать большее удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, подростки с личностной беспомощностью чаще испытывают чувство отвергнутое™, ощущение себя «вне жизни». Это ощущение закрепляется, по всей вероятности, и их низким социометрическим статусом, они действительно чаще оказываются менее вовлечёнными в отношения, их чаще отвергают одноклассники (см. параграф 11.2), они оказываются более замкнутыми и по своим личностным особенностям (см. параграф 7.4). Образуется порочный круг, когда система убеждений подростка и его личностные особенности порождают определённое поведение, которое в свою очередь способствует возникновению таких взаимоотношений с окружающими, которые закрепляют данные убеждения. Аналогичный круг с противоположным психологическим содержанием характерен и для самостоятельных подростков. Они являются более открытыми, доброжелательными, они
больше уверены в себе и считают мир дружелюбным и великодушным, что порождает уверенное и доброжелательное поведение, благополучные взаимоотношения со сверстниками и, как следствие, более высокий социометрический статус, что закрепляет существующую систему убеждений.

При сравнении среднего показателя вовлечённости у подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью со средним показателем вовлечённости Теста жизнестойкости для обычной выборки подростков 1416 лет 161 человек было выявлено, что уровень вовлечённости значимо выше у самостоятельных, чем в среднем у подростков (1=4,29 при р=0,000) и значимо ниже у беспомощных, чем в среднем у подростков (1=-4,08 при р=0,000) (средние и стандартные отклонения всех показателей Теста жизнестойкости для обычной выборки подростков, а также для самостоятельных и беспомощных представлены в Приложении 3, табл. 1). Показатель вовлечённости имеет ненормальное распределение в группе обычных подростков, однако проверка значимости различий с помощью непараметрического Ц-критерия Манна-Уитни подтверждает наличие различий с тем же уровнем значимости, что и с помощью ^критерия Стьюдента. Эти данные позволяют говорить о том, что подростки с личностной беспомощностью и самостоятельностью не только имеют различный уровень вовлечённости по отношению друг к другу, но и более низкую и более высокую выраженность компонента вовлечённости по отношению к средним показателям обычной выборки соответственно.

Результаты исследования подтверждают также и то, что самостоятельные подростки, в отличие от подростков с личностной беспомощностью, имеют более развитый компонент контроля (табл. 4.5), который представляет собой убеждённость в том, что активные действия, борьба позволяют влиять на результат происходящих с человеком событий, хоть это влияние не абсолютно и успех не гарантирован. Это позволяет говорить о том, что самостоятельные подростки в большей степени, чем подростки с личностной беспомощностью, ощущают, что сами выбирают собственную деятельность, свой путь, тогда как беспомощные испытуемые чаще ощущают собственное бессилие, невозможность повлиять на результат происходящего, тщетность, бесполезность собственных усилий.

При сравнении среднего уровня выраженности компонента контроля у самостоятельных и беспомощных подростков со средним показателем обычной выборки обнаружено, что уровень контроля у самостоятельных подростков значимо выше, чем в среднем у подростков (1=3,12 при р=0,003), а у беспомощных — значимо ниже (1=-3,56 при р=0,000). Полученные в результате анализа данные позволяют говорить о том, что как и по компоненту вовлечённости, по компоненту контроля для самостоятельных подростков характерен более высокий уровень, а для беспомощных — более низкий уровень выраженности по отношению к обычной выборке подростков.

Следует отметить, что теория беспомощности подчёркивает роль отсутствия возможности контролировать происходящее в возникновении выученной беспомощности. Отсутствие контроля над событиями, особенно травмирующими, порождает ожидание отсутствия такого контроля и в будущем, что порождает ощущение невозможности воздействия* на происходящее. В отношении личностной беспомощности, как видно из приведённых данных, роль контроля остаётся также актуальной. Убеждение в невозможности воздействовать на ситуацию, характерное для испытуемых с личностной беспомощностью, влияет на их поведение, сводя- к минимуму активные действия, попытки изменить что-либо. Такие люди «предвидят» отсутствие успеха и предпринимают меньше усилий и соответственно добиваются меньших результатов.

Отсутствие результатов, в свою очередь, подкрепляет убеждение в бесполезности действий. Самостоятельные подростки, напротив, уверены в возможности влиять на ситуацию и воспринимают её как менее травматичную, предпринимают более активные действия для её изменения, которые приводят к большим успехам, чем у беспомощных подростков, что также закрепляет соответствующую систему убеждений и в дальнейшем мотивирует к поиску путей влияния на результаты стрессогенных изменений в противоположность возникновению состояния беспомощности и пассивности, характерных для полярной группы испытуемых.

Результаты проведённого исследования свидетельствуют о том, что самостоятельные подростки имеют более развитый компонент принятия риска, который описывается как убеждённость в том, что всё происходящее с человеком способствует его развитию за счёт знаний, извлекаемых из опыта, как позитивного, так и негативного. Самостоятельные подростки в большей степени рассматривают жизнь как способ приобретения опыта, чаще готовы действовать в отсутствие надёжных гарантий успеха, на свой страх и риск. Они проявляют большую уверенность и решительность при осуществлении выбора в различных жизненных ситуациях. Высокая жизнестойкость самостоятельных подростков позволяет им легче переносить тревогу, сопровождающую выбор осуществляемый в пользу неизвестности, а не в пользу определенности. Хорошо развитый данный компонент жизнестойкости помогает им оставаться открытыми окружающей среде и обществу, воспринимать жизненные события как испытания и вызов самому себе. Беспомощные подростки, напротив, чаще стремятся к гарантированному результату, к простому комфорту и безопасности, им чужда идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование. Это согласуется с тем фактом, что беспомощные испытуемые имеют более выраженную мотивацию избегания неудачи, тогда как самостоятельные — мотивацию стремления к достижению (см. параграф 7.2). Мотивация избегания неудачи предполагает постановку простых, легко достигаемых целей, не требующих риска, тогда как мотивация достижения связана со сложными целями и неизвестностью.

Сравнение среднего показателя принятия риска у подростков с самостоятельностью и личностной беспомощностью со средним показателем этой шкалы Теста, жизнестойкости у обычной выборки подростков выявило, что уровень принятияфиска значимо выше у самостоятельных, чем в среднем у подростков (1=3,46’при р=0,001) и значимо ниже у беспомощных, чем в среднем у подростков (1=-2,98 при р=0,003). Следовательно, личностная беспомощность и самостоятельность сопровождаются не просто различным уровнем принятия риска, а более низким и более высоким, чем у обычных подростков соответственно.

Как показали результаты настоящего исследования, самостоятельные подростки обладают более высоким уровнем жизнестойкости в целом (см. табл. 4.5), чем подростки с личностной беспомощностью. При сравнении среднего уровня жизнестойкости у подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью со средним показателем жизнестойкости обычной выборки подростков было выявлено, что жизнестойкость у самостоятельных имеет значимо более высокие показатели, чем в среднем у подростков (1=4,39 при р=0,000) и значимо более низкие показатели у беспомощных, чем в среднем у подростков (1=-4,13 при р=0,000).

Таким образом, личностная беспомощность характеризуется более низким уровнем жизнестойкости в целом, а. самостоятельность, соответственно, — более высоким уровнем; чем в обычной выборке. Высокий уровень выраженности жизнестойкости у самостоятельных подростков препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счёт стойкого совладания со стрессами и восприятия их как менее значимых. Жизнестойкость самостоятельных подростков даёт им больше сил,, мотивирует к реализации, лидерству, здоровому образу мыслей и поведению. Она даёт им возможность чувствовать себя значимыми и ценными, активно решать жизненные задачи, несмотря на присутствие стрессогенных факторов.

Представляет интерес проверка предположения о наличии половых различий в уровне жизнестойкости у самостоятельных и беспомощных
подростков. В результате сравнения показателей жизнестойкости и, её компонентов у подростков с помощью и-критерия Манна-Уитни не было выявлено значимых различий между мальчиками и девочками ни в группе с личностной беспомощностью (14 мальчиков и 16 девочек), ни в группе с самостоятельностью (12 мальчиков и 19 девочек). То есть проявление жизнестойкости у самостоятельных и беспомощных подростков не определяется половой принадлежностью.

Сравнение показателей жизнестойкости и её компонентов у подростков-мальчиков и подростков-девочек

Однако в обычной выборке подростков были обнаружены некоторые половые различия в уровне выраженности жизнестойкости и её компонентов.

Таблица 4.6

Показатели Среднее 1* Р
Мальчики N=80 Девочки N=81
Вовлеченность 33,58 35,79 -1,63 0,106
Контроль 30,29 29,10 1,10 0,271
Принятие риска 15,26 17,10 -2,22 0,028
Жизнестойкость 79,13 81,99 -0,984 0,326

ся, а критерий Колмогорова-Смирнова свидетельствуют о соответствии распределения нормальному

Из таблицы видно, что выраженность жизнестойкости и ее компонентов^ между подростками-мальчиками и подростками-девочками значимо не различаются, кроме принятия риска (р=0,028). Девочки в случае осуществления личностного выбора, более чем мальчики склонны осуществлять выбор в пользу будущего. Иными словами, их меньше пугает неопределенность, они более склонны находить смысл в происходящих событиях и извлекать из них положительный опыт.

Вероятно, как беспомощные, так и самостоятельные подростки- мальчики и подростки-девочки проявляют больше сходства между собой, чем подростки-мальчики и подростки-девочки в обычной выборке.

Очевидно, что феномены самостоятельности и личностной беспомощности тесно связаны с уровнем жизнестойкости субъекта. Это подтверждается и теми фактами, что, например, жизнестойкость положительно коррелирует с креативностью и склонностью к новаторству, которые являются составной частью когнитивного компонента самостоятельности , она также отрицательно коррелирует с показателями депрессии и тревожности, входящими в эмоциональный компонент личностной беспомощности как по результатам исследований С. Мадди, так и Е. И. Рассказовой . Природа взаимосвязи личностной беспомощности, самостоятельности и жизнестойкости и её механизмы требуют дополнительного, более детального изучения.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Исследование жизнестойкости у подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью
О.И. Юревич ВЗАИМОСВЯЗЬ УРОВНЯ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ С ХАРАКТЕРИСТИКАМИ САМООТНОШЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
Екимова Ольга Александровна, Даниленко Ольга Ивановна ПРЕДПОЧТЕНИЕ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ СУБЪЕКТАМИ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ
4.1. Личностная беспомощность и самостоятельность как противоположные характеристики личности
В ПЕРВОЙ ГЛАВЕ «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАК СВОЙСТВА СУБЪЕКТА, МЕРЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ВЗА-ИМОСВЯЗАННЫХ С НЕЙ ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК»
Барсукова О.Б. Предпосылки исследования честолюбия как самостоятельного феномена
М.В. САПОРОВСКАЯ МЕЖПОКОЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ КАКУСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
Основные характеристики субъекта как философского понятия.
6.9. Методы исследования поведения субъекта
Куторкина Е.Ю. МЕТАФОРА КОМАНДЫ КАК ХАРАКТЕРИСТИКА УРОВНЯ РАЗВИТИЯ ГРУППЫ
1.8. О внутренних условиях труда как характеристиках субъекта деятельности
ГЛАВА 11. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ В ПОВЕДЕНИИ СУБЪЕКТА
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
ЧАСТЬ IV. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПОВЕДЕНИИ СУБЪЕКТА
22.4. Мотивированное поведение как характеристика личности
ГЛАВА 10. УСПЕШНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТА С ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТЬЮ И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬЮ НА РАЗНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ЭТАПАХ
ПСИХОАВТОБИОГРАФИЯ В ИССЛЕДОВАНИИ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КАРЬЕРЫ
БЛИНОВА О.А. АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ УРОВНЯ ОВЛАДЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЛЕКСИКОЙ
Добавить комментарий