В ЧЕЛОВЕКЕ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ ЖИВОТНОГО, ЧЕМ КАЖЕТСЯ НАМ…»

Гораздо больше — это

сколько? Чем вообще человек отличается от животных? Только интеллектом? Было бы

ужасно, вычитая из человека животное, получить в остатке один лишь интеллект. И

вот почему.

Прогрызая щеки и пожирая язык беспомощной жертвы, крысы — неважно, реальные или

вымышленные — делают это бессознательно, повинуясь природе. Как, скажем, и птицы

марабу, пикирующие с жаркого африканского неба к раненым солдатам, чтобы

выклевать у них, еще живых, глаза (очерк Эрнеста Хемингуэя «Крылья над Африкой»

времен войны в Эфиопии). Не сомневаюсь, что и акулы, сипы, крокодилы столь же

жестоки. Однако если не все жестокие действия животных (жестокие, естественно, с

человеческой, а не звериной точки зрения) биологически целесообразны и

необходимы, то все они непроизвольны. Иными словами, они естественны для данного

вида. Следовательно, Зло (в точном смысле этого слова) здесь отсутствует.

Адекватное определение Зла предполагает не просто жестокость, но жестокость,

помноженную на интеллект.

Дело тут не только в том, что человеческий разум в принципе равно совместим как

с Добром, так и Злом. Гораздо важнее другое, то, что интеллект порождает сугубо

человеческие формы жестокости, до которых животным никогда не «подняться».

Знаете ли вы, что такое тергоровый рефлекс хищника? В зоопсихологии до сих пор

нет однозначного объяснения странному поведению тигра, льва, волка, которые,

забив оленя, антилопу или овцу, долго трутся о еще теплое, еще живое тело жертвы.

Да что там тигр, наша домашняя мурка таскает из комнаты в комнату полузадушенную

мышь, мурлыкая от наслаждения и тоже все трется, трется об ее тельце. Иной раз и

не съест, бросит, но обязательно закогтит, заласкает до смерти. Научные

объяснения данного феномена привычно вращаются вокруг его биологической

целесообразности. Говорят, что это игровые формы поддержания и развития

охотничьих навыков. Что ж, вполне может быть. Но не взглянуть ли под этим углом

зрения на некоторые поступки «венца творения»? Возможность вызвать у

потенциальной жертвы чувство страха и покорности, доступная лишь человеку

способность унизить жертву, насладиться властью над ней — такое удовольствие

слабее или сильнее, чем наслаждение хищника судорогами смертельно раненой овцы?

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
БОЛЬШЕ ЧЕМ ПОЗИТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ
Употребление большего количества препарата, чем ожидалось
СПОСОБНОСТЬ ВИДЕТЬ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ ЦЕЛОСТНОСТЬ.
В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ИСТЕРОТИМИКИ СТАРАЮТСЯ БОЛЬШЕ КАЗАТЬСЯ, ЧЕМ БЫТЬ.
О ЧЕМ МОЖЕТ ПОВЕДАТЬ НОС ЧЕЛОВЕКА
Различие между психикой человека и животного
НАМ и репрезентация знаний.
2.1. ВСТУПЛЕНИЕ: ЗАЧЕМ НАМ НУЖНЫ ПРИЕМЫ
Питер Шпорк. Сон и сомнология. ПОЧЕМУ МЫ СПИМ И КАК НАМ ЭТО ЛУЧШЕ ВСЕГО УДАЕТСЯ, 2010
ЧЕМ МЫ ОТРАВЛЯЕМ СЕБЯ
Добавить комментарий