АРХИТЕКТОНИКА МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОГО МИРА

Вместо заключения)

Интерактивный подход к взаимодействиям ИИ с социальной действительностью и выделение в последней социального пространства собственно ИИ открывают мир индивидуальности как самостоятельный объект и предмет исследования. Метаиндивидуальный мир — это мир, который неотделим от индивидуальности и в то же время сохраняет присущие собственно ему (миру) особенности.

Метаиндивидуальный мир представляет собой особого рода интегральное целое. Его своеобразие обусловливается тем, что он является полисистемой, которая складывается из двоякого рода взаимодействующих между собой систем. Первой системой является собственно ИИ. В качестве другой системы (других систем) выступает мир ИИ, его объекты. ИИ и ее мир направлены навстречу друг другу. Поэтому они не только самостоятельны и независимы, но в то же время характеризуются взаимозависимостью, взаимопроникновением, способностью изменять и изменяться под влияниям друг друга.

Пять главных признаков характеризуют метаиндивидуальный мир как полисистему и как интегральное целое: (а) полицентричность, (б) многомерность, (в) полидетерминированность, (г) полифоничность активности, (д) релятивность.

Фундаментальным фактом существования метаиндивидуального мира является двойственность качественной определенности ИИ и ее мира в их взаимодействиях между собой: они выступают одновременно как самостоятельные системы и как подсистемы друг друга.

Состав мира индивидуальности образуется прежде всего из двоякого рода объектов: материальных и идеальных. Специальному анализу подвергаются объектные значения, которые относятся к идеальным объектам и в то же время являются не тождественными сознанию ИИ. Экологический мир и присущие его объектам значения (объектные значения) выступают основным предметом при изучении мира, с которым взаимодействует ИИ.

В свою очередь, в ИИ выделяются двоякого рода индивидуальные свойства — экстраиндивидуальные и интериндивидуальные. ИИ реализует системообразующие функции в мире благодаря экстраиндивидуальным свойствам. При этом она может подвергать объекты своего мира (людей, вещи, предметы, животных и т.п.) субъектным преобразованиям. Между тем и объектные значения могут управлять ИИ и превращать ее в свою подсистему: так у ИИ возникают интериндивидуальные свойства.

Метаиндивидуальному миру присущи процессы дифференциации. Первое, наиболее общее и сущностное основание, по которому он подвергается влияниям дифференцирующих тенденций, является двойственность качественной определенности ИИ и объектов ее мира. Но их проникновение друг в друга не может совершаться вне развертывания особых форм активности, с одной стороны, и без последствий для предмета их направленности, с другой.

В каком бы качестве мы ни рассматривали ИИ – как систему или как подсистему, – во взаимодействиях ИИ и объектов ее мира друг с другом отчетливо выделяются три звена: (а) экстраиндивидуальные свойства и объектные значения как источники детерминации; (б) обусловленные этими источниками формы активности; (в) изменения, происходящие при этом в объектах мира или в самой ИИ.

Эти звенья тесно взаимосвязаны и взаимоувязаны между собой. Они образуют особого рода интегральные целокупности. При этом, однако, следует различать их как характеристики ИИ–системы и как характеристики ИИ–подсистемы взаимодействующих с ней систем. В первом случае данная интегральная целокупность обозначается понятием «трансиндивидуальность», во втором – «экоиндивидуальность».

Понятием «трансиндивидуальность» обозначаются процессы, зарождающиеся в «теле» ИИ, но получающие свое действительное развитие за рамками этого «тела» – в объектах мира. Этим понятием описывается образование и освоение мира ИИ как системой. В функциональном плане понятие трансиндивидуальности обозначает трансляцию ИИ собственных признаков и особенностей (экстраиндивидуальные свойства) объектам ее мира посредством особым образом организованной активности. Тем самым ИИ создает свое инобытие «по ту сторону» своего тела. В структурном плане понятие трансиндивидуальности объединяет в единое целое экстраиндивидуальность, ее активность и трансформируемые ею объекты мира. Применение в понятии трансиндивидуальности корня «индивидуальность» подчеркивает главное действующее лицо: не активность, не объекты мира, а именно ИИ.

Понятием «экоиндивидуальность» подчеркивается, что речь идет о таких процессах, которые зарождаются вне ИИ, но которые получают свое развитие в самой ИИ, в формах ее активности, причем направленных вновь в мир. Во всех этих процессах ИИ выступает в качестве не самостоятельной системы, а подсистемы других, взаимодействующих с ней систем. В функциональном плане понятие экоиндивидуальности обозначает трансляцию объектными значениями собственных признаков и особенностей ИИ. При этом сама ИИ проявляет активность, в результате которой у нее возникают интериндивидуальные свойства, корреспондирующие с объектными значениями. Но благодаря этому ИИ создает инобытие «по ту сторону» своего тела путем превращений в нечто иное, чем является ее самость. В структурном плане понятие экоиндивидуальности объединяет в единое целое интериндивидуальность, ее активность и присваиваемые ею объектные значения.

Применение в понятии экоиндивидуальности приставки «эко» и корня «индивидуальность» подчеркивает конституирующую роль объектных значений по отношению к интериндивидуальным свойствам ИИ, с одной стороны, и главенствующую роль процессов превращений ИИ в ходе присвоения ею объектных значений, с другой. Развертывающаяся при этом активность играет служебную роль: она опосредует связи между объектными значениями и интериндивидуальными свойствами.

Целостность трансиндивидуальности обеспечивается тремя механизмами: (а) внутренней детерминацией, которая связывает в единое целое отдельные звенья трансиндивидуальности; (б) отношениями воплощения; (в) переходными процессами. Главная особенность трансиндивидуальности состоит в том, что она смещена к полюсу объектов мира, но сохраняет и несет в себе своеобразие, присущее ИИ. Целостность экоиндивидуальности также обеспечивается тремя механизмами: (а) внешней детерминацией, которая связывает в единое целое отдельные звенья экоиндивидуальности; (б) отношениями превращений; (в) переходными процессами. Подобно трансиндивидуальности, главная особенность экоиндивидуальности состоит в том, что она направлена к полюсу объектов мира, но при этом она приобретает черты, присущие экологическим системам, к которым относятся эти объекты.

Экстраиндивидуальные свойства выполняют функцию внутренних причин и внутренних целей ИИ–системы, а объектные значения – функции внешних причин и внешних целей по отношению к ИИ как подсистеме взаимодействующих с ней систем.

В согласии с внутренними причинами ИИ производит изменения объектов; но эти изменения являются, как правило, внешними по отношению к содержанию причины; в них фиксируются эффекты воздействий. В согласии с внутренними целями ИИ создает их внешние модели в объектах ее мира. Под влиянием внешних причин у ИИ возникают интериндивидуальные свойства, и она начинает выполнять роль активного следствия по отношению к объектным значениям. Под влиянием внешних целей интериндивидуальность раскрывает потенциальности объектных значений.

Направленность экстраиндивидуальных и интериндивидуальных свойств на объекты мира реализуется через особые формы активности. Обусловленные экстраиндивидуальностью, формы активности производят изменения ради сохранения: изменяются объекты мира, сохраняется ИИ–система. Обусловленные объектными значениями и осуществляемые интериндивидуальностью, формы активности также производят изменения ради сохранения. Но в этом случае изменяется ИИ, а сохраняются значения объектов мира.

В соответствии с разными источниками (внутренний – внешний) и типами (каузальный – телеологический, или целевой) детерминации выделяются четыре формы активности: (а) ментальное поведение (оно обусловлено внутренними причинами), (б) самодеятельность (обусловлена внутренними целями), (в) экоповедение (обусловлено внешними причинами), (г) экодеятельность (обусловлена внешними целями).

Обращаясь к объектам своего мира, ИИ создает в них свое инобытие путем воплощения и/или превращения. В первом случае инобытие развертывается по логике субъекта, т.е. в согласии с внутренними причинами и/или внутренними целями ИИ; во втором – по логике объекта: тогда ИИ воспроизводит себя в объектах мира по логике и законам, имманентно присущим их собственному существованию. Процессы воплощения развертываются на базе ментального поведения и самодеятельности. Процессы превращения развертываются на основе экоповедения и экодеятельности.

Переходные процессы – это особого рода механизмы переходов системы из одних состояний (качеств) в другие, от явлений и закономерностей одного порядка к явлениям и закономерностям другого порядка. Наконец, это переходы одной системы в другую (смена собственного носителя) при сохранении с той или иной степенью полноты ее собственных свойств, признаков и функций.

При переходах в новые состояния (качества, другие системы) предшествующие свойства системы не утрачиваются и не теряют своей качественной определенности. Возникает закономерная совокупность в общем случае не входящих друг в друга, а отдельно сосуществующих подсистем (или систем), а отнюдь не одна иерархическая система (или полисистема).

Выделяются три области переходных процессов: структурные, процессуальные, системные. Они различаются между собой как в плане их локализации, так и в плане характера самих переходных процессов

Благодаря переходным процессам внутренняя детерминация может принимать форму отношений воплощения, а внешняя – форму превращений. Важнейшим итогом системных переходов для экстраиндивидуальности является переход формы в содержание. Поэтому в объектах необходимо различать два типа содержаний: (а) имманентно присущие объекту и (б) представляющие собой превращенную в содержание форму, имманентно присущую ИИ. Важнейшим итогом системных переходов для интериндивидуальности следует считать обретение ИИ нового содержания. Оно закрепляется в ее интериндивидуальных свойствах, с одной стороны, обнаруживается в процессах превращений, с другой.

Между тем в метаиндивидуальном мире интеграции и взаимодействия совершаются не только внутри транс- и экоиндивидуальности по отдельности. Интеграции и взаимодействия совершаются также между транс- и экоиндивидуальностью, между их отдельными звеньями. В связи с этим встает проблема форм, характера и способов таких взаимодействий.

Актуальность этой проблемы обусловливается прежде всего тем, что транс- и экоиндивидуальность сосуществуют друг с другом. Каким образом и в каких формах могут совершаться взаимодействия между ними на почве их сосуществования ? Другой план анализа этой же проблемы вытекает из того, что метаиндивидуальный мир существует и развивается как интегральная целостность в единстве транс- и экоиндивидуальности. Одной из фундаментальных проблем в связи с этим является вопрос о соотношении существования и развития метаиндивидуального мира. Способы решения этого вопроса, однако, находятся в зависимости от того, как понимается, в частности, развитие.

Во-первых, эта проблема исследуется применительно к взаимодействиям различных форм активности. В этой связи встает проблема полифонии активности. Во-вторых, метаиндивидуальный мир в целом рассматривается как некий интегральный результат взаимодействий транс- и экоиндивидуальности.

В связи с этим специальный интерес вызывает вопрос о том, на какой основе, в каких формах и какими способами транс- и экоиндивидуальность сосуществуют и взаимодействуют друг с другом.

Активностная полифония возникает на основе ведения каждой формой активности «своей партии» и взаимодействий этих «партий» между собой. Полифония активности рассматривается, в частности, под углом зрения хроноса и красиса активности.

В аспекте хроноса, активностные взаимодействия характеризуются тем, что циклы, периоды, частоты отдельных форм активности вступают во взаимодействия друг с другом непрерывно–прерывно, симультанно–сукцессивно, однократно–многократно. Тем не менее, если активностную полифонию понимать как процесс сложных взаимопереходов от одних форм активности к другим и обратно, она может быть представлена в виде сложного колебательного процесса.

Колебания форм активности могут возникать в силу, по меньшей мере, двоякого рода обстоятельств. Во-первых, взаимопереходы от одних форм активности к другим могут совпадать с завершениями периодов их отдельных циклов. Такой тип колебаний можно обозначить как естественный. Во-вторых, взаимопереходы от одних форм активности к другим могут не совпадать с завершениями периодов их отдельных циклов. Эти переходы могут возникать под влиянием прерывания одних форм активности другими.

Красис активности понимается как соотношение, пропорция, баланс между разными ее формами. Феномены, связанные с наложением одних форм активности на другие могут быть представлены в виде спектра, в котором циклы, периоды, частоты являются специфическими для каждой из форм активности.

Полифония активности может быть уподоблена – в известном смысле – некоему музыкальному инструменту, струны которого настроены на извлечение звуков определенной частоты. Продолжая эту аналогию далее, можно было бы сказать, что наиболее «высокие» частоты у ментального поведения; экоповедение и экодеятельность занимают средний диапазон; самодеятельность имеет самые «низкие» частоты.

«Мелодия» активности определяется тем, в какой пропорции разные формы активности соотносятся друг с другом. При этом, для того, чтобы «мелодия» активности зазвучала, необходимо наложение одних форм активности на другие. Когда же те какие-либо формы активности принимают на себя «солирующую» роль, общий вектор жизнедеятельности смещается в ее пользу.

Представления о взаимодействиях по типу взаимопереходов можно распространить на транс- и экоиндивидуальность в целом, включая все их звенья. Тогда приходит понимание развития ИИ в мире по типу круговоротов.

Такой тип развития предполагает изменения способов существования ИИ в связи с ее переходами (прямыми и обратными) от одних систем к другим и, соответственно, сменами системных детерминант развития. В качестве одной из таких систем всегда выступает сама ИИ. Включаясь в другие системы, она становится в то же время их подсистемой. Чередование способов существования ИИ как самостоятельной системы и как подсистемы других систем создает особый режим ее развития – режим повторений.

Противоречия между разными позициями ИИ (как самостоятельной системы и как подсистемы других систем) служат источником ее развития по типу круговоротов.

В связи с этим события, совершающиеся в метаиндивидуальном мире, могут быть рассмотрены прежде всего под углом зрения опять-таки колебательного процесса. При этом встает вопрос о переходах от одних способов существования ИИ к другим и обратно. т.е. о «колебаниях» метаиндивидуального мира в целом. Переходы же от одних звеньев к другим «внутри» транс- и экоиндивидуальности обозначаются термином «пульсации».

Пульсации «внутри» транс- и экоиндивидуальности обусловлены тем, что каждый их цикл складывается из нескольких ступеней, и внутри каждого цикла совершаются переходы от одних его ступеней к другим.

Этим переходам присуща однонаправленность (асимметричность), и им сопутствует перераспределение ресурсов. В результате перераспределения ресурсов на полюсе объектов метаиндивидуального мира образуются «остатки». Поскольку циклы являются повторяющимися и многократными, «остатки» накапливаются, и возникает своеобразный кумулятивный эффект усиления и углубления возникающих новых качеств.

Тем самым циклы представляют собой пульсации развивающего характера; на их «выходе» происходит накопление новых качеств.

Транс- и экоиндивидуальность могут сосуществовать не только в форме неких сменяющих друг друга последовательностей (и тогда правомерна постановка проблемы об их взаимопереходах в форме колебательного процесса), но и одновременно. Тогда характер их сосуществования может быть понят как красис.

Согласно первоначальным замыслам я планировал закончить эту монографию главой, посвященной проблеме субъекта. В рукописном варианте глава была уже почти написана, когда я осознал, что представлениям о метаиндивидуальном мире чуждо «выпячивание» этой темы. Так глава о проблеме субъекта осталась в архиве.

Между тем работа над данной главой оказалась в высшей степени полезной. Она позволила выйти на новый уровень обобщения и понять, как мне кажется, главный пафос метаиндивидуального мира. Его суть состоит в том, что метаиндивидуальный мир стирает непреодолимые ранее границы между субъектом и объектом, материальным и идеальным. Первично, будучи в отношениях оппозиции, эти понятия затем описывают иной способ существования реальности: ее способность плавно «перетекать» от одних ее фрагментов к другим, видоизменяясь и взаимно накладываясь друг на друга. Тем самым прокламируемые до сих пор дихотомии субъект – объект, материальное – идеальное размываются и утрачивают роль фундаментальных понятий. Конечно, это не означает, что данные понятия вообще теряют свою значимость или не описывают действительно существующие фрагменты реальности. Но теперь этим категориям определяется их частное место на континууме «бытие –сознание», или, что то же самое, на континууме «сознание – бытие».

В отечественной философской литературе сходные идеи осмысливал М. Мамардашвили (1992). Он отмечал, что на едином континууме «бытие – сознание» и «бытие», и «сознание» выступают лишь в качестве различных его моментов, где теряют смысл их классические различия, но сохраняется их нетождественность. В положении о метаиндивидуальном мире я прихожу к очень близким М. Мамардашвили выводам, но отталкиваюсь при этом от других исходных посылок.

Положение о метаиндивидуальном мире позволяет по-новому взглянуть на мир, в котором мы живем, на место и роль ИИ и ее мира по отношению друг к другу. И в том, как эта проблема решается в данной работе, состоит главный метатеоретический итог проведенного исследования.

Вместе с тем представления о метаиндивидуальном мире предполагают и иного рода следствия. Назову лишь некоторые из них. Данная концепция предлагает новые основания для классификации и объединения в классы ряда психологических реалий: это позволяет открыть черты сходства в понятиях, которые до сих пор принято рассматривать, как правило, изолированно друг от друга; кроме того, эта концепция открывает также путь к экспериментальным исследованиям и психологической практике совершенно с новых позиций.

Наиболее фундаментальным и всеобщим (в рамках рассматриваемой концепции) является, конечно, положение о двойственности качественной определенности ИИ и ее мира. Данное положение приближает нас к идеалу научной теории, которая могла бы объяснять как можно большее количество фактов как можно меньшим числом исходных положений (Ньютон). Что может быть общего, например, у таких явлений как склонность впадать в гнев, садизм, потребность в доминировании, стремление к власти, обладание, творчество, нежность, материнская любовь? Что объединяет склонность гневаться и, наоборот, впадать в страх, садизм и мазохизм, потребность доминировать и подчиняться силе, эгоизм и альтруизм, продуктивность и репродуктивность, нежность и чувство безопасности, любовь матери к ребенку как любовь к себе и любовь собственно к ребенку? Искушенный читатель легко заметит, что в первом ряде примеров мы имеем дело с «поведением» ИИ в качестве (или претендующей на это качество) самостоятельной системы, которая «ассимилирует» объекты (и субъекты) ее мира. Как бы ни была большой дистанция, скажем, между садизмом и материнской любовью, оба свойства человеческой натуры направлены на реализацию системообразующей функции их ИИ. И это обстоятельство заставляет вновь глубоко задуматься о первичных человеческих интенциях и конечных формах их осуществления, о причинах, приводящих к тому, что на «выходе» одни ИИ становятся борцами за свободу и руководствуются принципом любви, а другие – превращаются в насильников и уголовных преступников. В то же время наличие общего основания для различных психологических феноменов вселяет надежду о существовании переходов между ними. И тогда может быть сформулирована задача поиска механизмов развития ИИ на базе переходов от одних человеческих интенций к другим. Во втором ряду примеров мы имеем дело с «поведением» ИИ одновременно в качестве и самостоятельной системы, и подсистемы других, чем она сама, систем. Данное обстоятельство объясняет, как в одной ИИ могут совмещаться «несовместимые вещи» типа эгоизма и альтруизма, продуктивности и репродуктивности и т.п.

Концепцию метаиндивидуального мира можно понимать в виде определенной идеологии, открывающей новое поле деятельности для эмпирических исследований. Так, с позиций этой концепции мной совместно с сотрудниками и учениками выполнен цикл экспериментальных работ по проблеме эмоциональных стилей. Концепция метаиндивидуального мира открывает возможности для эмпирического изучения и других классов проблем, например, взаимодействий индивидуальных свойств между собой как внутренних и внешних причин и целей, полифонии художественно-исполнительской деятельности как красисе, характера соотношений и типологии процессов воплощения и превращений, лонгитюдных исследований жизненного пути ИИ и т.д.

Наконец, концепция метаиндивидуального мира представляется чрезвычайно полезной для синтеза разработанных в русле разных парадигм психологических техник и технологий. Так, логотерапия В. Франкла и психоанализ З. Фрейда, гештальт-подход Ф. Перлза и трансперсональный модус сознавания у С. Грофа могут рассматриваться как частные случаи психологической и психотерапевтической помощи, «нацеленные» на отдельные фрагменты ИИ и ее метаиндивидуального мира. Встает, однако, специальная задача построения технологии, которая характеризовалась бы свойством интегральности. Понятно, что эта задача не может быть решена просто аддитивным путем. Подобно тому, как представления о метаиндивидуальном мире не являются механической суммой представлений об индивидуальных свойствах, деятельности и ее предметах, вопрос создания интегральной технологии для оказания помощи людям также нуждается в нетривиальных подходах и решениях, с той, однако, разницей, что, опираясь на положение о метаиндивидуальном мире, он ставится и разрабатывается на уровне именно технологии и частных психологических техник.

Я хорошо осознаю, что многие проблемы, поднятые в этой книге, носят в первую очередь постановочный характер. Буду признателен любым критическим замечаниям и пожеланиям читателей, рассматривая их в качестве неоценимого вклада в дальнейшую разработку и конкретизацию представлений о метаиндивидуальном мире.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 6. РЕЛЯТИВНОСТЬ МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОГО МИРА
14.4. Колебания метаиндивидуального мира
14.3. Пульсации метаиндивидуального мира
АРХИТЕКТОНИКА МЕНТАЛЬНЫХ РЕПРЕЗЕНТАЦИЙ
Архитектоника змоциональных и психосоматических расстройств
МЕТАИНДИВИДУАЛЬНЫЙ МИР
7.2.3. Экстраиндивидуальность и метаиндивидуальность
5.1. Метаиндивидуальный мир как полисистема
7.3.2. Интериндивидуальность и метаиндивидуальность
ГЛАВА 4. ОТ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ К МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОМУ МИРУ
Добавить комментарий