ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ П. В. СИМОНОВА

Оригинальную гипотезу о причинах появления эмоций выдвинул П. В. Симонов (1966, 1970, 1986). Он считает, что эмоции появляются вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. Степень эмоционального напряжения определяется, по П. В. Симонову, силой потребности и величиной дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели. Это представлено им в виде «формулы эмоций»:

‘ Э- — П (Ин — Ис), где Э — эмоция; П — потребность; Ин — информация, необходимая для удовлетворения потребности; Ис — информация, которой субъект располагает в момент возникновения потребности.

Из этой формулы следует, что эмоция возникает только при наличии потребности. Нет потребности, нет и эмоции, так как произведение Э = 0 (Ин — Ис) тоже становится равным нулю. Не будет эмоции и в том случае, если потребность есть, а (Ин — Ис) = 0, т. е. если человек обладает необходимой для удовлетворения потребности информацией (Ис — Ин). Важность разности (Ин — Ис) Симонов обосновывает тем, что на ее основании строится вероятностный прогноз удовлетворения потребности. Эта формула дала Симонову основание говорить о том, что «благодаря эмоциям обеспечивается парадоксальная на первый взгляд оценка меры незнания» (1970, с. 48).

В нормальной ситуации человек ориентирует свое поведение на сигналы высоковероятных событий (т. е. на то, что в прошлом чаще встречалось). Благодаря этому его поведение в большинстве случаев бывает адекватным и ведет к достижению цели. В условиях полной определенности цель может быть достигнута и без помощи эмоций.

Однако в неясных ситуациях, когда человек не располагает точными сведениями для того, чтобы организовать свое поведение по удовлетворению потребности, нужна другая тактика реагирования на сигналы. Отрицательные эмоции, как пишет Симонов, и возникают при недостатке сведений, необходимых для достижения цели, что в жизни бывает чаще всего. Например, эмоция страха и тревога развиваются при недостатке сведений, необходимых для защиты, т. е. при низкой вероятности избегания нежелательного воздействия, а фрустрация — при низкой вероятности достижения желаемой цели.

Эмоции способствуют поиску новой информации за счет повышения чувствительности анализаторов (органов чувств), а это, в свою очередь, приводит к реагированию на расширенный диапазон внешних сигналов и улучшает извлечение информации из памяти. Вследствие этого при решении задачи могут быть использованы маловероятные или случайные ассоциации, которые в спокойном состоянии не рассматривались бы. Тем самым повышаются шансы достижения цели. Хотя реагирование на расширенный круг сигналов, полезность которых еще неизвестна, избыточно и незакономерно, оно предотвращает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.

Все эти рассуждения П. В. Симонова вряд ли могут вызвать серьезные возражения. Дело, однако, в том, что он пытается все случаи возникновения эмоций «вогнать в прокрустово ложе» своей формулы и признает свою теорию единственно верной и всеобъемлющей.

Достоинством своей теории и основанной на ней «формулы эмоций» Симонов (1970) считает то, что она «категорически противоречит взгляду на положительные эмоции, как на удовлетворенную потребность», потому что в равенстве Э = — П (Ин — Ис) эмоция окажется равной нулю при исчезновении потребности.

С его точки зрения положительная эмоция возникнет только в том случае, если поступившая информация превысит имевшийся ранее прогноз относительно вероятности достижения цели — удовлетворения потребности, т. е. когда Ис будет больше Ин. Тогда, например, спортсмен, при истинности этого постулата, в случае успеха, т. е. удовлетворения потребности стать победителем соревнований или побить рекорд не должен испытывать никаких эмоций, если этот успех им ожидался. Радоваться он должен только неожиданному успеху, т. е. когда прогноз был хуже, чем получилось. В противном случае у человека не будет ни радости, ни торжества, если он окажется у цели, достижение которой заведомо не вызывало сомнений. И действительно, чего, например, радоваться спортсмену — мастеру, победившему новичка?

Таким образом, П. В. Симонов пытается опровергнуть теорию «редукции драйва» западных психологов (Hull, 1951 и др.), согласно которой живые системы стремятся к уменьшению потребности, а устранение или уменьшение потребности приводит к появлению положительной эмоциональной реакции. Выступает он и против взглядов П. К. Анохина, который, по существу, придерживается теории «редукции» при изложении своей «биологической» теории эмоций. По Анохину (1976), «положительное эмоциональное состояние типа удовлетворения какой-либо потребности возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов происшедшего действия… точно совпадает с аппаратом акцептора действия». Наоборот, «несовпадение обратных афферентных посылок от неполноценных результатов акта с акцептором действия ведет к возникновению отрицательной эмоции» (с. 14). С точки же

3.10. Информационная теория эмоций П. В. Симонова зрения Симонова, удовлетворение витальных потребностей, устраняя отрицательные эмоции, лишь способствует появлению положительных эмоций, но не вызывает их. Если под влиянием отрицательной эмоции человек или животное будут стремиться к скорейшему удовлетворению обусловившей данную эмоцию потребности, то с положительной эмоцией все обстоит гораздо сложнее. Поскольку ликвидация потребности неизбежно ведет к исчезновению положительной эмоции, «гедонический принцип» («закон максимизации») побуждает человека и животное препятствовать отсутствию потребности, искать условия ее поддержания и возобновления. «Положение парадоксальное с точки зрения теории редукции влечения», — пишет Симонов (1970, с. 62). Отмечая различия между положительными и отрицательными эмоциями, Симонов указывает, что поведение живых существ направлено к минимизации воздействий, способных вызвать отрицательные эмоции, и к максимизации положительных эмоциональных состояний. Но минимизация имеет предел в виде нуля, покоя, гомеостаза, а для максимизации, считает он, такого предела нет, потому что теоретически он представляет собой бесконечность. Это обстоятельство, полагает Симонов, сразу же исключает положительные эмоции из сферы приложения теории «редукции драйва».

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ДОЛЖНЫ ЛИ СПОРТСМЕНЫ СОХРАНЯТЬ ОЛИМПИЙСКОЕ СПОКОЙСТВИЕ ПРИ СВОИХ ПОБЕДАХ, СОГЛАСНО ИНФОРМАЦИОННОЙ «ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ» П.В.СИМОНОВА
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД И ТЕОРИЯ ПИАЖЕ
3.5. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ
Адекватная энергетическая и информационная насыщенность эмоций позволяет партнерам устранять неопределенность коммуникации.
3.1. ЭВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ Ч. ДАРВИНА 3.1. ЭВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ Ч. ДАРВИНА
3.11. ТЕОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ К. ИЗАРДА
3.7. БИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ П. К. АНОХИНА
КОГНИТИВНО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ С. ШЕХТЕРА.
АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ ДЖ. ГРЭЯ1.
ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ М. АРНОЛЬД - Р. ЛАЗАРУСА.
3.6. СОСУДИСТАЯ ТЕОРИЯ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ И. УЭЙНБАУМА И ЕЕ МОДИФИКАЦИЯ
ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ ДЖЕМСА—ЛАНГЕ (JAMES—LANGE THEORY OF EMOTIONS)
КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ П. В. СИМОНОВА.
СОПОСТАВЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ К. ЮНГА И П. В. СИМОНОВА
Симонова Е.В. СОЗДАНИЕ «ОБРАЗА» ПОЛИТИЧЕСКОГО СОБЫТИЯ ПОСРЕДСТВОМ СМИ
МЕТОДИКА «ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ВОЗБУДИМОСТИ» П. В. СИМОНОВА
СИМОНОВА Е.В. СОЗДАНИЕ «ОБРАЗА» ПОЛИТИЧЕСКОГО СОБЫТИЯ ПОСРЕД-СТВОМ СМИ
О роли мозговых структур в инициировании ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА (ИЗ КОНЦЕПЦИИ П. В. СИМОНОВА)
Добавить комментарий