Дмитриева Д.Я. Типы семейных жертв и насильников

По статистическим данным, около 50% всех супружеских отношений сопровождается той или иной формой насилия, неся угрозу жизням миллионов женщин каждый год (90–95% жертв в гетеросексуальных отношениях – женщины). Такая статистика не может не привлечь серьезного внимания к данной проблеме. Вместе с тем общественные нормы и различия в возможностях проявления власти, несомненно, способствуют насилию мужей в отношении жен.

Как правило, в психологической литературе отмечается, что ни возраст, ни образование, ни профессия, ни количество браков участников не влияют на семейное насилие. Хотя существуют и другие точки зрения. Так, например, что касается субъектов семейного насилия, по мнению Ю.М.Антоняна, это мужчины в возрасте от 18 до 29 лет; с низким профессиональным, образовательным и культурным уровнями; находившиеся в длительной совместной семейной жизни с супругой. Они обесценивают значение семьи, социально отчуждены, многие ранее судимы; с глубоко скрытым бессознательным характером мотивов проявления насилия; злоупотребляют спиртными напитками и подавляющее большинство из них с психическими аномалиями. Насильников классифицируют также количественно и в соответствии с применяемыми формами насилия. Так, семейный тип составляют 50% мужчин; дисфорический – 25% мужчин; антиобщественный – около 25% агрессоров.

Приведенные данные позволяют обратиться к криминалистической типологии, предложенной Ю.М.Антоняном и др. (1999) и отражающей мотивы жестокости: 1) «аффективный»; 2) «аддиктивный»; 3) «самоутверждающийся»; 4) «беззащитный»; 5) «корыстный». На основе психиатрических диагнозов К.Даттоном (1998) разработаны следующие типологии: 1) психопаты (используют насилие как инструмент, могут быть контролируемы); 2) лица с пограничной организацией: а) со слабым эго; б) подозрительные (используют насилие импульсивно, но могут быть контролируемы); 3) импульсивные (используют насилие как инструмент и импульсивно, не контролируемы).

Здоровые личности, использующие агрессию в семье, в большинстве своем, являются приверженцами патриархальных ценностей, которые с ними разделяют и супруги-жертвы. При этом портрет жертвы характеризуется следующими признаками: возраст от 19–29 лет; состоящая в законном браке; с низкой самооценкой; со слабым эго; злоупотребляющая алкоголем; с предшествующим браку опытом насилия; беременные; имеющие супругов, злоупотребляющих алкоголем; запросившие охрану закона от насилия мужей и т.д.

Опираясь на жизненные мифы женщин – жертв насилия, Е.Малолетняя (2000, 2003) разработала следующую типологию: 1) инфантильные («вечные девочки»); 2) авантюристки с завышенной самооценкой («лучше других»); 3) реалистки-прагматички (корысть, выгода); 4) карьеристки (властолюбие), в основе лежит внутриличностный конфликт. Тем не менее исследователи отмечают, что «жертва» может быть и «борцом»: не допускать в последующих отношениях с партнером жестокости по отношению к себе.

Д.Хоталинг и М.Шугармен (1999) определили, что женщины, подвергающиеся насилию в семье (в сравнении с неподвергающимися, чаще были как свидетельницами, так и жертвами семейного насилия в детстве, а мужья-агрессоры – чаще жестоко обращались со своими детьми, чаще были свидетелями и объектами семейного насилия в детстве. Семьи, в которых отмечались случаи внутрисемейной агрессии, были более конфликтны; жены в них имели более высокий образовательный уровень по сравнению с их мужьями; имели сравнительно низкие доходы и/или имели невысокий социально-экономический статус.

Таким образом, можно заключить, что позиции исследователей совпадают в том, что мужчины применяют насилие, главным образом, в случаях психопатологии, более низкого образовательного, культурного либо более высокого материального статусов по сравнению с супругой и считают себя главой семьи. Женщины, в свою очередь, провоцируют подобное к ним отношение чрезмерным смирением и подобострастием в более старшем возрасте; при экономической, эмоциональной зависимости от супруга; непринятием себя как женщины; подчиненным положением в семье либо неумением строить отношения с партнером. Алкоголь является усугубляющим фактором насильственной среды.

Таким образом, насилие в семье, несомненно, коренится в приобретенном опыте в процессе социализации, семейного и культурно-общественного воспитания как мужчин, так и женщин. Изменение культурных норм – процесс длительный. Но нам представляется вероятной возможность исправления ситуации семейного насилия посредством внедрения на основе разработанных типологий жертв и насильников психокоррекционных образовательных и воспитательных программ.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ СЕКСУАЛЬНЫЕ НАСИЛЬНИКИ (ADOLESCENT SEX OFFENDERS)
СТАВ ЖЕРТВОЙ НАСИЛИЯ
НАСИЛЬНИКИ: АБСОЛЮТНО НЕ КОНТРОЛИРУЮЩИЕ И ЧРЕЗМЕРНО КОНТРОЛИРУЮЩИЕ СЕБЯ АГРЕССОРЫ
ОЩУЩЕНИЕ СЕБЯ ЖЕРТВОЙ
Дмитриева И.В. Ситуационные детерминанты психологических защит
Глава 7 СДЕЛКИ: «Я ВИНОВЕН; Я ЖЕРТВА»
ЖЕРТВЫ ПОБОЕВ (BATTERED PEOPLE)
Л. Г. Дмитриева НЕРАВЕНСТВО ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ
В.Ю. Дмитриева РОЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ В СОХРАНЕНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ
Мамайчук И.И. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ЖЕРТВ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ
Хронический синдром жертвы ситуативной агрессии (chronic situational aggression victim syndrome).
ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ПОДРОСТКИ ЖЕРТВАМИ «БУШУ-ЮЩИХ ГОРМОНОВ»?
Т.В. Дмитриева МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ГРУППОВОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ
Дмитриева И.А. Развитие способности к самоуправлению в условиях обучающего тренинга
ДМИТРИЕВА М.В. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ В США
Кутеева Е.Н. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЖЕРТВАМ НАСИЛИЯ
В. А. Дмитриева, Я. В. Нестерова ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ СФЕРЫ ОБРАЗОВАНИЯ
Колесникович Я.А. ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ ЖЕРТВ ПОЛОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
"МУЧИТЬ ЖЕРТВУ КУДА ИНТЕРЕСНЕЕ, ЧЕМ ПРОСТО РАСПРАВИТЬСЯ С НЕЙ"
Добавить комментарий