Экологическая характеристика мира индивидуальности

Экологическая характеристика мира индивидуальности предполагает сосредоточение внимания на экологических качествах его объектов. Экологическая же характеристика объектов мира индивидуальности должна включать в себя дифференциальные аспекты. Однако восприятие возможностей, считает Дж. Гибсон, не подразумевает классификации объектов. И в этом, видимо, есть глубокий смысл, поскольку экологические объекты рассматриваются не сами по себе, а соотносятся с человеком.

Гибсоновский подход хорошо согласуется с «галилеевским» образом мышления, о котором речь шла в параграфе 5.2. Последний позволяет рассматривать объекты и их значения как индивидуальные случаи существования без необходимости определения их сущности путем отнесения к какому-либо классу явлений. Это позволяет, в частности, отказаться от оценочного (нормативного) подхода при изучении объектных значений.

Данный подход подразумевает также учет того, в частности, что ИИ может ранжировать объекты своего мира одновременно по различным основаниям. Например, ИИ может вычерпывать из одного и того же экологического объекта только некоторые, отдельные, его стороны, или определять приоритетность объектов своего мира не по их существенным признакам, а в зависимости от того, содержат они в себе или нет отдельные стороны значений, или, наконец, рассматривая значения одного и того же объекта в единстве всех их сторон, не принимая во внимание другие объекты и их значения.

Здесь мы сталкиваемся, видимо, со своеобразным стихийным «многомерным шкалированием» объектов, при котором различные стороны их значений обретают некую самодовлеющую самость. В свою очередь, это приводит к тому, что объекты в мире индивидуальности чаще утрачивают, чем приобретают, имманентно присущую им целостность. При этом их частичная востребованность сочетается с их же «похожестью» или дополнительностью хотя бы с некоторыми другими объектами из мира данной индивидуальности в части отдельных сторон значений, которыми они входят в этот мир. Однако эта «похожесть» не означает обязательно их взаимозаменяемость. И тут вскрывается целый пласт слабо осмысленных проблем, который вряд ли может быть сведен только к собственно психологическим объяснениям через конструкты потребностей, мотивов, эмоций и т.п.

Мне представляется, что в объектных значениях могут быть вычленены, по меньшей мере, три стороны: предметная, инструментальная, эмоциональная, (ср.: А. Н. Леонтьев, 1981; А. А. Леонтьев, 1971; Е. Ю. Артемьева, 1980; В. Ф. Петренко, 1983, 1988; А. Г. Шмелев, 1983).

Рассмотрим каждую из вышеобозначенных сторон объектных значений по отдельности. А для большей простоты изложения далее я буду употреблять просто термины «предметные значения», «эмоциональные значения», «инструментальные значения». Всякий раз будем помнить, что подразумеваются разные стороны одних и тех же значений, но не классы различных групп значений.

В понятии предметных значений фиксируются такого рода возможности экологических объектов, которые «говорят» о том, что с ними нам можно делать. (ср. с пониманием предметного значения у К. Хольцкампа (K. Holzkamp, 1973; цит. по: Б. М. Величковский, 1982).

Дерево с густой зеленью «подсказывает», что может укрыть от жары. Почтовый ящик «приглашает» отправить письмо. Книжная полка «предлагает» взять (поставить) книгу. Домашнее животное «говорит»: «корми меня». Человек «предлагает» уважать себя. Неписанные правила взаимоотношений, принятые в данной экологической нише, «подсказывают» следовать им.

Во всех этих примерах возможности объектов соотносятся с ИИ, исходя из того, каков круг их назначений в соответствии прежде всего с их собственными способами существования.

В понятии инструментальных значений фиксируются такого рода возможности экологических объектов, которые «говорят» о том, как с ними нам можно поступать.

Дерево с густой зеленью «подсказывает»: «Поливай землю вокруг меня водой, и у тебя всегда будет надежный заслон от жаркого солнца». Почтовый ящик «предупреждает»: «Береги меня, иначе ты не сможешь отправить письмо». Книжная полка «напоминает»: «Мой запас прочности ограничен, не ставь слишком много книг». Домашнее животное «говорит»: «Хочу кушать с тобой». Человек «намекает»: «Чаще общаться со мной – значит, больше уважать меня».

Неписанные правила взаимоотношений, принятые в данной экологической нише, «подсказывают»: «Создай хотя бы видимость, что ты следуешь им».

Во всех этих примерах возможности объектов соотносятся с человеком, исходя из того, какими могут быть способы их использования, но опять-таки лишь в соответствии с их собственными способами существования.

Потенциально эти способы уже «заложены» в объекте, его особенностях. В этом заключен один из корней глубокой связи инструментальных значений с предметными (ср.: А. Н. Леонтьев, 1975; В. Ф. Петренко, 1988). Но инструментальные потенциальности объекта, взятые по отношению к нему самому, – это еще не инструментальные значения. Последние возникают в соотнесении с ИИ. С этой точки зрения инструментальные значения относятся к ИИ в такой же мере, в какой они относятся к экологическому объекту, а связь инструментальных значений с предметными проходит не только по линии экологического объекта, но и по линии ИИ. Вот почему ИИ может открыть инструментальные значения (так же, как и предметные). Но ей не дано их изобрести, если не считать изобретениями всякого рода модели вторичного (по отношению к объектным значениям) или аналогового характера (ср. с концепцией «трех миров» К. Поппера (K.R. Popper, 1972; см. также Б. И. Кочубей, 1989).

В понятии эмоциональных значений фиксируются такого рода возможности экологических объектов, в которых раскрывается собственно характер их отношений к человеку.

Дерево с густой зеленью «приглашает» насладиться тенью и покоем, а почтовый ящик – удивиться его формами. Книжная полка оказалась толстой и тяжелой; она «навязывает» нам тягостные чувства. Домашнее животное «приглашает» нас ласкать себя. Человек «предлагает» нам свои чувства. Неписанные правила взаимоотношений, принятые в приятельской компании, «говорят»: «У нас весело, и всем здесь приятно».

Известны многочисленные экспериментальные данные, показывающие зависимость эмоциональных реакций от тех или иных признаков объекта, включая ситуации, когда в качестве такового выступают субъект или cобственно ситуации (см. напр. В. А. Лабунская, 1986; Т. Н. Бебчук, Р. П. Козлова, 1991; M. B. Arnold, 1969; J. R. Davits & S. Mattis, 1964; R. S. Lazarus, 1982; E. Hansen, 1986; L. L. Bochkarev, A. B. Kayak, 1991).

«Привязка» эмоций к внешней причине обозначается в разных терминах: «чувства, специфицируемые стимулом», «метки чувств» («feeling labels»), «эмоциональное событие» (см. обзор: E. Hansen, 1986), «эмоциональный эпизод» (V. Konecni, 1992; A. H. Fischer, 1993), «эмоциональный сценарий» (A. H. Fischer, 1993), «эмоциональный ряд» (Т. Н. Бебчук, Р. П. Козлова, 1991), «экспрессия» (R. Arnheim, 1974), «третичные качества» (C. C. Pratt, 1975). Термин «эмоциональные значения» употребляют J. R. Davits & S. Mattis (1964) (под редакцией J. R. Davits издавался сборник, посвященный эмоциональным значениям), L. L. Bochkarev, A.B. Kayak, 1991. Ранее автор этих строк различал эмоциогенные качества объекта и их представленность в сознании в форме эмоциональных значений (Л. Я. Дорфман, 1991б; L. Ya. Dorfman, 1992b).

Наиболее последовательно подобного рода идеи развивает R. Arnheim (1974). Он приводит ряд убедительных аргументов в пользу того, что эмоциональные значения (он использует термин «экспрессия») укоренены в структуре самого объекта. С этой точки зрения, кстати, R. Arnheim утверждает право на существование физиогномики, на протяжении веков неоднократно подвергавшейся остракизму.

Таким образом, эмоциональные значения представляют собой единство возможностей экологического объекта (его эмоциогенных качеств) их производить, а человека — их воспринимать и опознавать; разные признаки объекта обладают неодинаковыми возможностями для изображения одних и тех же эмоций.

Хотя предметные, инструментальные и эмоциональные значения характеризуются относительной независимостью по отношению друг к другу, частично они пересекаются друг с другом в одних и тех же областях («пространствах»), а между ними могут возникать различного рода взаимодействия, в которых ведущие роли может принимать (в зависимости от ситуации) любая из их сторон (ср. А. Г. Шмелев, 1983) (см. рис. 7).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
8.2. Объекты мира индивидуальности
10.2.1. Сознание индивидуальности и объекты мира
Свойства индивидуальности при ее взаимодействиях с объектами мира
8.1. О пространстве мира индивидуальности c точки зрения социальной действительности
10.9. Персональная образовательная траектория сотворения индивидуального транскоммуникативного мира
ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
16.2. ДОГМАТИЗМ КАК ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
Эмоциональные характеристики индивидуальности
Эмоциональные характеристики индивидуальности
Метод составления индивидуальной характеристики в профессиографии.
ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КАК ПОСЫЛЫ К АГРЕССИИ
О «хроногенной» вариативности индивидуально-типических характеристик человека
Рудкевич Л.А., Каменская В.Г. Соотношение индивидуально-типологических и психологических характеристик ребенка
3.4.3. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ
РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННОСТИ В ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗАХ.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД У. БРОНФЕНБРЕННЕРА В СПОРТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ТЕОРИИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ
СИСТЕМА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД
Соколова Н.Ю. развитие ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ. РОЛЬ ПСИХОЛОГА
Добавить комментарий