Часть 30

Познавательные функции наблюдения определяются его местом в системе экспериментальных и теоретических средств, техникой фиксации и регистрации, сочетанием натуральной (предметной) и опосредствованной (знаковой) форм. Важное значение имеют объекты наблюдения (тела, явления и процессы неживой природы, растительные и животные организмы, их сообщества, люди и их общественные отношения, различные процессы общественной жизни, человек, его поведение и внешний облик). Объектом

определяются программа наблюдения и специфичность ее реализации с помощью общих средств наблюдения как в науке, так и в искусстве. Пейзажисты и портретисты, например, существенно отличаются самой организацией наблюдения, а не только техникой изображения. В изобразительном искусстве (рисунок, живопись, скульптура) действительность воспроизводится с известной типизацией, моделируется с известной идеализацией наблюдение-изображение составляет целостную систему, в которой построение изображения на основе наблюдения обусловливает правила «чтения». Наблюдение в процессе изучения и «съемки» натуры постепенно превращается в серию последовательных сопоставлений изображения с натурой, а затем сосредоточивается на самом изображении. Особое место в жизни людей занимают, конечно, сами люди, и поэтому изображение человека с самого начала возникновения первобытного искусства поразительно дифференцированно по сюжету, технике и манере исполнения. Эти изображения в виде произведений малых форм, скульптуры, барельефа, гравюры, росписи на стенах пещер, ‘каменных плитах, обломках костей фиксировали образы человека. Среди палеолитических изображений человека наиболее частыми и дифференцированными были женские изображения. Это явление связано, как предполагают, с социальной ценностью женщины для рода как хранительницы очага и непрерывности самого рода. Не менее интересно и то, что среди палеолитических изображений найдены человеческие фигуры неясного пола, своего рода обобщенный.образ человека, как бы абстрагированный от половых особенностей; по манере исполнения реалистические изображения часто дополнялись условными. Мы не можем считать воплощенные человеческие образы идентичными образам людей реальных. Различие между образом и прообразом всегда возникает за счет техники и манеры исполнения, фантазии и концепции художника. И тем не менее даже для условного изображения, а тем более реалистического, остается обязательным правило взаимозависимости наблюдения и изображения, действующее и на самых ранних стадиях развития изобразительного искусства.

Поэтому в известных границах допустимо судить по изображению о том, как художник воспринимал натуру (прообраз) в процессе наблюдения. Не случайно внимание ученых привлек ранний этап детского изобразительного творчества, главнейшей темой, которого является человек в исполнении самых маленьких детей — «головоногий человек». Теперь нам известно, что такое изображение объясняется не только несовершенством графических движений ребенка, но и генетическим своеобразием его сознания и самосознания. Выделение человека как объекта наблюдения и изображения — явление

социального развития ребенка и формирования особого вида чувственного опыта — социальной перцепции. Образы человека, строящиеся благодаря такой перцепции, регулируют процесс общения и разнообразные виды совместной деятельности.

Этот социальный смысл восприятия человека человеком специально выделен А.А. Бодалевым в его экспериментально- психологическом исследовании [Бодалев А.А., 1965]. Интересно отметить, что среди изученных им 600 произведений юных художников (от 4 до 14 лет) были работы разного содержания: пейзажи, индустрия, животные, люди, действующие и позирующие, иллюстрации к сказкам и натюрморты. Однако человек, независимо от этих видов изобразительной деятельности, воспроизведен в 68 % всех работ. Соотношение между рисунком и изображением человека и тех, где нет человека, несколько изменяется с возрастом, но все же отмечается относительное постоянство приоритета первого из видов изображения.

С этими данными А.А. Бодалев сопоставил полученные им возрастные характеристики образов человека, полученные экспериментальным путем с помощью так называемых словесных портретов. Оказалось, с возрастом (от 7-8 до 21 -26 лет) неуклонно падает (в 14,9 раза) включение в словесный портрет описания элементов, образующих оформление внешности. Это значит, что временные, ситуативные и подчас случайные признаки внешнего облика человека уступают свое сигнальное значение другим, более существенным для процессов общения и познания. Действительно, отмечается возрастание в 3,6 раза числа элементов, характеризующих экспрессивные черты поведения человека, и в 2,2 раза числа признаков, характеризующих физический облик, конституционные и другие особенности тела.

Тенденции социальной перцепции в изобразительной деятельности и словесном описании человеческого образа совпадают, что характеризует некоторые общие закономерности эволюции наблюдения, объектом которого является человек.

Система «наблюдение — изображение» не ограничивается, конечно, этим объектом. Независимо от объекта реализм изображения определяется соотношением наблюдения и адекватных приемов изображения. На процесс восприятия предмета и пространственных отношений (например, горизонтали и вертикали) переносится накопленный опыт изобразительной деятельности. Обратное, причем сенсибилизирующее, влияние изобразительной деятельности на процесс восприятия хорошо иллюстрируется сопоставлением средних ошибок при оценке отклонения (стрелки прибора) от вертикали к горизонтали двух групп: рисующих и нерисующих, которые одинаково не встречались с подобным заданием в прошлом. Как в системе «наблюдение — управление» (работа оператора), так и в системе «наблюдение — изображение» собственно перцептивные операции наблюдения рационализируются и перестраиваются в процессе деятельности (управления или изобразительной), а образующие эти перцептивные операции сенсорные функции сенсибилизируются.

Это же положение полностью относится к системе «наблюдение — письменность» (письмо и чтение). Исторически эта система возникла в культурном развитии человека первоначально как система «наблюдение — идеографическая письменность» и строилась по принципам, во многом сходным с системой «наблюдение — изображение», особенно в условных схематизациях образа. В последующем ходе культурно-исторического развития письменность дифференцировалась преимущественно как алфабетическая.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Часть 1. Психология человека - составная часть научного человекознания
ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
Часть третья
Часть пятая
Часть 4. ПРИНЦИП
Часть 2. Практические занятия
Часть II. Практика психоанализа
Часть Психические процессы
Часть I. С небес на землю
Часть II. Заменители счастья
Часть первая ИГРЫ Я
Часть вторая Я В ПУТИ
Часть ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
Часть 3 Психология человека
Часть 1. ВЕК ТОЛП
Часть 5. МНЕНИЕ И ТОЛПА
Часть 9. СВЕТСКИЕ РЕЛИГИИ
Добавить комментарий