ДЕДУКЦИЯ И ИНДУКЦИЯ

Понятие дедукции было введено для обозначение познания, движущего-
ся от общего к частному, а индукции — от частного к общему. Так, есте-
ственные науки предполагают установление общих законов природы на
основании изучения фактов — это сфера индукции. Затем с помощью уста-
новленных законов предсказываются новые факты — это уже дедукция.

Возьмем какую-либо теорию когнитивной психологии, например, трех-
компонентную теорию памяти. Создание любой такой теории — это ин-
дуктивный процесс. В схематизированном виде этот процесс выглядит так.
Подбираются факты; для трехкомпонентной теории памяти это форма по-
зиционной кривой запоминания, амнезии, влияние интерференции или
отсроченного воспроизведения; затем предлагается модель, объясняющая
эти факты.

В первом приближении индукция может быть определена как вывод об-
шей закономерности из совокупности фактов*. Дедукция же позволяет из
этой закономерности вывести частный факт (все люди смертны, значит, и
Сократ умрет).

По поводу индукции необходимо сделать два важных замечания.

Первое. Индукция никогда не дает нам абсолютно точного знания, ко-
торое дает дедукция. Представим себе, что мы наблюдаем слонов и обна-
руживаем, что их вес не превышает пяти тонн. Отсюда мы делаем индук-
тивное умозаключение «Слоны весят не более пяти тонн». Можем ли мы
быть полностью уверенными в его истинности? Очевидно, нет, поскольку
в один прекрасный день мы можем обнаружить слона весом в пять с по-
ловиной тонн. Точно так же обстоит дело и с трехкомпонентной теорией
памяти. Построенная для объяснения фактов, она в конце концов натол-
кнулась на факты, которые ей противоречат.

На основании такого рода идей философ Карл Поппер предложил рас-
сматривать движение науки не как верификацию теорий, а как их фаль-
сификацию. Верификация научных теорий (т.е. знаний, полученных пу-
тем индукции) невозможна, поскольку обнаружение сколь угодно большо-
го количества фактов, соответствующих теории, не может исключить того,
что однажды обнаружится факт, теории не соответствующий. Поэтому,
считает Поппер, движение науки происходит через фальсификацию тео-
рии, нахождение для них опровергающих примеров. Хорошая теория, по
Попперу, должна быть фальсифицируемой, т.е. должна настолько четко
формулироваться, чтобы быть несовместимой с теми или иными фактами.
Тогда регистрация факта, возможность которого исключается теорией, яв-
ляется основанием для опровержения теории. Поппер писал по поводу
«критерия демаркации», т.е. признака, позволяющего отличить эмпириче-
скую, основанную на фактах теорию от метафизической системы: «С моей

‘ Мы не затрагиваем здесь более сложных проблем, связанных, например, с математической
индукцией.

точки зрения, индукция вообще не существует. Поэтому выведение тео-
рий из единичных высказываний, «верифицированных опытом» (чтобы
это ни значило), логически недопустимо. Следовательно, теории никогда
эмпирически не верифицируемы…

Вместе с тем я, конечно, признаю некоторую систему эмпирической,
или научной, только в том случае, если имеется возможность опытной ее
проверки. Исходя из этих соображений, можно предположить, что не ее-
рифицируемость, а фалъсифицируемостъ системы следует рассматривать в
качестве критерия демаркации. Это означает, что мы не должны требовать
возможности выделить некоторую научную систему раз и навсегда в по-
ложительном смысле, но обязаны потребовать, чтобы она имела такую ло-
гическую форму, которая позволяла бы посредством эмпирических прове-
рок выделить ее в отрицательном смысле: логическая система должна до-
пускать опровержение путем опыта» [Поппер, 1983, с. 62—63].

Выше в разделе о теории умственных моделей говорилось, что Джонсон-
Лэрд доказывает свою теорию, измеряя время решения задач испытуемы-
ми и процент допускаемых ими ошибок. Сточки зрения Поппера, слово до-
казывает здесь неадекватно — эксперимент не может доказать теорию. Ре-
зультаты эксперимента могут соответствовать предсказаниям теории Джон-
сон-Лэрда и противоречить какой-либо другой теории, например, теории
умственной логики.

Если противоречие эксперимента теории должно вес-
ти к ее отбрасыванию или по крайней мере к ее модификации, то соответ-
ствие между теорией и данными, по Попперу, не означает, что теория до-
казана; оно только говорит о том, что теория пока не опровергнута.

Второе. Еще одна проблема индукции заключается в том, что выявление
закономерностей в действительности предполагает наличие некоторого
предзаданного мнения об этой действительности. Вспомним наш пример
трехкомпонентной теории памяти. Возможно, всех эмпирических фактов
было бы недостаточно для ее создания, если бы не было аналогии с устрой-
ством компьютера, имеющего оперативную и постоянную память, или хотя
бы старой психологической традиции выделения поля сознания, где проис-
ходят основные события психической жизни, и долговременного хранили-
ща информации. Когнитивистские теории вряд ли являются только обоб-
щениями фактов, они обычно отвечают на вопрос «для чего?». Для выпол-
нения какой функции когнитивные процессы устроены таким образом?

Крупный американский логик и один из отцов прагматической фило-
софии Чарльз Пирс вводил эту вторую проблему индукции, предлагая во-
образить инопланетянина, изучающего результаты переписи населения в
Соединенных Штатах. Возможно, писал Пирс, этот инопланетянин начал
бы со сравнения отношения смертности к потреблению товаров в граф-
ствах, названия которых начинаются с одной буквы. Отношение это, по
всей видимости, не будет зависеть от первой буквы названия, и поиски го-
стя окончатся ничем. Он может проводить и дальнейшие исследования та-
кого рода, задавая вопросы, на которые любой землянин ответил бы, не
обращаясь к цифрам, а лишь зная, что одни явления не зависят от других.

Дедукция и индукция

Природа, продолжает Пирс, это несравненно более обширное и менее упо-
рядоченное собрание фактов, чем результаты переписи населения. Если бы
люди не приходили в мир со специальной способностью делать правиль-
ные догадки, то вряд ли за десять или двадцать тысяч лет существования
человечества какой-либо величайший ум узнал бы то, что сейчас известно
последнему из идиотов.

Действительно, количество различных свойств и переменных в мире,
которые можно в принципе коррелировать между собой, бесконечно ве-
лико. Следовательно, число возможных гипотез, даже в отношении дос-
таточно относительно простых явлений, также бесконечно. Для того что-
бы разобраться в этом многообразии, человек должен обладать исходной
селективностью, склонностью выдвигать одни гипотезы и не выдвигать
другие. Пирс, говоря о «специальной способности делать догадки», под-
разумевал, что селективность человека в отношении порождаемых гипо-
тез является врожденной. Хотя идея врожденности выглядит сомнитель-
ной, сама селективность является принципиальным фактом для того, кто
хочет разобраться в механизмах индуктивного мышления.

Селективность индуктивного мышления нетрудно зафиксировать в пси-
хологическом эксперименте. Можно просить испытуемых устанавливать
ковариации переменных. Например, им можно предъявлять карточки с
описанием людей, страдающих разными заболеваниями. На карточках пи-
шутся различные особенности этих людей (темперамент, характер, вне-
шность), симптомы их заболевания (температура, отек, боль и т.д.) и ди-
агноз. Испытуемые должны обнаружить, какие особенности характерны
для различных больных. Такого рода эксперименты показывают, что без
специальных оснований люди склонны не замечать связь событий, корре-
лирующих на уровне до 0,6. Однако если существуют специальные осно-
вания для выявления некоторой закономерности, то испытуемые склон-
ны заявлять о ее наличии даже тогда, когда ее нет.

В чем же заключаются эти специальные основания для выявления за-
кономерностей? Какие именно закономерности мы склонны замечать ско-
рее, чем другие? Для ответа на эти вопросы было выделено несколько эв-
ристик, которые заставляют нас предпочитать одни гипотезы другим. Опи-
шем эвристики репрезентативности и необычности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ДЕДУКЦИЯ
Электромагнетизм, индукция
ИНДУКЦИЯ
8.2.1 Индукция, аналогия и прогноз
Кувалдина М. Б. РЕЛЕВАНТНОСТЬ СТИМУЛА ПРИ ИНДУКЦИИ СЛЕПОТЫ ПО НЕВНИМАНИЮ*
ИНДУКЦИЯ НЕСОВМЕСТИМЫХ РЕАКЦИЙ: ЭМПАТИЯ, ЮМОР И УМЕРЕННОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ВОЗБУЖДЕНИЕ КАК СРЕДСТВА ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
ТЕМА 5. ОБЩЕНАУЧНЫЕ МЕТОДЫ И ИХ ОСОБЕННОСТИ В ПЕДАГОГИКЕ
КОРОТКИЕ ЭССЕ
4.4.2 СПОСОБЫ УМСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ (СУД)
ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ (HYPOTHETICAL-DEDUCTIVE REASONING)
4.4 ОРИЕНТАЦИЯ НА ЛИЧНОСТНЫЕ СТРУКТУРЫ
МЕТОДИКИ ГИПНОТЕРАПИИ.
12.3 РАЗВИТИЕ СПОСОБОВ УМСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
ПСИХОМЕТРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ
ПСИХОДИАГНОСТИКА
Добавить комментарий