ДРУГОЙ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

Показано, что ребенок рождается с внутренним потенциалом стать личностью и с мотивом реализации этого потенциала. Для достижения этой цели он нуждается в объекте и для этих целей творчески применяется объект.

Решение проблемы идентичности как овладения человеком собственным «Я» исторически связано с категорией «Другой». В философской традиции, начиная с немецкой классической философии и в современной европейской неклассической философии, формирование субъекта описывается в рамках процесса его взаимодействия с не-Я, определяемого понятием «Другой». Термин «Другой» означает «иной, отличный, альтернативный, непохожий, не-Я».

Возможность быть субъектом, обладать идентичностью (иметь внутреннее пространство и представлять собой самого себя — быть самостью) не дана автоматически. Человек не обладает идентичностью, она возникает как результат его социального опыта, взаимодействия с другими людьми. «Она возникает в процессе, в котором я устанавливаю границы с иным, форму для него, не нарушая мое внутреннее пространство, становлюсь владеющим собой субъектом — самостью. Самость все время должна заботиться об этих границах, чтобы остаться собой. Ее владение собой и власть как субъекта над иным изначально не дана, а достигается в пространстве встречи с другим» [1, с. 152]. На важность Другого в формировании идентичности указывают практически все исследователи этого феномена.

В философии существуют две основные трактовки понятия «Другой»: эссенциальная и релятивная. Первая связана с содержательным, всегда конкретным пониманием Другого как двойника субъекта, с которым «Я» вступает в отношения на основе непосредственного контакта. Вторая подчеркивает символический характер «Другого» как абсолютную форму инаковости. Функция этого символического «Другого» заключается в обеспечении значимого «фона» для целого (коим может выступать само «Я»), посредством которого целое самоопределяется путем обнаружения собственных границ и отличий.

По мнению А.Лэнгле, наличие субстанции «Другой» детерминирует сам факт существования субстанции «Я» и не только определяет сущностные характеристики последней, но выступает необходимым условием достижения «Я» собственной идентичности посредством осуществления функций структурирования и децентрации «Я». Ни один человек не может стать самим собой без взаимообмена с другим. Образование «Я» может произойти только в интерперсональной среде.

Роль Другого в достижении человеком идентичности давно являются предметом изучения психологов (М.Бубер, У.Джеймс, Э.Дюргейм, Ч.Ку- ли, Д.Марсиа, С.Мадди, Х.Тэджфел, Дж.Тэрнер, К.Ясперс и др.). Среди отечественных психологов это исследования Б.Г.Ананьева, А.Г.Асмоло- ва, М.М.Бахтина, А.А.Бодалева, И.С.Кона, А.А.Кроника, В.Н.Мясищева, А.В.Петровского, В.А.Петровского, С.Л.Франка.

Формирование идентичности, согласно Эриксону, продолжается всю жизнь. Данный процесс находится «… в постоянном изменении и развитии: в наиболее благоприятном варианте это процесс постоянной дифференциации, и он становится все более содержательным по мере того, как расширяется круг значимых для индивида лиц: от матери до всего человечества. Он начинается где-то во время первой настоящей «встречи» матери и ребенка — двух людей, познающих друг друга через прикосновение, и не кончается до тех пор, пока в человеке не гаснет способность узнавать другого. Говоря о формировании идентичности, Эриксон большое внимание уделял качеству отношений между матерью и ребенком. Он писал: «…степень доверия, определяемая самым ранним опытом, по-видимому не зависит от абсолютного количества еды или демонстраций любви, а зависит от качества связей ребенка с матерью. Матери формируют у своих детей доверие при таком типе отношения к ребенку, который сочетает тонкую реакцию на индивидуальные запросы младенца и твердое чувство собственной уверенности в контексте взаимного доверия их совместного стиля жизни. Это формирует у ребенка исходные основания чувства идентичности, которые позже войдут в ощущение того, что «все в порядке», чувство, что ты есть ты, что ты становишься тем, кем другие верят, ты станешь» [4, с. 113].

Р. Лейнг делает акцент на комплиментарности, как на факторе, определяющем основную функциональную особенность идентичности. Он говорит о том, что идентичность требует «значимого другого». С помощью другого и через отношения с ним и реализуется идентичность личности. Но другой может в своих действиях способствовать формированию и нежелательной идентичности. Комплиментарность — взаимозависимость идентичности — это функция персональных отношений, посредством чего «другой» наполняет или комплектует идентичность.

К.Роджерс акцентирует внимание на том, что именно взаимодействие с другими дает индивиду возможность непосредственно обнаружить, открыть, пережить или встретить свою действительную самость. В силу этого функция другого заключается в опосредовании процесса осознания человеком собственного на основе механизма обратной связи: отражения образа Я в процессе межличностного взаимодействия. В результате этого личность получает информацию о соответствии Я идеального или надеваемой для других маски реальному Я. К.Роджерс подчеркивает, что наша личность становится видимой для нас посредством отношений с другими.

Лакманн видит формирующуюся идентичность как отражающий процесс в интерсубъективном контексте. «Индивид не ощущает самого себя неопосредованным образом. Только окружение может воспринимать индивида непосредственно, и только окружение дается сознанию прямо….»индивид отражается в другом человеческом существе». В социальных отношениях, существующих в повседневном окружении, индивид воспринимает себя через других людей. Способность к отражению во взаимодействиях является для человеческого существа основным условием формирования личностной идентичности» [7, с. 132].

Еще одной теорией, в которой также рассматривается взаимоотношения людей как основа для формирования личностного контекста является теория интерсубъективности, разработанная на основе концепций Х.Кохута Р.Столороу, Б.Брандшафта, Д.Атвуда. Центральное место в этой концепции уделяется взаимодействию двух личностей как встрече двух по-разному организованных взаимодействующих субъективных мира. С этой точки зрения Я — это психологическая структура, благодаря которой переживание себя приобретает характерную форму, слитность, непрерывность и устойчивую организацию. Развитие же целостного и непрерывного чувства себя возможно только в том случае, когда родители удовлетворяют потребность ребенка в Я-объектных связях. Под Я-объек- том в данной теории понимается не конкретный человек, а психологические функции, относящиеся к поддержанию, восстановлению и трансформации переживания себя.

Я-объектная связь образуется тогда, когда родители отражают переживания ребенка и чутко откликаются на его развивающиеся потребности. Если родитель удовлетворяет базовые потребности в идеализации и отражении, ребенок может пережить опыт оптимальной фрустрации и интернализовать Я-объектные функции. Важен опыт аффективной настройки со стороны заботящегося лица. При его отсутствии неотраженные и непринятые чувства переживаются ребенком как ненормальные. В результате этого происходит отчуждение от чувств Я и возникает ощущение потери субъективной реальности. В наиболее тяжелых, трагических случаях провал в процессе развития приводит к полному отвержению реальности и разрушению идентичности.

По мнению Х.Кохута, младенец рождается с потенциалом, но самость (идентичность) возникает в результате процесса, инициированного первыми самостно-объектными отношениями с матерью. Развитие самости осуществляется благодаря процессу, который Кохут назвал «преобразующей интернализацией». «Для того чтобы выжить, — пишет Кохут, — ребенок должен родиться в эмпатической и отзывчивой среде людей (объектов самости), подобно тому, как он должен родиться в атмосфере, содержащей оптимальное количество кислорода, чтобы выжить физически» [9, с. 90]. С точки зрения Кохута, если «объекты самости реагируют адекватно, самость будет сильной и гармоничной… Однако, если объекты самости оказываются неподходящими, процесс развития задерживается и самость становится слабой и уязвимой» [9, с. 56].

Х.Лихтенштейн придерживался мнения, что мать в ранних сим- биотических отношениях с ребенком выполняет функцию зеркального отражения ребенка и его потребностей, фантазий и действий на уровне не зрительного, а осязательного и обонятельного восприятия. В этом зеркале, с точки зрения Х.Лихтенштейна, смутно возникает не первичный объект любви ребенка, а контуры его собственного образа, отражающие бессознательные побуждения матери по отношению к нему. Этот образ ребенка, который он видит в реакциях матери в то время, когда мир ребенка еще не делим на Я и не-Я, Х.Лихтенштейн и называет «первичной идентичностью ребенка» (primary identity). Сформированная раньше речи, первичная идентичность является довербальной, и по этой причине ее никогда невозможно точно сформулировать словами.

О. Кернберг рассматривает формирование чувства идентичности как результат интернализации. Процесс интернализации рассматривается им в качестве результата как действительных, так и фантазийных взаимодействий со значимыми объектами под воздействием производных влечений, представленных специфическими аффективными состояниями. Идентичность Эго является результатом этого процесса. Он включает в себя как лонгитюдную временную, так и «поперечную», «пространственную» интеграцию «Я».

Д.С.Шарф и Д.Э.Шарф, представители теории объектных отношений, используя термин самость для обозначения идентичности как структуры, пишут о важности для развития идентичности отношений с внешними объектами. Они пишут: «С самого рождения у младенца имеется самость, готовая к тому, чтобы строить отношения с внешними объектами, которые он найдет в своем окружении. В этих отношениях самость растет и развивается, создавая на основе переживания своего взаимодействия с внешними объектами психическую структуру» [12, с. 18].

Еще один представитель теории объектных отношений Д.Винникотт считает, что потенциал ребенка не будет развиваться без материнской заботы. Он пишет, что «именно с идентификации и начинается ребенок на ранних стадиях. Самость ребенка существует лишь потенциально» [12, с. 28]. Мать, по его мнению, не предоставляет младенцу готовых значений, врожденный потенциал ребенка встречается с материнской реакцией, и из этого взаимодействия ребенок должен создать новый опыт, способствующий развитию.

Общими для всех представителей теории объектных отношений являются следующие положения:

а) ребенок рождается с внутренним потенциалом стать личностью и с мотивом реализации этого потенциала;

б) для достижения этой цели он нуждается в объекте;

в) для этих целей он творчески применяет объект.

Таким образом, идентичность является социальной по происхождению, так как формируется в результате взаимодействия индивида с другими людьми. От рождения ребенок не обладает ясно и четко очерченной идентичностью; становление идентичности — это длительный поэтапный процесс взаимодействия ребенка со значимыми людьми. Эти взаимоотношения особенно важны в первые несколько лет его жизни. Изменение идентичности также обусловлено изменениями в социальном окружении индивида. Если есть достаточно хорошее окружение, то имеет место здоровое психосоциальное становление, выраженное в развитии ощущений «Я» ребенка, в построении его внутреннего мира, которое и приводит к формированию здоровой идентичности.

Список литературы

1. Шеманов, А.Ю. Самоидентификация человека и культуры: монография / А.Ю.Шеманов. — М.: Академический проект, 2007. — 479 с.

2. Денисова, И.А. Понятие субъекта и другого в современной философии культуры / И.А.Денисова // Вестник Сам. ГУ. — 2002. — № 1 (51). — С. 213 — 219.

3. Лэнгле, А. Грандиозное одиночество / А.Лэнге // МПЖ. — 2002. — № 3.

4. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / Э.Эриксон. — М.: Прогресс, 1996. — 344 с.

5. Laing, R.D. Self and Others / R.D.Laing. — London: Pelican Book, 1971.

6. Роджерс, К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К.Р.Роджерс; пер. с англ.; общ. ред. и предисл. Е.И.Исениной. — М.: Прогресс, 1994. — С. 479 — 480.

7. Томэ, Х. Современный психоанализ: теория / Х.Томэ, Х.Кэхеле; пер. с англ.; под общ. ред. А.В.Казанской. — М.: Издательская группа «Прогресс — Литера», издательство агентства «Яхтсмен», 1996. — Т. 1.

8. Столороу, Р. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход / Р.Столороу, Б.Брандшафт, Д.Атвуд; пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 1999.

9. Кохут, Х. Анализ самости: систематический подход к лечению нарцис- сических нарушений личности / Х.Кохут. — М.: Когито-Центр, 2003. — 368 с.

10. Holland Norman N. The I. — Yale:Yale University Press, 1985.

11. Кернберг, О.Ф. Тяжёлые личностные расстройства: стратегии психотерапии / О.Ф.Кернберг. — М.: Класс, 2001. — 464 с.

12. Шарф, Д.С. Основы теории объектных отношений / Д.С.Шарф, Д.Э.Шарф. — М.: Когито-Центр, 2009. — 302 с.

13. Винникотт, Д.В. Семья и развитие личности. Мать и дитя / Д.В.Винни- кот. — Екатеринбург: ЛИТУР, 2004. — 400 с.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ЧТО ТАКОЕ «Я КАК ДРУГОЙ»
РАЗВИТИЕ РЕФЛЕКСИИ КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ
ДИАЛОГИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ СОЗНАНИЯ УЧАЩЕГОСЯ
Шайдуллина Фарида Аухадиевна ВРЕМЕННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК АСПЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ САМОРЕАЛИЗАЦИИ
Юрова Л.С. РОЛЕВАЯ ИГРА КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ
Еськина Ю.А. свободнАЯ работА как средство развития познавательной активности
НАКОНЕЧНАЯ М.Н. ПОМОЩЬ ДРУГОМУ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ. – РУКОПИСЬ.
ТЕАТРАЛИЗОВАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ РЕЧИ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
ЕСЬКИНА Ю.А. СВОБОДНАЯ РАБОТА КАК СРЕДСТВО РАЗВИТИЯ ПОЗНАВА-ТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ОРГАНИЗАЦИОННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ КАК СРЕДСТВА РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ШКОЛЫ
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ ПО РАЗВИТИЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА КАК РЕЛЕВАНТНОЕ СРЕДСТВО ПРОФИЛАКТИКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ ПЕДАГОГОВ
Структура и развитие этнической идентичности
21. СРЕДСТВА РАЗВИТИИ ПСИХИКИ
СРЕДСТВА РАЗВИТИЯ МЕХАНИЗМОВ ПСИХИКИ
Добавить комментарий