СТАНОВЛЕНИЕ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В предыдущих разделах мы показали, что существует взаимосвязь между брачно-семейными отношениями и самореализацией личности. Становление брачно-семейных отношений существенным образом определяет их дальнейшее развитие, а также условия самореализации личности. Становление брачно-семейных отношений начинается с добрачных отношений и вступления в брак. В научной психологической литературе представлен ряд теорий выбора брачного партнера. Остановимся на них, отметив их связь с проблемой самореализации и тем, что обусловливает затруднения и трудности самореализации личности.

К. Мелвилл приводит «рыночную» модель выбора супруга. Процесс выбора автор уподобляет торговой сделке, рассматривая в качестве «рыночной стоимости» экономическое положение, образовательный ценз, а также возраст, внешность и др. [Melville К., 1977]. Данная теория является преемственной ранее выдвинутой теории гомогамии. На наш взгляд, такой подход к выбору брачного партнера может негативно сказаться на становлении брачно-семейных отношений, на условиях самореализации личности, обесценивая ее внутренний мир, сужая понимание личности как таковой.

Сторонники гомогамии (А. Най, Ф. Берардо, Дж. Боссард и др.) развивают мысль об «обмене» мужчин и женщин, имеющих одинаковую «социальную ценность», или гомогамию. Возможные претенденты представлены избранниками с подобными характеристиками, наиболее важными для брачного выбора (раса, вероисповедание, социальный и возрастной ценз, территориальное проживание и др.) [Nye I., Berardo F., 1973]. В приведенных моделях не учитывается личностный аспект семейно-брачных отношений, вместо него речь идет об отдельных социальных параметрах, что вносит прагматический смысл в отношения, нередко искажающий, выхолащивающий их сущность.

Б. Мастейн, основатель теории «стимул — ценность — роль», считает, что на каждой стадии развития отношений их прочность определяется с точки зрения равенства обмена, т. е. происходит учет плюсов и минусов претендентов. По данной модели, брачный выбор включает три стадии. Первая стадия («стимул») предполагает привлекательность партнера. На второй стадии осуществляется проверка на сходство взглядов («ценность»). Третья стадия выявляет соответствие ролевого поведения претендента предъявляемым к нему ожиданиям [Murstein В., 1970]. В сущности, эта теория является продолжением ролевого направления, предложенного А. Магнусом и развитого рядом исследователей (Т. Парсонс, Р..Бейлз, Б. Харбер, Р. Орт, А. Хевит). Основное положение указанного направления состоит в утверждении, что удовлетворенность брачными отношениями зависит от степени соответствия ролевого поведения ролевому ожиданию. Данные взгляды чрезвычайно упрощают понимание сущности брачно-семейных отношений.

В дальнейшем А. Рейсом была выдвинута четырехстадиальная, так называемая круговая теория любви. В основу теории положено: 1) последовательное развитие аттракции при установлении взаимных отношений (основное условие — легкость в общении, во, многом зависящая от социально-культурных факторов), 2) самораскрытие как проявление доверия, 3) возникновение чувства необходимости, нужности друг другу, 4) реализация потребности в любви, как базовой потребности [Reiss I. L., 1976]. Такое понимание во многом созвучно нашему пониманию самореализации в личной жизни. Однако стадиальные модели в своей основе предполагают ограничение использования принципа гомогамии социально-культурными приоритетами без распространения его на личностные характеристики.

Существенное влияние на выбор брачного партнера может оказывать идентификация образа партнера- с представлением о родителе противоположного пола. Сторонники психоаналитического подхода утверждают, что брачный выбор осуществляется при соответствии этих образов. Однако невозможно не принять во внимание и то обстоятельство, что с развитием личности такой образ может трансформироваться, измениться на более адекватный или даже противоположный.

Безусловно, добрачный опыт имеет решающее значение как непосредственно при выборе претендента в супруги, так и при вступлении в брак и становлении брачно-семейных отношений. В юношеском возрасте велико влияние родительских установок, которое проявляется либо в подражании, либо в неприятии. Молодые люди предъявляют завышенные требования к своим избранникам. Отмечается наличие подобия между оценками юношами (девушками) своих качеств и предпочитаемыми качествами избранника (В. И. Зацепин, И. С. Ковалев и др.). Существующий потребительский подход, препятствующий самореализации личности, порой удается скорректировать лишь со временем. В целом, влияние родительских представлений о браке, повышенная зависимость от таких представлений и завышенные брачные притязания могут оказаться длительным препятствием в создании брачно-семейных отношений.

Добрачный опыт лиц, ранее состоявших в браке и пытающихся создать новую, более счастливую семью, с лучшими условиями для самореализации, имеет свои особенности, отличающие их от лиц без подобного опыта. Такие особенности проявляются в брачных интенциях, в оценках брачно-семейных отношений в прежней семье и, безусловно, переносятся на становление новых брачно-семейных отношений. Нередко недостатки партнера не принимаются во внимание, в надежде, что их удастся скорректировать, но постепенно аккумулируется их негативное восприятие и отношения ухудшаются. Порой сказывается непродолжительное время знакомства.

Современные исследователи, опираясь на оценки предшественников, отмечают следующие факторы риска при вступлении в брак. Прежде всего это особенности родительской семьи, социально-демографические характеристики претендентов в супруги, особенности периода знакомства и ухаживания. Развод родителей увеличивает вероятность развода детей либо, по нашим данным, невступления в брак, поскольку «в конфликтных и неполных семьях дети не получают адекватного представления о модели успешных взаимоотношений в семье… в семьях, где есть разведенные, складывается более терпимое отношениє к разводу («готовность к разводу»)» [Андреева Т. В., 1998, с. 26]. Более тяжелое материальное положение в неполной семье уменьшает вероятность получения хорошего образования, профессии и дохода, что в свою очередь нередко отрицательно сказывается на брачно-семейных отношениях.

Негативным образом может влиять ряд социальных факторов: ранний брак, а также и затягивание официального оформления отношений (т. е. неготовность, нежелание принять на себя ответственность), повышенная зависимость от родителей, вынужденный брак, вызванный беременностью невесты, вступление в брак по материальным соображениям либо с целью уйти из-под опеки родителей, либо из-за желания доказать, досадить третьему лицу [Яффе М., Фенвик Э., 199-1]. К факторам риска относят существенную разницу в возрасте, в физической привлекательности, наличие таких личностных свойств, как эмоциональная незрелость, низкая самооценка, затрудняющая создание устойчивых доверительных отношений, склонность к эмоциональной изоляции.

«3. И. Файнбург отмечает, что если условия оптимизации факторов устойчивости брака общество должно целенаправленно обеспечить «извне», то сами по себе факторы стабильности брачно-семейных отношений лежат в решающей степени «внутри» личности» [Трапезникова Т. М., 1988, с. 38]. В настоящее время такая позиция обрела всеобщее признание. Эту мысль развивает Э. Тийт , выделяя три внутренних фактора стабильности семьи. Первый фактор связан непосредственно с личностью каждого из супругов, особенностями прародительской семьи и полученным воспитанием в семье. Второй фактор — предыстория брака и обстоятельства, сопутствовавшие вступлению в брак. Третий фактор, проявляющийся на протяжении всей семейной жизни, связан с выполнением функций семьи, с отношениями, складывающимися внутри семьи. Первые два фактора рассматривались нами с точки зрения становления брачно-семейных отношений в начале данного параграфа, третий фактор анализируется в настоящей главе, а также в- главах 5-7 в контексте проблем самореализации.

«Таким образом, стабильность брачно-семейных отношений определяется влиянием многих факторов, связанных с… воспитанием, личностными особенностями супругов, а также степенью их знакомства, близостью их ценностных ориентации, мотивов и целей брака» [Трапезникова Т. М, 1988, с. 38].

В целом в основе формирования устойчивых позитивных отношений в семье, базирующихся на близости жизненных ценностей, в том числе и брачно-семейных, лежат комплементарные интегральные личностные особенности, проявляющиеся в структурно-функциональной модели самореализации каждого из супругов (это мы будем рассматривать ниже).

В связи с тем, что успешное становление брачно-семейных отношений
предопределяется их адекватностью и стабильностью, возникает вопрос — ка-
ким образом обеспечиваются такие условия и в чем они проявляются. Э.
Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис отмечают, что установлению таких отношений в
значительной степени способствует нейтрализация состояния фрустрации, воз-
никающего как в различных жизненных ситуациях, так и непосредственно по
мере накопления негативных эмоций в семье. Нейтрализация осуществляется
за счет включения механизма «эмоциональной идентификации с семьей». Под
влиянием любви, симпатии и возникает эффект «растворения фрустрации».
Т. М. Трапезникова выделяет как особо значимую терапевтическую функцию
семьи, выполнение которой зависит от характера взаимоотношений в семье.
Автор приводит два психологических механизма, реализующих данную функ-
цию. Механизм эмоциональной разгрузки позволяет снимать напряжение, ска-
пливающееся в процессе жизнедеятельности, обеспечивает «психологический
отдых». Механизм создания положительного эмоционального заряда способст-
вует устранению однообразия и позитивному самочувствию супругов.

Адекватное становление брачно-семейных отношений предполагает стабилизацию семейной жизни, оптимальное выполнение семейных функций. В литературе встречается различное понимание функций семьи. Обобщив мнения ряда авторов, можно, как отмечает 3. А. Янкова, выделить ряд основных функций: воспроизводства (репродуктивная), воспитания детей, хозяйственно-бытовую, организации досуга, сексуально-эмоционально-гедонистическую [по: Трапезникова Т. М, 1988]. В действительности возникает вопрос о расстановке приоритетов в предпочтении тех или иных функций, ответ на который определяется жизненными ориентациями супругов, их устремлениями, брачными интенциями. Между тем такое разделение функций современной семьи не столь однозначно. Так, эмоциональная функция входит в большинство названных функций и, как уже показано, детерминирующим образом влияет на стабильность брачно-семейных отношений. Более того, чрезмерная фиксированность функций, равно как семейного уклада, семейных ролей, негативно сказывается на самореализации членов семьи. На наш взгляд, психотерапевтический эффект брачно-семейных отношений во многом определяется тем «удельным весом», который имеет та или иная составляющая.

Неоспорим тот факт, что в брачно-семейных отношениях особое место занимает любовь. Еще в древних,индийских трактатах говорится о любви как слиянии трех влечений человека, источниками которых являются ум, душа и тело.

Влечение ума порождает у человека уважение к другому человеку, влечение души — дружбу, а влечение тела — желание. «Любовь — единственный ответ на существование человека» [Фромм Э., 1999, с. 42]. Фромм отмечает, что способностью любить наделены немногие. Только некоторые способны постигнуть и развить любовь до уровня возмужания, самопознания и решимости. Это искусство, способствующее продуктивности жизни.

Известна современная типология любви, которую предложил Дж. А. Ли в результате исследования больших выборок [Lee J. А., 1977]. Им выделены шесть типов любви: эрос, людус, сторге, прагма, мания, агапе. Основные из них: эрос — страстная любовь-увлечение, стремление к физическому обладанию; людус — гедонистически ориентированная поверхностная любовь-игра; сторге — теплая и надежная любовь-дружба. Остальные три типа любви представлены комбинацией названных основных типов. Наиболее благоприятны для самореализации в личной жизни сторге и агапе — бескорыстная любовь-самоотдача (комбинация эроса и сторге). Именно такие брачно-семейные отношения, в основе которых лежат подобные типы любви, создают необходимые условия для раскрытия личностью своих потенциалов. Позитивно влияющая на самореализацию любовь-сторге близка к пониманию любви как любви деятельной, зрелой [Тутушкина М. К., 1998] в отличие от любви как ориентации на поддержание состояния влюбленности как такового (красивой, по Л. Н. Толстому).

В контексте проблемы самореализации представляют интерес «оптимистическая» и «пессимистическая» модели любви, предложенные Л. Я. Гозманом. Если первая обеспечивает комфорт, придает чувство уверенности, снимает внутреннее напряжение, способствуя личностному развитию, то «пессимистическая» любовь делает человека более зависимым, препятствуя его самореализации.

Предрасположенность человека к тому или иному типу любви предопределяет ту модель, которой он руководствуется при выборе партнера, возможного брачного претендента. Так, «рыночная» модель нередко обусловлена потребительским характером любви, что соответствует, по Э. Фромму, «иметь», а не «быть». Модели выбора брачного партнера, не учитывающие его личностные, индивидуальные особенности, вероятно, могут использоваться в случае преобладания гедонистической, поверхностно-игровой ориентации в любви. Такие предрасположенности наряду с соответствующими применяемыми моделями брачного выбора не способствуют созданию условий для самореализации личности.

Принимая во внимание неоднократно отмечаемое многими исследователями существенное влияние любви на регуляцию межличностных отношений супругов, следует отметить, что имеющиеся немногочисленные работы по данной тематике либо содержат априорный анализ любви как феномена и отличаются по сути прежде всего философско-психологической направленностью, либо носят экспериментальный характер, ограниченный рамками изучения определенных параметров (коммуникативных, поведенческих). Так, помимо приведенных выше работ, относящихся к данной тематике, в русле изучаемой проблематики интересны исследования 3. Рубина, опирающегося на априорные представления [Rubin Z., 1976]. Согласно его позиции, внутренняя структура любви представлена такими наиболее важными компонентами, как привязанность, забота и интимность отношений. Симпатия предполагает высокую степень уважения, восхищения и воспринимаемого сходства с объектом.

Предпринята попытка системного анализа с выделением множества характеристик, дифференцирующих счастливые и несчастливые браки [Levis R. А., Spanier G. В., 1979; Spanier G. В., Levis R. А., 1980]. Выделенные 47 характеристик были разбиты на три группы: добрачные, социально-экономические и внутрисупружеские. В представленной модели качества брака более 2/3 параметров, содержащихся в указанных группах и существенно влияющих на успешность брака, являются исключительно психологическими. Некоторые из них имеют сложный характер (например, взаимопонимание или сходство во взглядах). Авторы данной модели утверждают, что в основе выделенных параметров лежит степень сходства и согласия в межличностных отношениях. Существуют и иные мнения. Так, на основании данных исследования русских пословиц и поговорок, афоризмов, материалов публицистики, художественной литературы и искусства выявлены эксплицитно в них присутствующие две модели понимания счастливого супружества (совместимости супругов): «подобие» и «иррациональная», в то же время отмечено имплицитное присутствие диалектической модели совместимости — «сходство при различии» [Семенов В. Е., 1981]. Выявленный принцип согласия используется для оценки межличностных отношений супругов и другими авторами (Н. J. Locke, К. М. Wallace, A. J. Roach, L. P. Frarier).

Подобных взглядов придерживаются и при ориентации на удовлетворенность браком, куда включают удовлетворенность интимной жизнью, исполнением семейных ролей и обязанностей наряду с мерой согласия относительно основных семейных проблем [Family…, 1978]. Ряд авторов, описывая функции семьи, особо выделяют функции самовыражения, постоянства общения, а также смысл сексуальной связи (J. Meves). Отечественные психологи используют и показатель удовлетворенности браком для оценки его стабильности, положив его в основу своих разработок методов оценки качественных характеристик межличностных отношений [ЯнковаЗ. А., Родзинская И. Ю., АванесовВ.С, 1984].

Не требует доказательства то, что наилучшие условия для самореализации главным образом складываются в счастливой, гармоничной семье. Несомненно, что здесь имеют место необходимые условия самореализации, соответствующие ранее приведенному двустороннему критерию самореализации: удовлетворенность и полезность (продуктивность). Если фактор удовлетворенности брачно-семейными отношениями очевиден из приведенных результатов исследований, то полезность (продуктивность) выступает в виде успешного сотрудничества, сотворчества, психологической поддержки, что существенно способствует раскрытию потенциалов членов семьи. На наш взгляд, именно данный фактор реализуется посредством принципов подобия (сходства) и комплементарное™ (дополнительности), в то время как удовлетворенность нередко является следствием, выступает как фон последующих взаимодействий.

Данные принципы действуют на всех уровнях супружеской совместимости: духовном, персональном, семейно-бытовом и физическом [Обозов Н. Н., Обозова А. Н., 1982], обеспечивающих удовлетворенность брачно-семейными отношениями. Подобие (сходство), на наш взгляд, в большей степени проявляется на высших уровнях совместимости супругов, в первую очередь на духовном уровне — в виде подобия смысложизненных и ценностных ориентации, духовной сферы в целом. Чем ниже уровень, тем в большей степени проявляется принцип комплементарности (дополнительности), который может выражаться в противоположности, приводящей к согласию. Безусловно, в случае сходства и несогласия в брачно-семейных отношениях будет превалировать несогласие (например, возникновение фрустраций, психологических защит и преобладание неконструктивных позиций). В итоге нарушаются критерии удовлетворенности и продуктивности как условия самореализации. Возникает состояние глобальной неудовлетворенности. Однако в ином случае — случае комплементарное™ — дополнение выступает как фактор, инициирующий или обеспечивающий необходимую релаксацию, в сущности, способствующий процессу самореализации.

Вместе с тем в ходе онтогенеза брачно-семейных отношений усиливается влияние высших уровней. В то же время в случае затруднений, возникающих на низших уровнях, воздействие компонентов последних может возрасти. В силу того что на одном из уровней не удовлетворяются потребности, мотива-ционно-потребностные устремления в целом, либо происходит компенсация данных потребностей другими, не менее значимыми, и возникшее затруднение разрешается, либо неудовлетворенность иррадиирует, распространяется на другие уровни, постепенно охватывая всю систему взаимоотношений. Возникает общая устойчивая неудовлетворенность супружескими отношениями.

Рассуждая таким образом, следует отметить, что в ходе онтогенеза семьи видоизменяются семейные функции, роли, возможно, установки и, соответственно, брачно-семейные отношения, которые в позитивном варианте развиваются, благоприятствуя самореализации членов семьи.

В этом случае возникающие и разрешающиеся затруднения главным образом укрепляют брачно-семейные взаимоотношения, поскольку при этом развиваются виды и формы самовыражения, содеятельности и сотворчества. Более того, возрастает степень взаимного доверия, а также вера.в свои возможности. В противоположном случае неразрешаемые затруднения, аккумулируясь, могут перерасти в непреодолимые трудности и в итоге привести к распаду семьи.

Так как в фокусе нашего анализа находится проблема становления брачно-семейных отношений и ее взаимосвязь с самореализацией личности, отметим, что в свете такого подхода самореализация в сфере брачно-семейных отношений предполагает реализацию адекватных потребностей, мотивационно-потребностных устремлений, смысложизненных и ценностных ориентации, а также других компонентов приводимой нами модели самореализации применительно к рассматриваемой сфере. В связи с вышеуказанными уровнями супружеской совместимости, подробно описанными Т. М. Трапезниковой и Т. В. Андреевой [1998; 1999], следует заметить, что если Т. М. Трапезникова более детально описывает содержание уровней как таковых, то Т. В. Андреева рассматривает их через призму взаимного притяжения между мужчиной и женщиной с привлечением экспериментальных данных. Сопоставим эти и другие работы под интересующим нас углом зрения на проблему брачно-семейных отношений.

Так, для нижнего, физиологического (психофизиологического) уровня супружеских отношений наиболее характерна интимная сфера отношений супругов, которая в наибольшей степени эмоционально насыщена. Психофизиологические эффекты, возникающие здесь, могут как способствовать, так и препятствовать самореализации личности каждого из супругов. Истоки данного феномена — во взаимной адекватности сексуальных отношений, их направленности, сочетаемости с видом любви, теми ее параметрами, которые были выделены исследователями и указывались нами выше. В данном ряду такими параметрами являются: привязанность (вероятно, определяемая верностью), забота (но не как самоцель и средство самоутверждения), интимность (сокровенность, аутентичность). Многими исследователями отмечается особое значение гармонии сексуальных отношений. В качестве способствующих самореализации следует отметить: релаксацию (восстановление), эмоциональное, чувственное удовлетворение, познание, общение (глубокая личностная интимность), привнесение элементов высших эмоциональных переживаний, сублимацию. В целом интимная гармония определяется всем комплексом брачно-семейных отношений, в том числе и влиянием вышележащих уровней. Несомненно, имеется ряд отличий, связанных с половым диморфизмом супругов, однако в значительной степени сказывается влияние тендерных и иных стереотипов, проявляющихся на различных уровнях взаимоотношений и обусловленных культурологическими особенностями и прежде всего личностной зрелостью, способностью к установлению долговременных устойчивых позитивных отношений. Превалирование своеобразных потребностей на данном уровне, особенно на начальных стадиях брачно-семейных отношений, порой проявляется в недостаточном учете потребностей иных уровней, что может сказаться впоследствии. В качестве теорий, объясняющих притяжение на этом уровне, исследователи приводят «химические» теории любви, основанные на существовании неких половых флюидов, обусловливающих притяжение мужчины и женщины. Сюда же относят «закон полового притяжения» между совершенным мужчиной и совершенной, женщиной. В случае более сильного притяжения с третьим партнером возникает необходимость прекратить прежнюю связь (по О. Вей-нингеру). Сексологи также отмечают влияние сексуальной совместимости на построение длительных отношений, однако при этом говорят о преобладающем влиянии взаимной адаптации, взаимной притягательности и любви [Яффе М, Фенвик Э., 1991].

Личностные характеристики супругов являются одной из важных детерминант брачно-семейных отношений. В то же время при общем признании данного утверждения не существует единого обоснованного подхода к решению вопроса об оптимальном согласовании личностных характеристик супругов. Несомненно, что такое согласование содержит в себе значительный потенциал, раскрытие которого будет способствовать дальнейшему развитию брачно-семейных отношений и вместе с тем самореализации каждого из супругов. Устоялось положение о том, что персональная совместимость предполагает соответствие, оптимальную сочетаемость структурно-динамических особенностей супругов: свойств темперамента, характера, конативной, когнитивной и мотивационно-потребностной сфер и ряда других особенностей, в том числе и статических. Так, известно утверждение Р. Уинча о комлементарности (взаимодополняемости) потребностей партнеров как условии такой согласованности. В последнее время нередки попытки посредством ссылок на теоретические положения К. Юнга о существовании таких психических функций, как логика, эмоции, интуиция и сенсорика, а также интроверсии и экстраверсии обосновать, что благополучные брачньге союзы складываются между психологически дополняющими друг друга людьми. Например, в исследованиях А. Аугустина-вичюте представлены 16 психологических типов (как сочетания по 4 из указанных психологических функций) и приводятся варианты наиболее удачных, по мнению автора, взаимодополнений.

Не столь однозначны и результаты исследований по предпочтению типов темперамента. В своем большинстве супруги в благополучных семьях имеют противоположные темпераменты, при этом некоторые характеристики темпе-раметра со временем могут сглаживаться. Сущность персональной гармонии, по мнению семейных психотерапевтов, консультантов и исследователей, заключается в создании условий для самовыражения, в том числе спонтанного самовыражения, что оценивается партнером как проявление истинности, аутентичности, самоценности. При этом возникает взаимное ощущение свободы, поддержки, принятия. В ином случае имеется психологическая дисгармония, которая проявляется в напряженной атмосфере взаимоотношений, что выражается в отчуждении, постоянных столкновениях, конфликтах «личностного порядка, когда критике и неприятию подвергаются особенности темперамента и характера, поступки и привычки супруга» [Трапезникова Т. М., 1988]. Вместе с тем, вероятно, существуют некие компенсаторные механизмы, способствующие адаптации и нивелированию такого рода затруднений, они могут быть выявлены в ходе работы с семейным психологом-консультантом, психотерапевтом. Отметим, что актуализация и преодоление таких затруднений может послужить толчком к активизации внутренней работы, благоприятствующей самореализации личности в основных сферах жизнедеятельности.

В качестве детерминирующего фактора становления брачно-семейных отношений следует отметить особенности формирования личности в прародительской семье, в том числе прежний семейный статус супруга. Как выяснилось, на взаимоотношениях супругов сказываются стили поведения родителей по отношению к ним (эмоционально-уравновешенное отношение, концентрация внимания), родительские позиции (подчиненность, эмоциональная дистанция, доминирование, отвержение, уклонение и др.). В семейной психотерапии распространена идея о том, «что люди при вступлении в брак выбирают друг друга неосознанно, из-за сходства в их семейной истории, и в результате вступают в брак люди с поразительно похожим детством или с тем же набором семейных проблем (в их родительских семьях)….По мнению Скинера, выбор подобных себе людей происходит потому, что мы постоянно заявляем о себе выражением лица, движениями, т. е. языком тела» [Андреева Т. В., 1999, с. 86]. Исходя из позиций Р. Скинера, можно сказать, что при выборе партнера большей частью принимается во внимание сходство семейных правил относительно испытываемых эмоций (плохих или хороших), то, с какими чувствами было принято считаться и какие из них расценивались как несуществующие либо камуфлировались. При этом нередко возникают психологические защиты, сказывается влияние примитивов и соответственных семейных мифов, о чем речь шла выше. Определенное влияние оказывает и то, являлся ли супруг старшим или младшим ребенком в прародительской семье (умеет ли он адекватно проявлять и принимать заботу), имел ли он братьев или сестер (опыт отношений с противоположным полом в семейном окружении).

Семейные психотерапевты переосмысливают супружеские потребности, установки, интересы, преломляемые через различные состояния Я, с точки зрения транзактного анализа с позиций Родитель, Взрослый, Ребенок (Т. А. Harris). Так, в семье, способствующей самореализации, достигается баланс взаимных состояний и супруги способны гармонично переходить из одного состояния (под общим руководством состояний адекватного Взрослого) в другое соответственно ситуации и намерениям, обеспечивая либо релаксацию, либо мобилизацию друг друга, т. е. обеспечивая требуемую своевременную взаимную психологическую поддержку и принятие.

Данное изложение оказалось бы неполным без упоминания влияния эмоционального своеобразия семьи на формирование двух типов личности у детей: независимого, дифференцированного и зависимого, недифференцированного (М. Bower). Данные типы личности впоследствии проявляются в собственной семье, существенным образом воздействуя на становление брачно-семейных отношений. В первом случае партнер обладает более высоким уровнем эмоциональной зрелости. Он способен отделить, дифференцировать ХОЧУ, МОГУ, НАДО в соответствии со структурно-функциональной моделью самореализации личности, совместно установить адекватную степень взаимной автономии супругов и принятия ответственности, различать испытываемые, ожидаемые и предполагаемые чувства. В ином случае наблюдается неспособность к подобному различению, дифференцированию и вследствие этого — нежелание и неспособность к принятию ответственности, что может проявляться в вовлечении в семейные проблемы других лиц, в деформации брачно-семейных отношений (например, в излишней драматизации отношений, принятии роли жертвы и др.). Безусловно, что все это негативным образом сказывается на ходе самореализации.

Следующим важным детерминирующим фактором для становления брачно-семейных отношений является согласованность представлений партнеров о характере и распределении семейных обязанностей. В семье образуется системная совокупность (сеть) взаимных требований и функций, формирующая способы семейного взаимодействия и соответствующую структуру семьи (S. Minuchin). Устанавливаются определенные, присущие данной семье, повторяющиеся способы взаимодействия и способы регуляции. Ролевая структура семьи отражает как характер обязанностей, так и их связанность с полом, традициями, а также желаниями и потребностями супругов. В зависимости от формы семьи (традиционной, эгалитарной (партнерской) или промежуточной (товарищеской, романтической), по К. Кирпатрику), существуют и различные системы распределения семейных ролей. В психологической литературе достаточно подробно описаны такие роли, которые дополняются другими ролями (покровителя, опекуна и др.). Так, традиционные роли в большей степени продиктованы традициями, половыми стереотипами. Они предполагают выполнение женой следующих внутрисемейных функций: рождение и воспитание детей; ведение работ по дому, обслуживание семьи и пр. Такой тип отношений приводит к подчинению собственных интересов и устремлений интересам и требованиям супруга и семьи в целом, что, естественно, нередко ограничивает сферу деятельности жены. В таком браке на мужа возложены функции обеспечения экономической безопасности и защиты семьи, принятия основных семейных решений, с контролем за их исполнением и пр., что порой требует от супруга значительного напряжения, поскольку он берет на себя ответственность за семью в целом. Промежуточная (товарищеская) форма семьи имеет более выраженную социальную направленность, сочетающую определенную направленность на интересы жены (восхищение, романтическое отношение и нежность, обеспечение средств для нарядов, развлечений и социальных контактов и др.) и интересы мужа (поддержание полезных социальных контактов, моральная поддержка, сексуальное удовлетворение и др.). При этом жена иногда жертвует некоторыми своими интересами, однако вместе с тем получает дополнительные возможности для самореализации (в виде социальных и материальных ресурсов, интересного живого духовного общения и пр.). В таком браке на муже лежит повышенная ответственность за жизнедеятельность семьи в экономическом и социальном плане, что учитывается им при выборе своего пути самореализации (быть может, не столько как поиск новых путей самовыражения, сколько как закрепление социальных позиций). В эгалитарном (партнерском) браке, в отличие от других, имеет место равная социальная и экономическая ответственность за поддержание статуса семьи как со стороны мужа, так и со стороны жены, а также совместное воспитание детей и решение бытовых вопросов, обоюдная правовая ответственность. Этот тип отношений присущ супругам с высоким образовательным уровнем. При таких условиях супруги имеют больше возможностей для развития своей индивидуальности, однако они лишаются части привилегий, которые могут давать иные формы брака.

В целом следует отметить, что не существует единственной (правильной) формы брака, обеспечивающей наилучшие условия для самореализации личности, хотя бы потому, что на различных этапах жизнедеятельности семьи происходит изменение семейных функций (например, рождение ребенка соответствует традиционной форме семьи, профессиональное становление — эгалитарной). В общем, ролевая структура семьи зависит от формы семьи, но при этом достаточно динамична, обусловлена качественными семейными изменениями.

Помимо распределения ролей в семье существует еще ряд характеристик ролевой структуры семьи. К ним относится степень идентификации членов семьи с внутрисемейной ролью, соотношение власти и контроля между членами семьи. Степень идентификации с внутрисемейной ролью прежде всего определяется тем, насколько супруги одобряют форму брака, распределение супружеских функций, поскольку соотношение власти и контроля также во многом определяется данными рамками с поправкой на предысторию брачно-семейных отношений, включая влияние прародительской семьи. Иногда применяются понятия, весьма близкие к используемым для характеристики семейных ролей. К таким понятиям относятся взаимная задолженность (обязанности) и права членов семьи (L. Baszormenyi-Nagi, D. Ulrich). Права и обязанности могут быть и несбалансированные. Последние можно трактовать как задолженности в эмоциональных связях. Семейные психотерапевты нередко выявляют дисбаланс прав и обязанностей. Так, порой «коллекционируются» заслуги, чтобы затем предъявить счет кому-нибудь из членов семьи, что сказывается на брачно-семейных отношениях.

Жесткие поли ролевые стереотипы поведения и установки осложняют отношения, поскольку делают человека ригидным, трудноадаптируемым. Исполнение ролей, ограниченных слишком узкими рамками, не соответствует потребностям членов семьи, и тогда приходится либо подавлять последние, либо удовлетворять их вне семьи. Исследователи выделяют наиболее дифференцированные совокупности семейных ролей (так называемые холоны), которые обеспечивают жизнедеятельность семьи, выполнение определенных семейных функций (S. Minuchin, С. Fishman). Одновременное («здесь и сейчас») функционирование в нескольких подсистемах (например, родительской и супружеской) неэффективно. Границы между такими подсистемами определяются правилами, предписывающими содержание семейных функций субъекта и порядок их выполнения. Позитивно — когда они очерчены, и негативно — когда они жесткие, ригидные или размытые. Четкие границы в большей мере способствуют самореализации членов семьи, поскольку означают установление равновесия между ожиданиями и притязаниями членов семьи.

Становление брачно-семейных отношений успешно тогда, когда супруги сумеют создать приемлемую комплементарность ролей. Для успешного выбора ролей в паре супругам необходимо использовать не привнесенные из родительских семей роли, а суметь их скорректировать, обогатив новым, адекватным содержанием, что будет способствовать их согласованию, увеличению удовлетворенности брачно-семейными отношениями и их полезности. Согласование ролей и их элементов касается и экспектаций, брачных интенций, которые предполагают взаимное приспособление. С развитием семьи наборы ролей расширяются, соответственно увеличивается количество семейных функций и возрастает вероятность возникновения стрессогенных, фрустрирующих ситуаций. Это можно показать на различных этапах развития семьи. Так, Г. Навай-тис выделяет ряд этапов развития семьи: добрачное общение, заключение брака, этап «медового месяца», этап молодой семьи, зрелая семья. Автор считает, что существует оптимальный период добрачных отношений; слишком малый (до 6 месяцев) или слишком большой (более 5 лет) характерен для нестабильных семей. Выделяются трудности, испытываемые большинством семей, другими словами, нормативные стрессоры (P. Boss). Если начальный этап содержит в себе трудности взаимного приспособления, а также взаимоотношений с родственниками, то в последующем возникают трудности бытового характера, из-за различного отношения к воспитанию детей и др.

Проведенные нами исследования показали, что становлению брачно-семейных отношений благоприятствует подобие интегральных личностных характеристик брачных партнеров (мотивации, ценностных ориентации), сходство их образа мира, а также соотнесенность их представлений о счастье. «Люди ведут себя логично в рамках собственных концептуальных структур» [Halley J., 1963, p. 29], в эти структуры входят выводы о мире, других людях и себе. Жизненные события (тем более инициированные психологом) являются катализатором, активизирующим процессы, происходящие в семье. На наш взгляд, необходимо принимать во внимание личностно-ситуативный и мотивационно-смысловой аспекты становления брачно-семейных отношений.

В настоящее время имеются различные подходы к построению психотерапевтических объяснений проблем семьи, которые под разным углом зрения ставят, анализируют и интерпретируют данные проблемы. Такие подходы основываются на различных теоретических и методологических построениях, а порой носят исключительно эмпирический характер и прежде всего направлены на достижение практических целей. В то же время не существует единого подхода, который мог бы послужить базой для согласования различных концепций. Более того, не выявлены исходные научные предпосылки для осуществления подобного согласования. Мы не берем на себя смелость определения таких предпосылок, тем не менее ракурс рассмотрения брачно-семейных отношений и их становления с точки зрения самореализации личности членов семьи, прежде всего супругов, представляется нам вполне подходящим.

Для того чтобы перейти к дальнейшему изложению теоретических и экспериментальных основ психологии самореализации личности применительно к брачно-семейным отношениям, обратимся к проблеме одиночества в интересующем нас аспекте и, в свете исследуемой нами тематики, к вопросам создания семьи.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
5.2. БРАЧНО-СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ
Бирюкова Н.Н. ОТНОШЕНИЕ К БРАЧНОМУ ПАРТНЕРУ У ЛИЦ С РАЗНЫМ СЕМЕЙНЫМ СТАТУСОМ
ПОВЫШЕНИЕ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВУЗА В ОБЛАСТИ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ПОТРЕБНОСТИ ЖЕНЩИН И МУЖЧИН В БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХИ ОТНОШЕНИЕ К СУПРУЖЕСКОЙ НЕВЕРНОСТИ
5. ПРОБЛЕМА САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В БРАЧНО- СЕМЕЙНОЙ СФЕРЕ
5.4.ДЕТЕРМИНАНТЫ ЗАТРУДНЕНИЙ И ТРУДНОСТЕЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В БРАЧНО-СЕМЕЙНОЙ СФЕРЕ
5.1.САМОРЕАЛИЗАЦИЯ В БРАЧНО-СЕМЕЙНОЙ СФЕРЕ КАК В ОДНОЙ ИЗ ОСНОВНЫХ СФЕР ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ВЛИЯНИЕ БРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН
Глава 1. ПСИХОКОРРЕКЦИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ГЛАВА 6. ПСИХОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
ГЛАВА 6. ПСИХОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Васильева В. С. ГЕНДЕРНЫЕ УСТАНОВКИ ЮНОШЕЙ В ОТНОШЕНИИ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ
Добавить комментарий