АБСОЛЮТНЫЙ, ИЛИ ИДЕАЛЬНЫЙ, СЛУХ И НЕСПОСОБНОСТЬ РАЗЛИЧАТЬ ЗВУКОВЫЕ ТОНЫ

Некоторые люди способны различать, идентифицировать и даже

Некоторые люди способны различать, идентифицировать и даже

воспроизводить отдельные музыкальные тоны в отсутствие музыкального первоисточника или стандарта. Эта способность называется абсолютным, или идеальным, слухом. (Обзор литературы на эту тему см. в работе: Gregersen, 1998.) Абсолютный слух — редкость даже среди профессиональных музыкантов, и им обладает менее 1 % всего
населения (Moore, 1989), хотя среди музыкантов, начаших обучение в очень раннем детстве, люди с абсолютным слухом встречаются несколько чаще (Baharloo et al, 1998; Rauschecker, 1999; Deutsch et al., 1999). Хотя продолжительное обучение и способствует развитию абсолютного слуха, он во многом определяется генетическими факторами (Baharloo et al., 1998). Более того, с помощью ПЭТ в слуховой коре левого полушария были идентифицированы «ответственные» за него нейроны (Schlaug et al., 1995; Zatorre et al., 1994).

Поскольку едва ли все обладатели абсолютного слуха начали свое музыкальное образование очень рано (когда им не было еще и шести лет), весьма вероятно, что систематическое общение с музыкой в раннем детстве условие необходимое, но не достаточное для его развития (Baharloo et al, 1998; Miyazaki, 1988; Deutsch et al., 1999). (Кстати, хотя сам по себе ранний музыкальный опыт и не является гарантией развития абсолютного музыкального слуха, исходя из данных, представленных в работе Chan et al., 1998, можно предположить, что он улучшает вербальную память.) В этом смысле абсолютный слух — хороший пример того, как сочетание генетических и средовых факторов способствует развитию сложной перцептивной способности.

О том, что такое абсолютный слух, можно судить по историческому анекдоту, приведенному в работе Stevens & Warshofsky, 1965: гениальный композитор Вольфганг Амадей Моцарт, обладавший абсолютным слухом, в семилетнем возрасте как- то сказал, что его скрипка настроена на четверть тона выше, чем скрипка его друга, на которой он играл накануне!

В известном смысле противоположностью абсолютному слуху является неспособность различать звуковые тоны (tone deafness). Понятно, что сам по себе этот термин некорректен (в дословном переводе с английского tone deafness — «тональная глухота». — Примеч. пер.), ибо большинство из «тонально глухих» ничуть не хуже различают два разных по высоте тона, чем «нормальные» индивидуумы.

Не исключено, что те, кого признают неспособными различать звуковые тоны, всего лишь испытывают большие, чем другие люди, затруднения, когда им нужно воспроизвести или пропеть какой-то музыкальный пассаж, образованный звуками, которыми они обычно не пользуются в нормальной речи (Moore, 1989). Более того, в результате занятий музыкой и практики эти люди заметно прогрессируют, а это значит, что основной причиной неспособности различать звуковые тоны является ограниченный опыт общения с музыкальным материалом.

Музыкальная агнозия: амузия. Несмотря на то что такой диагноз, как «тональная глухота» и может быть подвергнут сомнению, известна определенная форма аудиальной агнозии — недуга, причина которого заключается в нарушении функции определенных участков височных долей, избирательно влияющем на восприятие музыки (Peretz et al., 1994; Peretz, 1993,1996). Этот недуг, называемый музыкальной агнозией, или амузией, проявляется в неспособности распознавать мелодии и тональности. Однако он не влияет на восприятие иной акустической информации, такой, например, как речь и те звуки, которые постоянно сопровождают нас в повседневной жизни (Patel et al., 1998). То, что это неврологическое заболевание касается только восприятия музыки, позволяет предположить наличие в аудиальной системе определенных нейронных контуров (neural circuits) и кортикальных подсистем, избирательно настроенных на обработку музыкальной информации (Peretz & Morais, 1989, 1993; Tramo et al., 1990). В пользу этого предположений свидетельствуют и результаты наблюдений над пациентами, перенесшими операции, в результате которых правое и левое полушария их мозга были отделены друг от друга и начали функционировать самостоятельно. Эти наблюдения свидетельствуют о том, что обработка информации о некоторых отличительных признаках музыки, и в первую очередь тех, которые связаны с гармонией, происходит В правом полушарии (Tramo, 1993; Tramo & Bharucha, 1991).

Трудно удержаться от соблазна высказать предположение, что амузия является поведенческим последствием неспособности извлечь из такого аудиального стимула, как музыка, целостную — в гештальтистском смысле этого слова — информацию. И мы переходим к рассмотрению роли гештальтистских факторов группирования в восприятии музыки.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
КОГНИТИВНЫЕ ПОМЕХИ ИЛИ РЕАКЦИЯ НА СВОЮ НЕСПОСОБНОСТЬ
НЕУДАЧЛИВОСТЬ (НЕСПОСОБНОСТЬ)
СЛУХ И СЛУХОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ
ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СЛУХ
Неспособность. Относительность понятия «способность»
1.8.1. СРАВНЕНИЕ РАЗЛИЧАЮЩИХСЯ ГРУПП
СЛУХ (СЛУХОВАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ)
РАЗЛИЧАЮТСЯ НАВЫКИ ПЕРЦЕПТИВНЫЕ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ И ДВИГАТЕЛЬНЫЕ.
КОНТРОЛИРУЮЩАЯ РОЛЬ МОЗГА И СЛУХ
В ВОЛЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАЗЛИЧАЮТ ПРОИЗВОЛЬНЫЕ И НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ.
ЧАСТОТНЫЙ ИНТЕРВАЛ РЕЧЕВЫХ ЗВУКОВ
Качественный анализ звуков
Инструментальный анализ звуков
ОБЪЕМ АБСОЛЮТНОЙ ОЦЕНКИ
АБСОЛЮТНЫЙ ПОРОГ
АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА
МЕДИТАЦИЯ С ПОМОЩЬЮ ПЕРВИЧНЫХ ЗВУКОВ
ИССЛЕДОВАНИЕ АБСОЛЮТНЫХ ПОРОГОВ ОЩУЩЕНИЙ
1.3.1. МАСКИРОВКА ЗВУКОВ, НЕ СВЯЗАННЫХ С РЕЧЬЮ
ОБНАРУЖЕНИЕ СИГНАЛА И АБСОЛЮТНЫЙ ПОРОГ
Добавить комментарий