Квазипревращения

Условия для реализации отношений квазипревращений, в принципе, сопоставимы с таковыми при реализации отношений квазивоплощения. Здесь также ИИ не проводит в своем сознании отчетливо рефлексируемых различий между собой и объектами (субъектами) своего мира.

Вместе с тем между квазипревращениями и квазивоплощениями необходимо видеть и существенные различия. Если при квазивоплощении объекты мыслятся как продолжение Я ИИ, то при квазипревращениях имеет место противоположная картина. ИИ не мыслит свое существование иначе, чем в отношениях принадлежности субъектам (объектам) ее мира; она уподобляет (в пределе – отождествляет, идентифицирует) себя этим субъектам (объектам) или стремится быть уподобленной им. Формы инобытия ИИ, которые актуальные объектные значения создают на базе экоповедения, очерчивают феномен, который я обозначаю термином «квазипревращения».

При квазипревращениях ИИ ведет себя так, будто никаких иных признаков, черт, особенностей, функций, за исключением тех, которыми обладают объектные значения, она не имеет. Существенной особенностью квазипревращений является то, что «самость» ИИ, как правило, в них не участвует. ИИ развертывает экоповедение, с ней что-то происходит, а ее Я при этом оказывается как бы внешним наблюдателем по отношению к происходящим с нею событиям. Вовлекают же ИИ в процессы квазипревращений либо носители объектных значений либо объектные значения как таковые, в силу привлекательности каких-либо своих черт для ИИ.

Характер квазипревращений в чем-то обусловливается характером отношений, который устанавливается между объектными значениями и/или их носителями, с одной стороны, и ИИ, с другой.

Kвазипревращения могут возникать на почве создания носителями объектных значений отношений зависимости и вынужденности для ИИ. Принадлежность ИИ тем или иным объектным значениям и/или их носителям утверждается силой либо угрозой ее применения или угрозой лишения ИИ чего-либо значимого для нее (безопасности, каких-то благ, значимого общения, утраты привилегий и т.п.). Такого рода ситуации возникают не только в криминогенных или маргинальных группах. Сплошь и рядом они пронизывают также семейные, приятельские, деловые, служебные отношения.

При наличии отношений зависимости, вынужденности квазипревращения принимают вид следований. ИИ следует каким-либо нормам, традициям, правилам и т.п. Однако такого рода следования являются вынужденными и потому имеют формальный характер. ИИ делает вид, создает внешнюю видимость приверженности чему-либо. Но на самом деле это не так, как могло бы показаться внешнему наблюдателю. В социальной психологии подобного рода эффекты известны под названием «дефиниции». Однако если в дефинициях акцент делается на несовпадениях внешнего поведения человека с его внутренним отношением к какой-либо ситуации или событию (как в поговорке типа «А Васька слушает, да ест»), то в квазипревращениях существенным элементом выступают именно следования («делай как он, она, оно»).

Квазипревращения могут развиваться также на почве подражания. Внешне подражание характеризует, в первую очередь, особенности ИИ. Сама ИИ определяет, кому или чему подражать. Тем не менее соблазн подражать во многом обусловливается определенными особенностями объектных значений и/или их носителей. Авторитетность, высокий социальный и/или личностный статусы, нормативность плюс внешняя привлекательность могут создавать ситуации психологического давления объектных значений на ИИ.

Так объектные значения раскрываются в качестве действительных причин квазипревращений ИИ, хотя и носят скрытый, неявный характер.

В ситуациях подражания квазипревращения принимают вид изображений. Как правило, изображения имеют прежде всего внешнее оформление: во внешности ИИ (одежда, прическа, косметика), ее манерах, привычках, стиле речи, оформлении рабочего места и домашнего очага и т.п. ИИ может изображать себя также приверженной тем или иным направлениям моды, определенным течениям в искусстве, каким-либо референтным личностям или группам. Всякого рода изображения как бы утверждают лозунг жизни: «Главное не быть, а казаться!».

Наконец, квазипревращения могут развиваться на почве игры. Перефразируя один известный афоризм, можно сказать примерно следующее: «Игры всякие нужны; игры всякие важны». Играют в игры дети, играют в игры взрослые: на работе, в семье, с друзьями; на сцене и в жизни, в предлагаемых обстоятельствах и мнимых ситуациях, в шутку и всерьез. В конце концов «… Весь мир – театр. В нем женщины, мужчины – все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль» (У. Шекспир, 1959, с. 47).

Игра представляет собой наиболее благодатный материал для квазипревращений. Особенно это становится очевидным, если в качестве ее единицы принять роль и связанные с ней действия по ее реализации. Подытоживая исследования Л. С. Славиной, Д. Б. Эльконин выделяет три существенных момента игры: «1) экспериментальное доказательство того, что роль, которую берет на себя ребенок, коренным образом перестраивает и его действия, и значения предметов, с которыми он действует; 2) роль вносится в действия ребенка как бы извне, через сюжетные игрушки, которые подсказывают человеческий смысл действий с ними; 3) роль – смысловой центр игры, и для ее осуществления служат и создаваемая игровая ситуация, и игровые действия» (Д. Б. Эльконин, 1989, с. 332). Очень может быть, что эти выводы справедливы не только для игр детей, если понятию сюжетных игрушек придавать не только буквальное, но и метафорическое значение, когда играми занимаются взрослые.

В игровых ситуациях квазипревращения принимают как раз вид тех или иных ролей. Выполняя те или иные роли, ИИ как бы превращается в другого человека (животное, предмет, вещь) и начинает себя вести в согласии с логикой роли, которую она приняла на себя.

Исполнение роли в игре проходит в мнимых ситуациях. Рано или поздно они заканчиваются. Однако ИИ может исполнять различного рода роли и соответствующие им ролевые поведения также в реальной жизни, прежде всего в сфере межличностных отношений. И здесь уже оказывается не столь важным отношение ИИ к жизни – как к игре или как к чему-то принципиально другому. Существенно, что ИИ становится такой, какую роль она для себя выбирает (см. напр. Ю. Н. Емельянов, 1985). Но какая бы роль выбрана не была, она несет в себе некие объектные значения, присущие субъектам (объектам), а не ИИ. Принимая их, ИИ становится тем самым другой.

Итак, квазипревращения могут возникать прежде всего в ситуациях зависимости (вынужденности), подражания, игры и принимать соответственно вид следований, изображений, ролей. Однако это не предполагает наличие жесткой зависимости между ситуациями и видами квазипревращений. Речь может идти лишь об относительном преобладании тех или иных квазипревращений в тех или иных ситуациях.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Воплощение и превращения
РЕЗЮМЕ ПО РАЗДЕЛУ
12.4.2. Собственно превращения
12.3. Экодеятельность
ГАЛЬПЕРИН П. Я.. Введение в психологию, 2000
ПРЕДИСЛОВИЕ
Глава1 Основы психологии
§ 1. СОВРЕМЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВОПРОСА
§ 2. НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ТРАДИЦИПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕДМЕТЕ ПСИХОЛОГИИ
§ 3. РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ НА ПСИХИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Добавить комментарий