Часть 31

По характеристике Дирингера, «главным достижением в создании алфавита было не изображение знака, а введение чисто алфавитной системы, в которой каждый звук обозначался одним-единственным знаком» [Дирингер Д., 1963]. С этим величайшим культурным изобретением связано образование сложнейшего функционального механизма — комплекса зрительно-слухо- кинестетических связей; слышимое и произносимое в структуре звукового языка слово стало видимым. Звуки фонем, зафиксированных в графемах, приобрели свойство константности. Но не в меньшей степени, чем визуализация, благодаря письменности речи имела значение вербализация зрительного восприятия. Дело не только во второсигнальном регулировании зрительных образов, в построении систем словаря этих образов и синтаксиса наблюдения, но и в том, что объектом восприятия стала система знаков, а различение свойств каждого отдельного знака осуществимо только относительно к системе в целом. Поэтому письмо и чтение развивались как строго регулирруемые определенными правилами операции со знаками в определенной системе, причем начальная точка отсчета и направление письма определелили начальную точку отсчета и направление процесса чтения. Вопрос о причинах выбора и фиксации того или иного направления письма еще нельзя считать решенным, хотя имеются основания предположить влияние фактуры поверхности (орудий письменности, положение пишущего человека и других факторов). Среди направлений и точек отсчета в доалфабетических видах письменности специалисты отметили письмо справа налево и слева направо, бустрофедон (последовательный переход от строки к строке по горизонтали, справа налево, а затем слева направо, и наоборот), письмо от центра по секторам окружности, повертикали сверху вниз и снизу вверх — в общем бесконечно разнообразное множество направлении построения строки, столбика (столбца), общей пространственной структуры письменного текста. С изобретением и совершенствованием системы алфабетической письменности положение существенно изменилось, хотя и не сразу, а постепенно, на протяжении длительного времени. Это отмечает Д. Дирингер. «Как и семитские алфавитные письменности, древнейшее греческое письмо имело направление справа налево… в дальнейшем оно сменилось бустрофедоном…

Оба указанных способа письма сочетались иногда с вертикальным направлением — снизу вверх. Сохранилось, однако, несколько ранних надписей, написанных слева направо… После 500 г.до н. э. встречается уже только одно направление — слева направо и сверху внизу» [Дирингер Д., 1963, с.

525]. Стереотипизация направлений письма как основной графической деятельности в системе письменности определила порядок чтения, построение и развертку зрительной системы, оперирование графемами, впрочем, и не только графемами. Этот порядок у народов, пользующихся алфабетической системой на греческой или латинской основе, определил не только развитие системы операции чтения, но и ,аналогичную систему построения изображений и чтения рисунка слева направо, хотя соотношение вертикали- горизонтали определяется специфическими закономерностями самого рисунка. У народов; пользующихся другими алфабетическими системами (древнееврейской, арабской), вся систем- ориентации противоположна, причем справа налево развертываются не только письмо и чтение,. но, по-видимому, порядок счета, чтение и построение рисунка. В других, неалфабетических системах письменности (китайской, японской) операции письма, чтения и построения рисунка определяются вертикальным расположением знаковых рядов. В системе «наблюдение — письменность» складывается, следовательно, такая культурная организация натуральных процессов зрительного восприятия, которая жестко детерминирует порядок операций с графемами, числами, изображениями и любыми другими оптическими сигналами. Такое предположение мы сформулировали на основании длительного исследования взаимосвязей между чтением, письмом, рисованием, ручным трудом, физическими упражнениями у детей. В процессе первоначального обучения дети 7-8 лет допускают однородные ошибки пространственного и количественного анализов, особенно в определении положения знака, количества его элементов и направления — начальной точки отсчета в системе построения графических, предметных и гимнастических движений [Ананьев Б.Г., 1954]. Во второй четверти первого года обучения эти ошибки составили 29,5% общего числа ошибок в их письменной речи. Лишь приблизительно с третьей четверти первого года обучения ошибки пространственного и количественного анализов графем сменяются собственно звуковыми ошибками, которые затем устраняются основными приемами воспитания культуры устной и письменной речи.

В дальнейшем мы обнаружили, что явления стереотипизации и стабилизации порядка действий, связанные с определенной национальной культурой и способом обучения, распространяются на всю систему пространственной ориентации человека, включая измерение, изображение, построение, моделирование и оценку собственного положения в пространстве [Ананьев Б.Г., Рыбалко Е. Ф., 1964].

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Часть 1. Психология человека - составная часть научного человекознания
ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
Часть третья
Часть пятая
Часть 4. ПРИНЦИП
Часть 2. Практические занятия
Часть II. Практика психоанализа
Часть Психические процессы
Часть I. С небес на землю
Часть II. Заменители счастья
Часть первая ИГРЫ Я
Часть вторая Я В ПУТИ
Часть ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
Часть 3 Психология человека
Добавить комментарий