М.О. Аванесян ИЗУЧЕНИЕ ПРОЦЕССА ПОНИМАНИЯ МЕТАФОР

Метафору можно определить как средство передачи некоторого смыслового содержания с помощью отождествления объекта, о котором идет речь, с объектом, принадлежащим другой предметной области. Несмотря на использование таких пространственно-ориентированных понятий, как «ментальное пространство» или «область», которыми оперируют современные теории метафоры (Лакофф, Джонсон, 2004; Факонье, 1994 и др.), они раскрывают процесс развертки смысла метафоры как вербальную реконструкцию безотносительно ее образного содержания.

Предметом нашего исследования стало психологическое содержание процесса понимания метафоры, которое понимается как выстраивание реципиентом смысловой репрезентации метафоры в своем ментальном пространстве. Данный процесс предполагает взаимодействие обоих языков психики: вербального и образного. Именно полнота и взаимообратимость внутрипсихического перевода содержания объекта познания с языка вербальных знаков на язык образных структур определяет уровень понимания (Веккер, 2000). В нашем исследовании мы исходили из того, что содержание и топология внутрипсихи- ческих образов могут быть раскрыты через их графическое отображение.

Замысел исследования состоял в том, что графическое отображение смысла метафоры в виде рисунка поможет нам реконструировать события, происходящие в ментальном пространстве испытуемого. Безусловно, рисунки не тождественны внутрипсихическим образам, но частично им инвариантны. Поэтому, учитывая роль образных компонентов в понимании метафоры, для изучения данного процесса мы

выбрали метод пиктограмм; для изучения вербального компонента понимания использовались анкетирование и глубинное интервью. Всего в исследовании участвовало 24 человека в возрасте 17-26 лет, студенты Санкт-Петербургского государственного университета. Сти- мульный материал состоял из 10 метафор, подобранных так, что одно и то же вспомогательное понятие встречалось в связке с двумя разными основными понятиями (например, «время — стрела» и «взгляд — стрела»; «знания — багаж» и «годы — багаж»).

Испытуемым давалась инструкция нарисовать рисунок — графическую схему, которая будет обобщающей, выражающей основной смысл метафоры. Кроме того, им предлагалось письменно ответить на вопрос о том, какой смысл хотел передать автор, используя метафору.

Анализ рисунков показал, что смысл метафор передавался в большинстве случаев с помощью изображения вспомогательных объектов. Этот факт можно объяснить тем, что вспомогательный объект метафоры обладает более конкретными, осязаемыми характеристиками, благодаря чему его элементы или целостная структура легко являются реципиенту в виде образной репрезентации (Будаев, 1999).

Однако то, как именно происходила развертка образов вспомогательных объектов, определялось основным объектом метафоры. Основной объект создавал предпосылки для актуализации тех или иных свойств вспомогательного объекта, что отчетливо проявилось на материале парных метафор: одно и то же вспомогательное понятие меняло свое конкретно-образное наполнение в зависимости от основного понятия, с которым составляло метафорическое суждение. Это открытие дополняет традиционное представление об однонаправленном воздействии вспомогательного понятия на основное: основной объект задает уровень обобщенности и детализированности актуализировавшейся структуры вспомогательного объекта.

Например, в рисунках для метафоры «знания — багаж» багаж прорисовывался более тщательно: почти всегда испытуемые хотели показать то, что лежит внутри, изображая чемодан или сумку приоткрытыми, распахнутыми или даже как бы просвеченными через «рентгеновский аппарат». Изображение багажа в рисунках метафоры «годы — багаж» характеризовалось большей схематичностью и меньшей детали- зированностью, а внутреннее содержание багажа почти нигде не раскрывалось. Взаимодействие с основным объектом актуализировало не только понятийную структуру и структуру семантических сетей вспомогательного объекта, но и его сенсорно-перцептивные компоненты, которые также участвовали в реконструкции смысла метафоры. Так,

графические образы, связанные с метафорой «знания — багаж» изображались более статичными, а с метафорой «годы — багаж» обладали большей динамикой.

Использование графического метода позволило нам зафиксировать те особенности развертки метафорического образа, которые ускользают при анализе вербального ответа и, по сути, представляют тот психический материал, из которого реципиент реконструирует свое понимание метафоры.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
М.О. Аванесян РИСОВАННЫЕ МЕТАФОРЫ КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРОЦЕСС ПОНИМАНИЯ
ПРОЦЕССЫ ПОНИМАНИЯ И КОДИРОВАНИЯ
МЕТАКОГНИТИВНЫЕ СБОИ В ПРОЦЕССЕ ПОНИМАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ
Процесс понимания начинается с поисков общего смысла сообщен
ОСОБЕННОСТИ ПОНИМАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯ-НИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ
УДК 159.А. А. БОЧАВЕР ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ КАК МЕТАФОРА РАССМАТРИВАЕТСЯ ПОНЯТИЕ «ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ» — КАК МЕТАФОРА, НЕРАЗРЫВНО СВЯЗЫВАЮЩАЯ ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ВРЕМЕНИ С ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ ПРОСТРАНСТВА.
Аванесян Марина Олеговна ОСОБЕННОСТИ РАЗВЕРТКИ МЕТАФОРИЧЕСКОГО ОБРАЗА
Методики изучения баланса нервных процессов
ИЗУЧЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ СИЛАМИ УЧЕНЫХ РАЗНЫХ СТРАН
3. Методика изучения сенсорно-перцептивных процессов (информационный поиск)
Аванесян М.О. МЕТАФОРИЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ В СТРУКТУРЕ ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ
Добавить комментарий