АПОЛОГИЯ СЛУЧАЙНОСТИ

или

о технологии безрассудаства, о пчелах в бутылке и извилистых тропках

— О, повсюду, в разных местах!

— Разве клады зарыты повсюду?

— Конечно нет, Гек. Их зарывают на каком-нибудь острове, порой в гнилом сундуке, под самым концом какой-нибудь ветки старого, засохшего дерева, как раз в том месте, куда тень от нее падает в полночь; но всего чаще их закапывают в подполе домов, где водятся привидения,..

— Как же ты узнаешь приметы?

— Мне и не нужно примет. Клады всегда закапываются под таким домом, где водится нечистая сила, или на острове, или под сухим деревом, у которого одна какая-нибудь ветка длиннее всех прочих…

— И под каждым деревом клад?

— Ишь чего захотел! Конечно нет!

— Так как же ты узнаешь, под каким копать?

— Будем копать под всеми.

Марк Твен. Приключения Тома С ой ера

Героям приведенного выше эпиграфа везло на клады. Основной причиной этого можно назвать их неугомонность, страсть к самым неожиданным, не принятым у остальных, поступкам. Как правило, от такого поведения отговаривают, оно не является показателем хорошего тона и воспитания. Причина проста — очень часто носители такого поведения «влипают» в разные неприятные истории. Но иногда и выигрывают, причем совершенно неожиданно для окружающих, но не для них самих.

Вспомним хотя бы еще одну детскую историю про обладателя длинного деревянного носа. Его любопытство привело к нескольким очень печальным моментам, чуть не закончившимся трагически, но в конечном итоге позволило набрать критическую массу очень ценной информации. Эти знания плюс настойчивость и обеспечили успех.-.

й главе мы займемся оправданием случайностей, непредсказуемого поведения, спорадического генерирования идей.

Несомненно, что идеализировать случайное поведение не стоит. Разум — это величайшее завоевание и отказываться от него не нужно. Однако попытки все задачи решить только за счет осознанного поведения, за счет сознания, как правило, не удаются. Совершенствуя мыслительный аппарат, полезно помнить, что он включает в себя две составляющие: сознательную и бессознательную.

Один из классиков американского менеджмента Джеймс Марч писал: «Нам нужно дополнить технологию разума технологией безрассудства. Индивидам и организациям требуется возможность делать то, для чего у них нет никаких разумных оснований. Не всегда, не цак правило. Но иногда им нужно действовать прежде, чем они успеют подумать».

Эта глава представляет из себя собрание цитат, принадлежащих людям, обратившимся к случайному поведению как ответу на какие-то сигналы жизни. Были ли они неопытными в свом деле? Как правило, о них этого не скажешь. Вот, например, одна из цитат: «Если -не грешить против здравого смысла, нельзя вообще ни к чему прийти» (А. Эйнштейн).

Почему же необходимо случайное поведение? Потому, что знания не бесконечны. Выход на новые задачи, столкновение с новыми условиями часто ставит человека перед непреодолимыми с логической точки зрения трудностями.

Естественно предположить, что никакая изощренная подготовка не позволит человеку осознанно и логически стройно вести себя во всех ситуациях. И здесь речь не идет об иных планетах. Достаточно оказаться среди жителей отдаленной страны во время совершения ритуальных действий, чтобы понять, что вся наработанная логика, механизмы оценки и выработки решений перестали срабатывать, и разобраться в сущности приоисходящего очень трудно.

Рассмотрим в качестве примера опыт, который проделал с ле-тающими насекомыми Гордон Сью — американский специалист в области принятия решений:

«Если вы поместите в бутылку полдюжины пчел и такое же количество мух и положите бутылку горизонтально донышком к окну, вы обнаружите, что пчелы будут настойчиво пытаться найти выход через стекло, пока не умрут от истощения, а мухи менее чем через две минуты все выберутся через горлышко на противоположном конце. Именно их (пчел) любовь к свету, именно их интеллект является причиной их гибели в эксперименте.

Они, очевидно, представляют, что выход из любой неволи должен быть там, где свет наиболее ярок; и они действуют соответствующим образом и упорствуют в слишком логичном поведении. Для них стекло — это сверхъестественная загадка, которой они никогда не встречали в природе; они не имели никакого опыта общения с этой неожиданной непроницаемой атмосферой, и чем выше их интеллект, тем более недопустимым, более непостижимым будет казаться странное препятствие. Глупые же мухи, не заботясь о логике, равно как и о загадке стекла, не обращая внимания на зов света, судорожно мечутся вперед и назад и находят здесь счастливую удачу, которая часто выпадает простаку, нахо-дящему спасение там, где более мудрый погибнет, — обязательное конце концов обнаруживают спасительное отверстие, которое возвращает им свободу.»

Означает ли приведенный случай, что случайный поиск всегда наиболее предпочтителен? Нет, конечно.

Он сигнализует нам, что заранее созданная система правил не всегда срабатывает, что к цели может вести не только тот путь, который известен и проверен. Этот пример говорит, что приспособление к действительно новому невозможно без механизмов введения случайности в деятельность.

Естественно, что разум человека позволяет после совершения какого-либо процесса, оказавшегося абсолютно новым, непредсказуемым, провести анализ и выработать какие-то рекомендации на случай повторения подобной ситуации.

Также естественно, что в ситуациях, имеющих подобие и пов-торяющихся многократно, правила поведения находить не только можно, но и необходимо. Однако зададимся вопросом: что произойдет, если будет повторяться именно непредсказуемость, именно новизна. Способен ли человек выработать в этом случае особые нормы поведения? Нам кажется, что опыт человечества дает положительный ответ на этот вопрос. Но об этом — следующая цитата:

«Народные приметы великоросса своенравны, как своенравна отразившаяся в них природа Великороссии. Она часто смеется над самыми осторожными расчетами великоросса; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось…

Невозможность рассчитать наперед, заранее сообразить план действий и прямо идти к намеченной цели заметно отразилась на складе ума великоросса, на манере его мышления. Житейские неровности и случайности приучили его больше обсуждать пройденный путь, чем соображать дальнейший, больше оглядываться назад, чем заглядывать вперед…

Своей привычкой колебаться и лавировать между неровностями пути и случайностями жизни великоросс часто производит впечатление непрямоты, неискренности. Великоросс часто думает надвое, и это кажется двоедушием. Он всегда идет к прямой цели, хотя часто и недостаточно обдуманной, но идет, оглядываясь по сторонам, и потому походка его кажется уклончивой и колеблющейся…

Кажется, что можно придумать кривее и извилистее великорусского проселка? Точно змея проползла. А попробуйте пройти прямее: проплутаете и выйдете на ту же извилистую тропу.»

Эти строки прнадлежат перу великого русского историка Клю-чевского В. О..

Присутствуют ли в данном отрывке указания на специфические механизмы действия? Несомненно. Но столь же несомненно, что описать эти механизмы очень трудно, ибо имя им — готовность к случайности, риску, импровизации.

Отказ от четкого плана нагружает нас необходимостью совершать избыточные действия, которые однажды могут стать началом необходимого пути.

Обратимся к Д. Р. Киплингу:

«Глаза у Рикки-Тикки опять стали красные, и он, приплясывая, подбежал к Карайту той особенной неровной походкой враскачку, которую унаследовал от своих прародителей. Походка забавная, но очень удобная, потому что дает вам возможность сделать прыжок под каким угодно углом. А когда имеешь дело со змеями, это важнее всего.»

Итак, правило подтверждается. Выход из ситуации с неясными условиями требует избыточности поведения. Причем чем больше неясность, тем большей должна быть и избыточность, случайность. В предельном случае целесообразным будет абсолютно случайная деятельность. Но для этого, как правило, дело не доходит.

Автор еще и еще хочет подчеркнуть ту мысль, что здесь не идет речь о приглашении перестать мыслить логически. Речь идет о защите важной составляющей интеллекта — способности улавливать интуитивные сигналы своего мозга, действовать иногда «по наитию». Творческое мышление — это комплексный процесс и ограничение его только сознательной составляющей столь же искусственно и нелепо, как и ограничение процесса поиска нового только случайным подходом.

Спор о случайном и логическом в мышлении не может закончиться победой одного из направлений. Ацалог тому — спор об организации хозяйственного механизма в стране. Какой вариант выбрать — жестко централизованный, определяющий все и вся, или абсолютно свободный рынок с разгулом и анархией цен и предложений. В промышленно развитых странах жизнь все поставила на свои места. Рынок, но управляемый. Планирование, но с элементами свободного выбора. Одно из важнейших положений, на которых базируется рыночная система, гласит следующее: истинный рынок должен включать в себя не менее трех продавцов и покупателей, примерно равных по силе. Как следствие этого вводится понятие совершенной конкуренции — идеального состояния рынка, на котором количество покупателей и продавцов стремится к бесконечности. Именно непредсказуемость, свобода поведения всей совокупности поставщиков и покупателей и создает саморазвивающуюся систему.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
2.2.4. СЛУЧАЙНЫЕ ВЕЛИЧИНЫ И ИХ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
СЛУЧАЙНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
СЛУЧАЙНАЯ ВЫБОРКА
СЛУЧАЙНЫЕ ЧИСЛА (RANDOM NUMBERS)
ДИСПЕРСИЯ СЛУЧАЙНОЙ ВЕЛИЧИНЫ.
ПРОСТОЙ СЛУЧАЙНЫЙ ОТБОР
ХАРАКТЕРИСТИКИ СЛУЧАЙНЫХ ВЕЛИЧИН.
2.4.6. ПЕРЕСЕЧЕНИЯ И ПРОИЗВЕДЕНИЯ НЕЧЕТКИХ И СЛУЧАЙНЫХ МНОЖЕСТВ
СТАТИСТИКА СЛУЧАЙНЫХ ПРОЦЕССОВ И ВРЕМЕННЫХ РЯДОВ.
УПРАЖНЕНИЕ 6.4. СЛУЧАЙНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И УРАВНИВАНИЕ
РЕАЛЬНОСТЬ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ И СЛУЧАЙНОСТЕЙ
Случайные величины и их математические ожидания.
СЛУЧАЙНАЯ ВЫБОРКА
СЛУЧАЙНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
СЛУЧАЙНОЕ ОТКРЫТИЕ
СЛУЧАЙНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
ПРОСТАЯ СЛУЧАЙНАЯ ВЫБОРКА
СТРАТИФИЦИРОВАННЫЙ СЛУЧАЙНЫЙ ОТБОР.
ВМЕШАТЕЛЬСТВО СЛУЧАЙНЫХ СВИДЕТЕЛЕЙ (BYSTANDER INVOLVEMENT)
ВСТАВКА 3.ИСТОРИЯ — СЛУЧАЙНЫЕ ОТКРЫТИЯ: ЭФФЕКТ КРАЯ
Добавить комментарий