Часть 27

В нашей психологической литературе наиболее обстоятельные исследования выполнены Г.Л. Розенгарт-Пупко в отношении раннего детства и А.А. Люблинской дошкольного периода [19691 Д.Б. Эльконина — общения и речи в развитии познавательной, в том числе и перцептивной, деятельности . У детей ясельного возраста образуется прямая связь предмета со словом, а у школьников — опосредованная через другие известные слова (в определенной лексической и грамматической системе).

В психическом развитии детей младшего школьного возраста оба фактора (деятельности и речи) конвергируют, создавая единую базу перцептивного прогресса детей в процессе начального обучения. Научение детей правилами операциям основных учебных деятельностей (наблюдение, слушание, измерение, изображение, построение и т. д.) всегда соразмерно введению в словарный состав речи детей терминов, обозначающих различны- свойства и отношения вещей, чувственно воспринимаемых или представляемых ими. Благодаря этой взаимосвязанности операций и обозначениям выявляемых операциями предметных свойств достигается значительный прогресс в перцептивном развитии.

На этой основе восприятие ребенка становится важным средством (особенно при соблюдении принципа наглядности обучения) усвоения знаний и развития мышления. И процессе этого усвоения. Особенно показательны сдвиги в перспективном развитии детей (от первых месяцев жизни до подросткового возраста и юности) в таких видах восприятия, которые связаны с дифференцировкой отношений (пространственных и временных). Онтогенетическая эволюция восприятия пространства была подробно описана нами совместно с Е.Ф. Рыбалко на основании многолетних исследований [Ананьев Б. Г. и Рыбалко Е. Ф., 1964]. Онтогенетическая эволюция восприятия времени охарактеризована Д.Б. Элькониным .

Эксперименты, проводимые Л.Д. Ефимовой, изучавшей представления детей младшего школьного возраста о глубине исторического времени, обнаружили ряд явлений перестройки перцептивного времени в этот период под влиянием нового режима и ритма жизни в школе, с одной стороны, первоначально усваиваемых исторических знаний — с другой.

Весьма выразительно определил суть всех преобразований в перцептивном развитии С.Л. Рубинштейн. «Развитие высших форм восприятия, — писал он, — приводит его к превращению в направленную, сознательно регулируемую операцию; по мере того как восприятие становится сознательным и целенаправленным актом, оно превращается в наблюдение». «Возникновение наблюдения означает по существу первое выделение из практической деятельности — деятельности «теоретической», познавательной» [Рубинштейн с. Л., 1946, с. 279]. Развитие восприятия в онтогенезе человека изучено более или менее обстоятельно лишь на самых ранних фазах. Поэтому в психологии о возрастных особенностях восприятия долгое время судили лишь по контрастным характеристикам зрелого (сформированного и завершившего свое развитие) восприятия взрослого человека и формирующегося, находящегося в процессе непрерывного становления восприятия ребенка в преддошкольном и дошкольном возрасте. Тем самым перцептивная характеристика, взрослого человека принималась за константу, не испытывающую каких-либо преобразований до какого-то неопределенного пункта старости. Одни исследователи утверждали, что специфичность самой ранней формы восприятия в ее синкретизме, глобальной целостности и отсутствии анализа объекта, а другие, напротив, считали, что распространение среди маленьких детей феномена перечисления объектов или их частей и свойств свидетельствует о преобладании аналитических функций и отсутствии синтеза впечатлений.

С.Л. Рубинштейн, критически рассмотрев обе концепции, показал, что эти противоречия объясняются искусственным обособлением восприятия ребенка от интенсивного формирования его мышления в процессе воспитания. Но если рассматривать реальное единство восприятия и мышления в структуре наблюдения, то обе характеристики относятся к способам интерпретации впечатлений, смена которых составляет определенные стадии наблюдения. Это важное положение не объясняет, однако, многие факты более раннего формирования перцептивной величины сравнительно с перцептивной формой, восприятия цвета сравнительно с восприятием формы, восприятие пространства сравнительно с восприятием времени и т.

д.

Другие явления перцептивного развития могут быть лишь частично объяснены эволюцией интерпретационных, речемыслительных характеристик восприятия. К таким явлениям относится более позднее возникновение способности к восприятию изображений предметов сравнительно с восприятием самих предметов; восприятие знака сравнительно с восприятием плоскостного изображения объекта и т. д. Дело в том, что, помимо абстрагирования илогического обобщения этих перцептивных компонентов и связного словесного описания их в повествовании, для последовательного развития этих форм восприятия требуется более высокий уровень различительной деятельности и перцептивного синтеза (особенно в форме зрительной интеграции разнородного чувственного опыта). К тому же мышление и речь как факторы перцептивного прогресса воздействуют на него не извне, а изнутри, в процессе непосредственного взаимодействия субъекта с объектами внешнего мира. Развитие самого мышления с известным течением зрительных или осязательно-двигательных образов, ассоциативно соединенных в ряды и цепи, И.М. Сеченов называл предметным мышлением. Эта начальная форма мышления есть вместе с тем связывание в сложно организованную перцептивную систему различных образов и сенсорных состояний. Впервые в экспериментальной психологии такого рода явление у взрослого человека удалось обнаружить Н.Н. Ланге. Всякое восприятие, согласно его данным, есть многофазный процесс, причем каждая предыдущая фаза представляет психическое состояние более неопределенное (начиная с осознания «нечто» в поле зрения, то есть обнаружения сигнала), а каждая последующая более дифференцированное. Поэтому каждая предыдущая фаза восприятия есть субъект для последующей, являющейся предикатом, то есть определением предшествующей.

Н.Н. Ланге открыл закон перцепции, согласно которому процесс восприятия строится как наглядное суждение об объекте; поэтому в процессе восприятия выражается общая черта суждений — предшествование субъекта предикату и развитие субъекта посредством предиката. Помимо экспериментальных доказательств, Н.Н. Ланге ссылался также на данные из истории языка, согласно которым безличные формы предложения первичны. По его мнению, эти формы соответствуют первичным ступеням перцепции, то есть неопределенности состояния субъектов наглядного, суждений, осознаваемых затем лишь путем предикативных определений.

Еще в опытах Н.Н. Ланге обнаружилось, что восприятие не только интерпретируется мышлением, но само осуществляется как наглядное, особенно зрительное суждение, тесно связанное со структурой предложения в развитии языка.

Более полное понимание субъектно-предикативного строя зрительного

суждения удалось достигнуть много лет спустя благодаря значительным достижениям как в теории восприятия, так и в теории мышления и речи. Систематическое исследование восприятия предмета и рисунка привело Н.Н. Волкова к выводу о том, что «зрительное суждение образует важнейшее ядро активного зрительного восприятия. В последовательности зрительных суждений пассивное, чисто сенсорное отражение зрительный. образ — дополняется выборочным активным отражением для сравнения, для изображения, для любого переноса на другие предметы восприятия» [Волков Н.Н., 1950, с. 377]. Благодаря этому, как экспериментально показано Н.Н. Волковым, восприятие проекционных (перспективных) отношений совмещается с восприятием объемной формы предмета и светлотных отношений, зависящих от освещенности объекта. В общем восприятие как динамика образа, или цепь его преобразований, неразрывно связано с многоактным развертыванием зрительных суждений в единой структуре наблюдения. Для генетического понимания этой структуры весьма важное значение имели исследования Выготского. В своей теории внутренней речи, ее происхождения из внешней путем интериоризации и редуцирования ее субъектных компонентов он установил весьма важное для эволюции наблюдений положение о предикативности внутренней речи и ее планирующей функции в деятельности. Зрительные суждения и многоактность наблюдения, вероятно, интимно связаны с прогрессом внутренней речи, ее редуцированным синтаксисом и преобладанием предикативных определений [Выготский Л.С., 1934, с. 210-211].

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Часть 1. Психология человека - составная часть научного человекознания
ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
Часть третья
Часть пятая
Часть 4. ПРИНЦИП
Часть 2. Практические занятия
Часть II. Практика психоанализа
Часть Психические процессы
Часть I. С небес на землю
Часть II. Заменители счастья
Часть первая ИГРЫ Я
Часть вторая Я В ПУТИ
Часть ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
Часть 3 Психология человека
Часть 1. ВЕК ТОЛП
Часть 5. МНЕНИЕ И ТОЛПА
Часть 9. СВЕТСКИЕ РЕЛИГИИ
Добавить комментарий