Данные эмпирической апробации модели существования и развития образа будущего в процессе коммуникации

Всего в данном исследовании приняло участие 215 человек. Состав выборки по полу: 49 % женщин, 51 % мужчин; по возрасту: средний возраст — 32 года, минимальный — 19 лет, максимальный — 47 лет. Выборку составили работники административно-управленческого аппарата, студенты дневного и заочного отделения Томского государственного университета, представители сферы обслуживания г. Томска. Сбор эмпирического материала проводился в период с 2000 по 2007 г.

В анализе структуры и содержания текстов мы руководствовались следующими фундаментальными положениями: тезис классического структурализма о взаимосвязности всех элементов текста, положении постструктурализма о том, что связь между элементами текста носит трансуровневый характер и ни слово, ни предложение не могут быть единицей семантического анализа. Смыслообразование происходит в рамках всего текста как более общего единства.

На следующем этапе нашего исследования перед нами встала задача учета специфики процессов внутренней и внешней коммуникации и определения их влияния на содержание, особенности формирования и развития образа будущего.

В качестве базовых характеристик коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего мы выделяли следующие: открытость, децентрация, десубстанциализм, толерантность, коммуникативное действие и ряд других.

Гипотеза исследования заключалась в предположении о том, что в основе внутренней структуры и механизма развития образа будущего лежит внешняя и внутренняя коммуникация, которая выявляется через рассмотрение биографики образа будущего как диалога автора с читателем или с идеальным образом своего Я.

Для определения эффектов влияния характера внешней и внутренней коммуникации на семантические оценки образа будущего применялся однофакторный дисперсионный анализ ANOVA (фиксированные эффекты). Показатель каждого из типов коммуникации включался в дисперсионный анализ по отдельности как независимый межгрупповой фактор (качественная переменная) с тремя градациями его значений: высоким, низким и средним уровнем. Зависимую переменную составили показатели семантических оценок образа будущего. Далее проводился пошаговый дискриминантный анализ данных и вычислялись коэффициенты канонических дискриминантных функций для определения уникального вклада каждой из зависимых переменных в дискриминацию групп по уровням процесса внешней и внутренней коммуникации. Были получены следующие основные результаты.

По данным дисперсионного анализа тип коммуникации оказал значимые эффекты на показатели следующих семантических шкал:

— субъектная позиция по отношению к образу будущего (F=6,29; р<0,002);

— гармоничное сочетание прошлого, настоящего и будущего (F=6,83; р<0,001);

— общая сконцентрированность на карьере в образе будущего (F=3,14; р<0,05);

— структурированность образа будущего (F=7,52; р<0,001);

— надежда на удачу в будущем (F=4,72; р<0,01);

— озабоченность собственным статусом в будущем (F=3,07;

р<0,05);

— непредсказуемое будущее в целом (F=4,4; р<0,01);

— стремление к стабильности в будущем (F=7,36; р<0,01);

— наличие альтернатив (F=9,55; р<0,001);

— согласованность вербальных и невербальных компонентов образа будущего (F=7,35; р<0,001);

— акциональность (F=7,3; р<0,001);

— наличие альтернатив (F=3,26; р<0,04);

— романтизм (F=9,57; р< 0,001).

Однако наиболее адекватным способом решения задачи учета характера коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего нам представляется применение процедуры кластеризации к полученным результатам контент-анализа с учетом специфики личностных особенностей испытуемых, выявленной в ходе применения дополнительных диагностических методов. Наличие необъяснимых (в рамках моделей ортогонального базиса) косоугольных сцеплений частных координат и скоплений точек в субъективных пространствах также потребовало применения неметрических алгоритмов кластерного анализа.

Для установления взаимосвязей между психосемантическими признаками описаний образа будущего была проведена кластеризация данных признаков по центроидному методу. При применении Евклидовой метрики и группирующего метода Уорда учитывалось положение о том, что субъективная обрезка дерева и выделение кластеров одного уровня не должны зависеть от наших представлений о «правильной» структуре данных. Кластерный анализ в итоге позволил выделить группы описаний образа будущего с единым психосемантическим пространством, т.е. установить типы описаний образа будущего в зависимости от характера внешней и внутренней коммуникации. Во всех кластерах обнаруживается достаточно большая дисперсия, что свидетельствует о четкой дифференциации типов образа будущего по выделенным признакам.

В результате применения процедур статистического анализа были выявлены 4 кластера, отражающие специфику процесса формирования и развития образа будущего в процессе внешней и внутренней коммуникации (рис. 2.2).

Эти данные в очередной раз подтверждают характеристику психосемантического пространства образа будущего как униполярного, построенного на взаимодействии различных смыслов, отражающих его сложность и системность. На основе выделенных четырех кластеров были введены четыре новые качественные переменные, показывающие, в какой именно кластер входит конкретное описание:

— спонтанный, агрессивный, доминирующий характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего;

— адаптивный, рациональный, нормативный, конформный характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего;

— оптимистичный, эмоциональный, энергичный характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего;

— уверенный, целостный, осознанный, рефлексирующий характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего.

Вышеназванные переменные и содержание тем сочинений и рисунков образа будущего послужили основанием для построения нами модели формирования и развития образа будущего в процессе внутренней и внешней коммуникации.

В результате были выделены четыре способа формирования и развития образа будущего, соотносимые с характером внешней и внутренней коммуникации.

1. Спонтанный, агрессивный, доминирующий характер формирования и развития образа будущего, которому свойственна интракоммуни-кация, характеризующаяся импульсивностью, общей агрессивностью. Преобладает осознание проблемно-конфликтной ситуации с нарастанием негативных эмоций, наличие катарсиса в направлении душевное — телесное. Предполагает построение ригидного образа будущего либо отказ от его формирования вообще. Примеры описаний образа будущего: «Это наглядные образы предметов, сцен и событий, возникающие на основе продуктивного воображения. Это развитие психологической жизни личности». «Каждый человек ставит перед собой несколько жизненных целей, которые зависят от притязаний». «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее».

2. Адаптивный, рациональный, нормативный, конформный характер формирования и развития образа будущего, который определяется экстракоммуникацией. Носит адаптивный характер, является реакцией на внешнее воздействие и ориентирован на установление гармоничных отношений с внешним миром. Для данного типа коммуникации характерен разрыв между душевной и физической информацией. Предполагает построение адаптивного образа будущего. Примеры описаний образа будущего: «Вся информация, которая находится в смысловом поле слова «будущее», представляется крайне неразборчивой и далека от согласованности». «Это субъективная картина мира, представленная фрагментами внешнего мира».

3. Оптимистичный, эмоциональный, энергичный характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего. Характерна интеркоммуникация, сопровождающаяся активным формированием жизненных планов, проектов, программ конкретных действий, т.е. формированием вторичного многовариативного образа будущего. В этом случае происходит развитие личности через встречу с неизвестностью и принятие на себя ответственности за конкретные решения. Психологическое пространство личности обнаруживает свою бе-размерность и сверхразмерность. Примеры описаний образа будущего: «Я хочу, чтобы все события в моем будущем соответствовали моим желаниям и возможностям на тот момент, хотя иногда я могу хотеть совершенно противоположные вещи одновременно». «Будущее для меня близкое и далекое одновременно, а главное — внезапное. Это можно сравнить с поездкой за грибами».

4. Уверенный, целостный, осознанный, рефлексирующий характер внешней и внутренней коммуникации в процессе формирования и развития образа будущего. Траскоммуникативный, целостный образ будущего. Транскоммуникация строится на основе переживаний, чувств, озарений, тесно связана с творчеством и характеризует построение первичного образа будущего. Именно переживание является основой любого психического акта, действия. Транскоммуникация — это переживание человеком себя самого, ситуации, на основе чего строится его отношение к самому себе и ситуации, что предполагает трансцендентность психологического времени (взаимную трансформацию прошлого, настоящего и будущего), чувство вечности. Транскоммуникация подразумевает сверхмногообразие жизни, она включает катарсический, импринтинговый, экстатический и инсайтный компоненты. Этот уровень характеризуется целостностью образа будущего, его интенсивным развитием. Он связан с интеграцией в единое целое на базе формирующихся специфических ценностных коммуникативных отношений. Коммуникативные отношения обнаруживают связи с такими характеристиками личности, как альтруизм, отзывчивость, уверенность, толерантность, миротворчество и т.п. Транскоммуникация в узком смысле — особый вид и уровень общения, непосредственно порождающий процессы развития личности, интегрирующий и дифференцирующий душевную жизнь человека. На наш взгляд, чтобы понять человека, необходимо понять транкоммуникативный процесс взаимной синхронизации его коммуникативных миров в межличностном и внутриличностном планах. Примеры описаний образа будущего: «Хочу прожить всю жизнь, чувствуя завораживающую красоту мира и жизни». «Прошлое — это лед, настоящее — вода, а будущее — пар. Это как облако на небе. Сейчас ты посмотришь на него, запомнишь форму, размер, цвет. А буквально чуть-чуть отвлечешься, и оно уже другое. И того, прежнего облака, которое ты увидел впервые, уже никогда не будет, потому что оно осталось в прошлом».

Данная модель позволяет рассматривать личность как субъект внешнего межличностного и внутреннего пространств коммуникативного мира, в котором она поддерживает и развивает коммуникативные и ментальные структуры своего «Я». Коммуникация рассматривается в качестве внутренней, сущностной основы образа будущего, внешней, исходной стороной которого является общение человека с миром. Таким образом, выделяется внутренняя (смысловая) и внешняя (объективируемая) стороны процесса формирования и развития образа будущего.

Полученные результаты позволяют понимать образ будущего как иерархию различных уровней межличностных и внутриличностных коммуникаций, динамически интегрирующих различные характеристики личности (мотивации, черты, склонности, способности, конструкты, ког-ниции, интеракции, установки, чувства, ценности, смыслы, нормы, роли, отношения, деятельности) в новое качество — коммуникативный мир. При таком подходе феномен коммуникации начинает рассматриваться как «смыслообразующий, смыслотворческий процесс любой формы и уровня, поскольку в живых системах информация, имеющая жизненный смысл, не просто передается, но трансформируется и творится, воплощаясь при этом в самых различных кодах (языках) — от генетического до культурного.

Привлечение объяснительного потенциала коммуникативного подхода к анализу феномена «образа будущего» позволяет рассматривать его как общесистемный конструкт, определяющий процессуально-деятельностный состав процессов самореализации человека.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 2. МОДЕЛЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ОБРАЗА БУДУЩЕГО В ПРОЦЕССЕ ТРАНСКОММУНИКАЦИИ
2.2. Роль процессов коммуникации в формировании образа будущего
2.3. Основные методологические принципы исследования роли коммуникации в процессах становления образа будущего
ЭМПИРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
C.C. ПРЕЗ БАРАНОВИЧИ, РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ, БАРГУ РАЗВИТИЕ ЭМПАТИИ У БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ-ПСИХОЛОГОВ В ПРОЦЕССЕ ПРОХОЖДЕНИЯ ПРАКТИКИ
7.3.3 Современные модели и данные нейролингвистики
В.М. Снетков МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ СОЗНАНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТА АДАПТАЦИИ И ОСНОВЫ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ УСПЕШНОСТИ КОММУНИКАЦИИ «ПРАКТИКОВ» И «ТЕОРЕТИКОВ»
Афанасьева Анна Владимировна ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ОБРАЗА ПАЦИЕНТА У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ
ДАННЫЕ, ПОЛУЧЕННЫЕ В ПРОЦЕССЕ МЫШЛЕНИЯ, ФИКСИРУЮТСЯ В ПОНЯТИЯХ.
ЦЕЛЬ — ОБРАЗ СОСТОЯНИЯ БУДУЩЕГО ПРОДУКТА
ЭМПИРИЧЕСКИЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ МОДЕЛИ САМООЦЕНИВАНИЯ
О. В. Стырова ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗА БУДУЩЕЙ СЕМЬИ У ПОДРОСТКОВ, ПЕРЕЖИВШИХ СМЕРТЬ РОДИТЕЛЕЙ
М. В. Галимзянова, Д. А. Колесникова ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БУДУЩЕЙ СЕМЬЕ У ПОДРОСТКОВ В СВЯЗИ С ОБРАЗОМ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬИ
ПРОЦЕССЫ КОММУНИКАЦИИ (COMMUNICATION PROCESSES)
Загорюев А.Л., Галба С.С., Шаньгина Н.В.. ОБРАЗ БУДУЩЕГО СПУТНИКА ЖИЗНИ В СОЗНАНИИ ПОДРОСТКОВ, 2000
А.Н. Борков ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МЕНТАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ЛГУЩЕГО СОБЕСЕДНИКА
Добавить комментарий