Общий контекст

Как и ранее, при обзоре литературы по внешней каузальной детерминации, сейчас я в состоянии упомянуть лишь наиболее влиятельные направления, связывающие цели с какими-либо внешними событиями.

Проблема целей в известном смысле размывается и кочует по разным отраслям и областям психологического знания. Разведение же внешних причин и внешних целей далеко не всегда проводится достаточно последовательно.

Хорошо известно, что для описания той области, которую чаще всего обозначают как цели, используют широчайший набор конструктов и терминов. Вот перечень лишь некоторых из них: цели (идеальные, реальные, жизненные, конечные, «короткие», «дальние», их иерархия); целеобразование, целеполагание, принятие целей и решений; временная перспектива, задача; целевой предмет (объект), уровень притязаний, мотив как предмет, экстринсивные мотивы, просоциальные мотивы; подкрепление, обусловливание; когнитивные оценки ситуации, отбор информации, когнитивный диссонанс; антиципации, диспозиции, аттитюды; стремления, аттракции, ожидания, ценности, ожидаемые ценности; риск, достижение, помощь, награда. Не менее широким является спектр феноменов, обнаруженных при исследованиях целей: градиент цели, валентность цели, эрзац-цель (замещение цели), смещение мотива на цель, принятие цели как основа целеполагания и т.д.

Компетентный читатель легко опознает за этими терминологическими «метками» достижения отдельных подходов, теорий, концепций и их авторов: деятельности (А. Н. Леонтьев, 1975; О. К. Тихомиров, 1977), антиципации (Б. Ф. Ломов, Е. Н. Сурков 1980), мотивации поведения и личности (Б. М. Теплов, 1961; В. Г. Асеев, 1976; Б. Ф. Ломов, 1984), иерархии промежуточных целей ИИ (В. С. Мерлин, 1986), диспозиционной регуляции социального поведения личности (В. А. Ядов, 1975), поля (K. Lewin, 1936), характера взаимосвязей целей и действий (H. Heckhausen, 1976; Х. Хекхаузен, 1986б), когнитивного диссонанса (L. Festinger, 1957), оперантного обусловливания (B. F. Skinner, 1972), «ожидаемой ценности» (E. C. Tolman, 1959) и мн. др.

В мои планы не входит специальный анализ этих теорий. Однако следует сделать некоторые общие замечания в контексте постановки проблемы внешней целевой детерминации ИИ в экологическом мире.

Прежде всего нужно четко провести различия между внешними целевой и каузальной детерминацией.

Если цель рассматривать только как внешнюю причину, вряд ли мы обнаружим что-то принципиально иное по сравнению с тем, что было изложено в предыдущем параграфе. Поэтому нужно отказаться от смешения (вернее, замещения) внешних причин с внешними целями, что наблюдается, например, в понятии валентности (требовательном характере объекта) в теории поля или во внешнем подкреплении в теории оперантного обусловливания. Другая разновидность смешения целей с причинами происходит при определении цели как установлении причинной связи между результатом и действием. Однако, как отмечает В. П. Огородников (1985), «конечный результат, поскольку он достигнут, уже не может быть целью, но, не будучи достигнутым, он, поскольку его еще нет в действительности, не может быть причиной или какой-либо другой детерминацией, кроме идеальной» (с. 106).

Taкже условимся не смешивать проблему собственно внешней целевой детерминации с феноменами, обслуживающими процессы целеобразования и/или целеполагания либо создающими благоприятные внешние и внутренние предпосылки для постановки и/или достижения цели. Именно в таком ключе следует понимать роль мотиваций, аттитюдов, диспозиций, награды и т.п.

Для постановки проблемы внешней целевой детерминации крайне важно преодолеть так называемый постулат непосредственности. Наиболее четко и последовательно эта проблема отрефлексирована и проработана в общепсихологической теории деятельности (А. Н. Леонтьев, 1975; А. Г. Асмолов, 1979, 1990; Д. А. Леонтьев, 1989а). Далее я воспользуюсь некоторыми ее достижениями в этой проблеме для постановки вопроса о внешней целевой детерминации применительно к метаиндивидуальному миру.

В первом приближении я буду исходить из понимания цели, общепринятого в отечественной психологии: как образа желаемого будущего или как предвосхищаемoго результатa. Однако понимание цели, как относящейся к сфере только сознания, оказывается явно недостаточным и неполным, чтобы осмыслить роль внешней целевой детерминации для взаимоотношений объектных значений с интериндивидуальностью. И здесь уже необходим специальный теоретический анализ, принимающий во внимание специфику «экологизации» метаиндивидуального мира.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
13.1. Общий контекст
14.1. Общий контекст
11.2.1. Общий контекст
ОБЩИЙ ОБЗОР.
ОБЩИЙ ОПЫТ.
Осведомленность (общий кругозор)
7.1. ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ
ОБЩИЙ ОБЗОР ПРОТЕИНОВОГО СИНТЕЗА.
ОБЩИЙ ФАКТОР ИНТЕЛЛЕКТА (GENERAL INTELLIGENCE FACTOR)
ОБЩИЙ ЗАКОН ЛИЧНОСТНОЙ РЕГУЛЯЦИИ АКТИВНОСТИ
За «общий интеллект», по-видимому, отвечают специфические области коры
В ЗАКЛЮЧЕНИИ ПОДВОДИТСЯ ОБЩИЙ ИТОГ РАБОТЫ
ОБЩИЙ АДАПТАЦИОННЫЙ СИНДРОМ (GENERAL ADAPTATION SYNDROME)
2.15. ОБЩИЙ АЛГОРИТМ КОММУНИКАЦИИ, ИЛИ «ТЕПЕРЬ ВСЕ ПО ПОРЯДКУ»
РАЗВИТИЕ В КОНТЕКСТЕ
5.4 Память в повседневном контексте
Добавить комментарий