Экоповедение

Как отмечалось выше, объектные значения инициируют становление интериндивидуальности. И в этом особая роль отводится экоповедению. Через экоповедение интериндивидуальность также направляет свою активность на объектные значения.

Основная функция экоповедения – адаптивная. Предметом приспособительного поведения выступают объектные значения. Результаты же экоповедения необходимо рассматривать в двух планах Один из результатов состоит в том, что ИИ начинает осваивать объектные значения. Другой результат обнаруживается в становлении ИИ интериндивидуальностью благодаря как раз освоению ею объектных значений.

В связи с этим экоповедение следует понимать как такой вид адаптивной активности, который имеет репродуктивный характер. Все, что предполагает экоповедение, уже заранее содержится в объектных значениях. В таком смысле объектные значения могут быть поняты как свернутая форма будущего экоповедения (ср. А. Н. Леонтьев, 1975) и наоборот, экоповедение – как развернутая форма актуальных объектных значений. Конечно, в данном случае я имею в виду предмет экоповедения, а не способы его осуществления. Но именно предмет и задает изначально некий (ограниченный) коридор возможностей для способов (действий, операций) реализации экоповедения. Этот предмет содержит в себе самом все необходимые, достаточные и исчерпывающие основания, чтобы держать экоповедение в репродуктивном русле.

Экоповедение может обнаруживаться прежде всего в двух формах: внешне обусловленной активности (экоповедение как таковое) и реактивности.

Реактивное поведение возникает по преимуществу на самых ранних стадиях освоения объектных значений. В этот период интериндивидуальные свойства еще не сформированы, и в процесс освоения объектных значений вовлекается ИИ в совокупности других ее свойств: прежде всего как экстраиндивидуальности. Это приводит к тому, что возникает определенная дистанцированность между поведением, предполагаемым логикой объектных значений, и логикой существования собственно экстраиндивидуальности. В таком контексте реактивное поведение следует понимать как опосредующее звено, обеспечивающее переход от поведения, имеющего внутренние причины (ментальное поведение) (см. главу 10), к поведению, обусловленному внешними причинами (экоповедение).

Cобственно реактивное поведение представляет собой некие ситуативные реакции, которые являются первичными ответами ИИ на предполагаемые объектными значениями формы поведения. Такие реакции могут возникать также вследствие экоповедения, имеющего, скажем, вынужденный характер. Cтрого говоря, реактивность еще не есть собственно экоповедение; но реактивность есть особый способ подготовки («настройки») ИИ на выполнение действий в согласии, так сказать, с предлагаемыми (внешними) обстоятельствами и/или особый способ их завершения, демонстрирующий еще сохранившуюся дистанцированность между объектными значениями и ИИ. Отсюда становится ясно, что не всякое реактивное поведение имеет обязательное отношение к экоповедению. Вместе с тем любое экоповедение предполагает реактивность как особую (начальную) индивидуальную форму адаптации ИИ к объектным значениям.

«Деньги на трамвай имеются?

– Деньги есть.

– Покажи.

– Да есть! Вот еще, Воленко, какое у тебя недоверие!

– Показывай!

Маленькая ладонь Володи расправилась у пояса, и над ней склонились две головы в золотых тюбетейках.

– Это тридцать копеек на мазь, а это двадцать копеек на трамвай.

– Только смотри, все равно узнаю: нужно покупать билет, а без билета нечего мотаться. А то я знаю: все экономию загоняете!

– Да когда же я, Воленко, загонял экономию? У тебя всегда… Такое недоверие»

(А. С. Макаренко, 1987, с. 49).

В данном примере Воленко выступает в значении прежде всего старшего товарища, претендующего на власть над маленьким героем. Однако это значение, которое приписывает себе в большей степени сам Воленко, чем приписывает ему мальчик. Реактивность есть функция одновременно демонстрации мальчиком неприятия Воленко в данном значении и в то же время его (мальчика) собственного поведения, обусловленного внутренними причинами. Это проявляется в его «огрызаниях» в ответ на требования старшего. Однако заранее понятно, что деньги нужно будет так или иначе показать Воленко (собственно экоповедение). Эмоциональные реакции как бы помогают мальчику свыкнуться с этой мыслью, и он оттягивает на несколько минут момент предъявления денег. После того, как деньги показаны, эмоциональные реакции мальчика выполняют иную роль: они подчеркивают ненужность (с точки зрения мальчика) экоповедения. Мальчик дистанцируется от объектных значений, на которые оно направлено («слушайся старших»).

Собственно экоповедение возникает по мере освоения объектных значений и становления ИИ в качестве интериндивидуальности. Основная функция экоповедения заключается в обслуживании объектных значений. При этом оно направлено на то, чтобы сохранить объектные значения и в то же время изменить ИИ в плане образования у нее интериндивидуальных свойств. Так экоповедение приобретает адаптивный и репродуктивный характер.

Одним из механизмов, обеспечивающих следование интериндивидуальности объектным значениям, является нормирование экоповедения. Создание норм повышает надежность экоповедения с точки зрения подчинения его объектным значениям. С другой стороны, нормирование экоповедения позволяет придать влияниям объектных значений на интериндивидуальность более скрытый и опосредованный характер, поскольку внимание интериндивидуальности так или иначе смещается при этом в большей степени на нормы, чем на логику объектных значений как таковую, которая скрывается за ними.

Следующая важнейшая особенность экоповедения состоит в том, что оно направлено на поддержание и сохранение самоценности объектных значений. При этом собственно экоповедение и интериндивидуальность, в конечном итоге, обесцениваются. В общем-то иначе и быть не может; ведь экоповедение выполняет обслуживающие функции по отношению к объектным значениям. Тем самым объектные значения уже как бы изначально приобретают статус самоценности. Интериндивидуальность может получить оценку в зависимости от того, насколько «хорошо» она осваивает объектные значения, а ее экоповедение отвечает установленным нормам. Однако ценности объектных значений, даже интроецированные в интериндивидуальность благодаря экоповедению, есть внешние ценности; и они не могут придать ни интериндивидуальности, ни ее экоповедению самоценность.

С другой стороны, интериндивидуальность и ее экоповедение невозможны вне направляющих влияний на них объектных значений. И в этом смысле они не несут в себе и не имеют никакой самостоятельной ценности. Они обесцениваются, либо как только теряют связь со своими объектными значениями, либо как только совершается смена самих объектных значений в экологическом мире.

В связи с этим, кстати, одно из следствий самоценности объектных значений может состоять в том, что став однажды интериндивидуальностью, ИИ будет защищать объектные значения и сохранять их во имя того (наряду с прочим), чтобы сохранить свою интериндивидуальность. Так экоповедение, будучи первоначально направленным на изменение ИИ, затем, по мере становления интериндивидуальности, начинает служить ее сохранению. Другими словами, экоповедение выполняет различную роль по отношению к ИИ (ее изменение) и к ее интериндивидуальным свойствам (их сохранение).

«– Васисуалий! Я еще вчера поставила тебя в известность. Я тебя больше не люблю.

– Но я! Я же тебя люблю, Варвара!

– Это твое частное дело, Васисуалий. Я ухожу к Птибурдукову. Так надо.

<...>

– В таком случае я продолжаю голодовку! – закричал несчастный муж. – Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

<...>

Ночью Варваре приснился страшный сон. Иссохший от высокого чувства Васисуалий глодал белые шпоры на сапогах военного врача… В страхе Варвара проснулась.

<...> Варвара повела очами и увидела Васисуалия. Он стоял у открытой дверцы буфета, спиной к кровати и громко чавкал. <...>.

– Лоханкин ! – сказала она ужасным голосом.

От испуга голодающий выпустил мясо, которое шлепнулось обратно в кастрюлю, подняв фонтанчик из капусты и морковных звезд. С жалобным воем кинулся Васисуалий к дивану. Варвара молча и быстро одевалась.

<...>

<...> Напрасно хныкал Васисуалий о любви и голодной смерти. Варвара ушла навсегда» (И. Ильф, Е. Петров, 1984, с. 146-154).

Васисуалий Лоханкин попадает в ситуацию, когда его интериндивидуальность и экоповедение обесцениваются вследствие того, казалось бы, что жена Варвара уходит к другому. В действительности Васисуалий утрачивает прежде всего не Варвару как таковую, а те значения, которые она имела для него, например, жену, любовь и т.п. Сейчас его интериндивидуальность не имеет никакого смысла ни для Варвары, ни для него. И он направляет свое экоповедение на Варвару (не в части его голодовки, что к экоповедению имеет косвенное, дополнительное, отношение, а в части его заверений в любви к Варваре) в надежде, что оставшись, она сохранит и свои значения, и его интериндивидуальность и экоповедение.

Экоповедение имеет, как правило, формальный характер. Говоря о формальности, или формализации, экоповедения, я имею в виду, что в своей сущности оно не предполагает какого-либо творческого начала, зато предусматривает в заметной степени элемент исполнительности и «дисциплинированности». Экоповедение не может быть не формальным. Оно отчуждено от ИИ. Более того, оно отчуждает интериндивидуальность от других способов существования ИИ, т.е. приводит иногда к ее фактическому раздвоению. Вместе с тем следует отчетливо осознавать, что экоповедение является формальным по отношению к ИИ; оно же несет в себе богатое содержание и глубокий смысл по отношению к объектным значениям, а затем и к интериндивидуальности.

В ряде случаев экоповедение развертывается по логике подражания.

Примером может служить подражание некоторых молодых людей «митькам». Юноши копируют «основателя» этого течения Дмитрия Шагина. «Его излюбленные слова и выражения послужили основой «лексикона митьков», по его примеру большинство их носят бороду, одеваются, как он, оценивают разные типовые ситуации и реагируют на них. Даже название течения происходит от его имени. «Митьки» утверждают, что копируют они не внешние атрибуты, а образ «симпатичного шалопая», с присущей ему искренностью и беспечностью, сердечностью и легкостью в общении» (И. С. Кон, 1989, с. 147).

В операциональном составе экоповедения следует вычленить прежде всего, по-видимому, реакции: экоповедение во многих отношениях сохраняет признаки, присущие реактивному поведению. Однако некоторые параллели могут быть проведены также между экоповедением и индивидуальным стилем деятельности, его операциональным составом. Тогда, подобно индивидуальному стилю деятельности, в операциональном (инструментальном) составе экоповедения можно выделить три вида операций: ориентировочные, исполнительные и контрольные (см. Е. А. Климов, 1969; В. С. Мерлин, 1986; М. Р. Щукин, 1984).

Операции как один из уровней индивидуального стиля деятельности и характер их соотношений друг с другом находятся в связи, как известно, со свойствами интраиндивидуальности: нервной системы, темперамента, личности. Однако если эти операции характеризуют экоповедение, они не могут иметь прямых связей со свойствами интраиндивидуальности, но должны быть непосредственно связанными с теми или иными формальными и формально-динамическими свойствами интериндивидуальности. С другой стороны, следует выяснить, каков вклад объектных значений и содержательных свойств интериндивидуальности в ориентировочные, контрольные и исполнительные операции и характер их соотношений в составе экоповедения. Ясно, что в составе экоповедения эти операции управляются совсем иным типом детерминации, чем в структуре индивидуального стиля деятельности. Следовательно, их своеобразие и функции не могут быть сведены к закономерностям, которым они следуют в структуре индивидуального стиля деятельности. Своеобразие и функции этих операций в структуре экоповедения могут быть обнаружены лишь в результате специального эмпирического исследования.

Экоповедение можно рассматривать также со стороны его индивидуального своеобразия. Однако этот вопрос может быть поставлен в рамках лишь логики развертывания экоповедения, т.е. в контексте внешней причинной детерминации. Индивидуальный характер экоповедения определяется не интериндивидуальностью, а прежде всего объектными значениями и/или их носителями. Например, экоповедение разных интериндивидуальностей может быть неодинаковым в зависимости от их позиций или ролей, которые им предписываются объектными значениями.

Вышеизложенные особенности экоповедения можно обобщить по следующим основаниям (см. табл. 9 на с. ??).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 12. ЭКОПОВЕДЕНИЕ И ЭКОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
13.3. Особые случаи активностных взаимодействий
Формы активности
12.1. Логика объектных значений и активность интериндивидуальности
13.2.3. Хронос активности как непрерывность-прерывность активностных взаимодействий
13.2.1. Общая характеристика активностной полифонии
12.5. Переходные процессы
14.3.1. Цикличность и многоступенчатость каждого цикла
13.2.4. Циклы, периоды и частоты активности
Активностная полифония
Трансиндивидуальность и экоиндивидуальность
13.2.5. Активностная полифония как колебательный процесс
12.3. Экодеятельность
Вводные замечания к разделу
14.5. Трансиндивидуальность и экоиндивидуальность как красис
13.2.6. Красис активности
Добавить комментарий