Часть 2

Известно, что классическая физиология органов чувств и экспериментальная психология Х1ХВ. значительно расширили научные знания о составе ощущений, то есть видах чувствительности или сенсорных функциях человека. Достаточно указать на открытие ряда функций, изучение которых открыло новые области для теоретической и прикладной психологии: вестибулярного чувства — ощущение равновесия и ускорения, мышечно-суставного чувства или кинестезии, общеорганических ощущений внутренней среды организма или «валового чувства», позже обозначенного как сенестезия. Вместе с тем подверглись расчленению некоторые сложные сенсорно-перцептивные образования, например осязание, являющееся сочетанием тактильных, температурных и болевых ощущений, существующих не только в этом сочетании, но и самостоятельно, в качестве особых видов чувствительности. Все эти важные новые знания противоречили традиционным представлениям о пятичленном составе чувственного познания, почти не изменявшимся на протяжении многих веков со времен Аристотеля. Еще более противоречили этим представлениям сравнительно-психологические и эволюционно- биологические данные об особенностях сенсорных функций у многих беспозвоночных и позвоночных животных. Постепенно обнаруживались исключительные различия в Их сенсорных функциях, обусловленных различиями в среде обитания и способах приспособления к ней. Вместе с тем открывались все новые и новые (для теории познания и конкретных наук) сенсорные эффекты воздействия ультрафиолетовых и инфракрасных световых лучей, ориентации по ультразвукам и вибрации, в том числе инфразвукового характера, сенсорные реакции на изменения влажности, а не только температуры среды, сенсорные приспособления к гравитационным силам, а также многообразные сенсорные реакции на изменения химического состава всех компонентов среды обитания, включая над организменные образования (видовые и межвидовые), с которыми связаны те или иные возможности коммуникаций.

К ХХ столетию естествознание и экспериментальная, психология (общая и сравнительно-эволюционная) накопили такой огромный материал о многообразии сенсорных систем, что возникла настоятельная необходимость в систематизации этих знаний.

Главнейшие из этих принципов — группирование по сходству и различию функций, общности происхождения, уровням развития и Т. д. выступили в виде классификаций ощущений органов чувств.

Одной из первых и наиболее распространенных в XIX в. классификаций было группирование сенсорных функций по пространственному или временному при знаку. К «пространственным» чувствам относили зрение, а затем вестибулярное чувство, к «временным» — слух и обоняние, к пространственно- временным — пассивное и активное осязание, мышечно-суставное чувство. В эту классификацию укладывались не все сенсорные функции (например, вкус). Но дело не только в этом. Оказалось, фактор времени имеет важное значение в зрительных и статико-динамических функциях, а типично «временное» чувство — слух в своем бинауральном эффекте — является фундаментальным видом пространственной ориентации. Установлено, что дифференцировка пространственных и временных свойств объекта относится к общим характеристикам ощущений любой модальности.

Что касается пространственного различения, то оно осуществляется всеми сенсорными системами. Восприятие пространства как интермодальная структура признается многими современными исследователями(1969), в том числе и теми, кто придает особое руководящее значение в этой структуре лишь некоторым из сенсорных систем как специальных анализаторов пространства. И. С. Бериташвили пишет, что «отдельные виды рецепторов — слуховые, обонятельные, кожные и мышечные, а также интерорецепторы в определенных условиях могут иметь существенное значение в происхождении пространственной ориентации [Бериташвили И. с., 1959, с. 325] и что… все рецепторы принимают участие в пространственной ориентации. Но только зрительные и лабиринтные рецепторы определяют пространственное расположение внешних объектов к окружающей среде и их пространственные отношения к самому животному» [Там же, с.329].

В последующем И.С. Бериташвили сформулировал на этом основании положение о «целостности психонервной деятельности коры большого мозга» [Там же, 1961. с. 86]. В физиологической психологии XIX в. В. Вундт предлагал классификацию ощущений по их источникам: физическим (зрительные, слуховые и др.), механическим (осязание), химическим (вкус, обоняние). Эта интересная мысль не получила, однако, развития. Более устойчивыми оказались представления о разноуровневом характере разных видов рецепций, согласно которым одни из них являются высшими по уровню развития (и более поздними по происхождению), другие — низшими по уровню развития (и более ранними по происхождению). Зрение и слух определялись в качестве высших, а все остальные — так называемых низших чувств. С этими представлениями связывались определенные генетические концепции более общего порядка, относящиеся к эволюции головного мозга и ЬерЪИо-психическЬй деятельности. Одна из таких концепций разработана А. А. Ухтомским, выделившим в качестве высших рецепций зрение и слух. Примечательно, однако, что он при знавал приоритет в образовании геометрических знаний за осязанием и полагал, что развитие заключается не только в том, что «первоначальная осязательная и осязательно-зрительная геометрия перестраивается в чисто зрительную геометрию» [Ухтомский А. А., 1945, с.123], но и в том, что современная наука восстанавливает права «осязательной геометрии» с ее принципом «действия прикосновением». Пересмотр представлений о разноуровневой принадлежности тех или иных сенсорных систем был связан с многолетней дискуссией о протопатической и эпикритической чувствительности, описанной Хэдом на модели кожных рецепций человека. В качестве эпикритической, или дискриминативной, чувствительности высшего уровня была выделена тактильная

чувствительность, а протопатической чувствительности архаического, низшего уровня болевая. Согласно такому определению, именно с генетических позиций тактильная чувствительность должна определяться в качестве высшей рецепции. С аналогичных позиций Д. Баркрофт расчленил зрительную систему 114. протопатичесгую (в виде палочкого — ахроматического зрения) и эпикритическую (в виде колбочкого — хроматического зрения), обнаружив в этой системе совмещение низшего и высшего сенсорных уровней.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Часть 1. Психология человека - составная часть научного человекознания
ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
Часть третья
Часть пятая
Часть 4. ПРИНЦИП
Часть 2. Практические занятия
Часть II. Практика психоанализа
Часть Психические процессы
Часть I. С небес на землю
Часть II. Заменители счастья
Часть первая ИГРЫ Я
Добавить комментарий