Интерактивный подход к взаимоотношениям интегральной индивидуальности с социальной действительностью

По-разному можно трактовать характер взаимоотношений ИИ с социальной действительностью. Но если исходить из того, что ИИ и социальная действительность являются независимыми системами и в то же время взаимно проникают друг в друга, наиболее существенным является то, как они взаимодействуют между собой.

Проблема взаимодействий может возникать тогда, когда речь идет о каких-либо независимых факторах, имеющих относительно равный по последствиям потенциал производить те или иные перемены друг в друге и в то же время способных усваивать и воспроизводить внешние влияния. Взаимодействия предполагают момент отношения, но они содержат в себе не только отношения как таковые, а прежде всего момент активности в форме поведения, действия, деятельности, поступка. Интерактивный подход к взаимоотношениям ИИ с социальной действительностью (с ее отдельными фрагментами) означает как раз их действенность, с одной стороны, и взаимность действий (со-действий), с другой.

С позиций интерактивного подхода взаимодействующие системы являются одновременно и независимыми, и зависимыми, взаимопроникающими и взаимообособляющимися, изменяющими другие системы и изменяемыми под влияниями других. Диалектика их взаимодействий лучше всего может быть понята и осмыслена в русле «галилеевского», а не «аристотелевского» мышления (см. главу 1). Рассмотрим такой пример.

Если два фактора-системы взаимодействуют между собой, то границы фактора А как системы не совпадают с границами этого же фактора как некоего фрагмента физической реальности. Фактор А (как система) проникает в фактор Б, и в той мере, в которой в факторе Б воспроизводятся свойства фактора А, границы фактора А-системы распространяются на фактор Б, и последний превращается в подсистему фактора А. То же самое происходит при воздействиях фактора Б на фактор А, с той лишь разницей, что границы фактора Б-системы распространяются на фактор А, и последний превращается в подсистему фактора Б.

Таким образом, взаимодействующие системы следует понимать как взаимопроникающие (в этом случае они выступают в качестве систем с расширяющимися границами) и в то же время как взаимопроникаемые (тогда они выступают в качестве подсистем других, взаимодействующих с ними, систем) образования. В итоге мы имеем дело с единой полисистемой «фактор А – фактор Б», которая складывается из 2-х независимых систем, как бы вставленных друг в друга. Каждая система, реализуя свои системообразущие функции, распространяет свои влияния на другую и в то же время воспроизводит в себе свойства другой системы, выступая по отношению к ней тем самым в качестве ее подсистемы.

Чтобы применить такой подход к ИИ, ее необходимо как бы развернуть «лицом» к социальной действительности. В концептуальном плане такой «разворот» влечет за собой целый ряд новых следствий, причем, для понимания и ИИ, и социальной действительности, и их взаимодействий между собой.

Для ИИ это означает принципиальную смену приоритетов в объяснении ее устройства как системы. Когда ИИ рассматривалась в качестве самостоятельной системы «сама по себе», применение принципа иеарархизации как ведущего и выделение в ней соответственно различающихся между собой уровней было оправданным и необходимым. Когда же представление об ИИ как системе сохраняется, но она рассматривается в контексте взаимодействий с социальной действительностью, ведущим должен стать иной принцип существования ИИ как системы.

В качестве такового, на мой взгляд, должен выступить принцип многомерности.

В согласии с принципом многомерности находится двойственность качественной определенности ИИ – как самостоятельной системы и как подсистемы других, чем она сама, систем. При этом с учетом двойственности качественной определенности ИИ в ней следует выделить измерения, раскрывающие различающиеся характер и содержание ее взаимодействий с одними и теми же фрагментами социальной действительности. Вместе с тем применение в качестве ведущего принципа многомерности совсем не означает отказ от принципа иерархизации; речь идет лишь о смене приоритетов.

Другим следствием поворота ИИ «лицом» к социальной действительности является совершенно новое понимание сферы действия детерминирующих потенций ИИ. Если прежде телеологический и каузальный типы детерминации рассматривались «внутри» ИИ, а сама ИИ как «тело» и как система совпадали друг с другом, то при новом подходе обнаруживается нечто другое. Границы ИИ как системы выносятся непосредственно в область социальной действительности и тем самым перестают совпадать с границами «тела» ИИ. Соответственно сфера действия телеологического и каузального типов детерминации расширяется. Причем, эти типы детерминации становятся источниками, инициирующими особого рода активности ИИ в социальной действительности, с одной стороны, и образование в самой социальной действительности подсистем ИИ, с другой.

Для социальной действительности это означает утрату ею монополии на производство изменений в других, чем она сама, системах. Необходимость ее сохранения и вопроизводства приобретает такой же относительный характер, как и в отношении ИИ. Более того, в пространстве самой социальной действительности начинают изучаться события, которые прежде мыслились возможными лишь в сфере сознания и деятельности отдельного человека. Социальная действительность утрачивает функции единственного источника детерминации. Ей приходится «считаться» с детерминирующими источниками, локализованными вне ее, и «быть готовой» к собственным переменам.

Для взаимодействий ИИ с социальной действительностью это означает расширение самого поля взаимодействий. ИИ совершает перемены в социальной действительности по логике субъекта (реализуя тем самым свои системообразующие функции по отношению к ней) в такой же степени, как и по логике объекта (выступая тем самым в качестве подсистемы социальной системы). В обоих случаях при этом социальная действительность будет сохранять объектные формы существования. Но в первом случае источники новых форм ее существования (или новые элементы и тенденции в прежних формах существования) будут находиться не в объекте, а в субъекте – ИИ. Более того, в той мере, в какой социальная действительность будет подвергаться субъектным преобразованиям, границы ИИ как системы будут переставать совпадать с границами тела ИИ; напротив, границы ИИ как системы будут расширяться и проникать в те или иные социальные области, превращая последние во «внешние» подсистемы ИИ. При этом нельзя забывать, что подобного же рода преобразования совершает социальная система в ИИ.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
8.1. О пространстве мира индивидуальности c точки зрения социальной действительности
11.3. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В. С. МЕРЛИНА ОБ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
Теория интегрального исследования индивидуальности
ГЛАВА 4. ОТ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ К МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОМУ МИРУ
1. Концепция интегральной индивидуальности В.С.Мерлина
3.4. Интегральная индивидуальность и ее внешнее окружение
4.1. Концептуальные проблемы теории интегральной индивидуальности
4.3. Метаиндивидуальный мир как предмет интегрального исследования индивидуальности
3.2. Теория интегрального исследования индивидуальности: фундаментальные идеи
4.2.2. «Пространства» социальной действительности
Добавить комментарий