Эмоциональный компонент личностной беспомощности

Рассмотрим психологическое содержание эмоционального компонента личностной беспомощности, опираясь на результаты проведённого исследования. В данном параграфе представлены результаты сравнительного анализа особенностей эмоциональной сферы у испытуемых с личностной беспомощностью и самостоятельностью для трёх возрастных этапов: детей, подростков, юношей.

Для данного исследования представляли интерес шесть факторов из детского варианта личностного опросника Р. Кеттелла, которые характеризуют эмоциональную сферу личности ребёнка 8-12 лет, а именно: факторы А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность), С (неуверенность — уверенность в себе), Р (сдержанность — экспрессивность), I (реалистичность — чувствительность), О (спокойствие — тревожность) и С>4 (расслабленность — напряжённость). Помимо опросника Кеттелла для изучения эмоционального компонента личностной беспомощности использовались проективные методики, которые представляются адекватными для детского возраста, в частности, для изучения эмоциональной сферы детей. В данном исследовании использовались методики «Домики» О. А. Ореховой и «Сказочный проективный тест» К. Колакоглоу . Использовались также показатели по шкале «Астения» методики «Детский опросник неврозов» В. В. Седнева.

Для изучения эмоционального компонента личностной беспомощности у подростков с личностной беспомощностью использовались семь факторов из опросника Кеттелла (вариант для подростков): факторы А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность), С (неуверенность — уверенность в себе), Б (сдержанность — экспрессивность), I (реалистичность — чувствительность), I (фактор Гамлета, астения в результате культурного давления), О (спокойствие — тревожность) и <^4 (расслабленность - напряжённость).

Для изучения эмоционального компонента личностной беспомощности у испытуемых юношеского возраста использовались семь факторов из опросника Кеттелла (вариант для подростков): факторы А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность), С (неуверенность — уверенность в себе), Б (сдержанность — экспрессивность), I (реалистичность — чувствительность), Ь (доверчивость — подозрительность), О (спокойствие — тревожность) и (^4 (расслабленность — напряжённость).

Также для подросткового и юношеского возраста использовались показатели, полученные с помощью опросника Басса-Дарки, предназначенного для изучения агрессии и враждебности и показатели астении, полученные с помощью «Шкалы астенического состояния» Л. Д. Малковой и Т. Г. Чертовой.

Кроме указанных показателей, для всех возрастных категорий учитывались повышенная тревожность и склонность к депрессии (субдепрессия) испытуемых. Принимался во внимание тот факт, что они являлись диагностическими критериями личностной беспомощности наряду

N

с пессимистическим атрибутивным стилем и сниженной самооценкой.

При сравнении показателей особенностей эмоциональной сферы беспомощных и самостоятельных детей 8-12 лет были получены результаты, представленные в таблице 3.13.

Как видно из таблицы, обнаружены различия между беспомощными и самостоятельными детьми на высоком уровне значимости по четырём из пяти факторов опросника Кеттелла. Дети с личностной беспомощностью имеют более низкие показатели по фактору А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность) (и=3935,00, р=0,000), что свидетельствует о том, что они чаще, чем самостоятельные дети отличаются недоверчивостью, чрезмерной обидчивостью, у них хуже развита интуиция в межличностных отношениях, они чаще проявляют негативизм, упрямство, эгоцентризм, хуже приспособлены социально.

Таблица 3.Различия показателей эмоциональной сферы

беспомощных и самостоятельных детей 8-12 лет

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные
1 Фактор А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность) 95,50 163,50 3935,00 0,000
2 Фактор С (неуверенность — уверенность в себе) 94,00 165,00 3741,50 0,000
3 Фактор Б (сдержанность — экспрессивность) 81,95 100,16 3271,00 0,018
4 Фактор I (реалистичность — чувствительность) 92,71 89,27 3939,50
5 Фактор О (спокойствие — тревожность) 157,89 101,11 4658,00 0,000
6 Фактор С)4 (расслабленность — напряжённо сть) 153,46 105,54 5230,00 0,000
7 Астения 133,60 51,07 461,00 0,000
8 Агрессия (тип А) 29,00 19,61 175,00 0,020
9 Агрессия как защита 21,48 27,28 218,00
10 Агрессия как зависть 24,13 24,84 279,00
11 Агрессия как месть 27,24 21,98 224,50
12 Страх агрессии 25,65 23,44 261,00
13 Доброта 32,03 44,12 431,50 0,014
14 Дружба 35,08 39,75 562,50
15 Обида 41,65 30,33 445,00 0,021
16 Ссора 40,90 31,42 477,50 0,045

Дети с личностной беспомощностью имеют более низкие показатели по фактору С (неуверенность — уверенность в себе) (и=3741,50, р=0,000), то есть они являются более неуверенными, ранимыми, чем их самостоятельные сверстники, острее реагируют на неудачи, оценивают себя как менее способных, они чаще обнаруживают неустойчивость настроения, хуже контролируют свои эмоции, испытывают больше трудностей в приспособлении к новым условиям. Показатели по фактору Б (сдержанность — экспрессивность) у беспомощных детей ниже, чем у самостоятельных (11=3271,00, р=0,018), что говорит о большей осторожности, озабоченности, беспокойстве о будущем, пессимистичности в восприятии действительности (что подтверждается пессимистическим атрибутивным стилем), сдержанности в проявлении эмоций. Беспомощные дети имеют значимо более высокие показатели по фактору О (спокойствие — тревожность), чем самостоятельные дети (и=4658,00, р=0,000), что свидетельствует о том, что они оказываются тревожнее, полны предчувствия неудач, легче выводятся из душевного равновесия, чаще имеют пониженное настроение. Они также имеют более высокие показатели по фактору <34 (расслабленность - напряжённость) (11=5230,00, р=0,000), что говорит об их раздражительности, фрустрированности. Дети с личностной беспомощностью чаще, чем самостоятельные дети, отличаются избытком побуждений, которые не находят практической разрядки в процессе деятельности, чаще испытывают нервное напряжение. В том, что касается реалистичности или эмоциональной сензитивности (фактор I), дети из двух сравниваемых выборок не отличаются друг от друга.

Дети с личностной беспомощностью имеют более высокие показатели астении (и=461,00, р=0,000), что свидетельствует о более выраженных у них признаках астении, которая в данном возрасте проявляется нарушениями внимания (его повышенная истощаемость и отвлекаемость), мышления (замедленность осмысления, затруднённость ассоциаций), памяти и работоспособности. Ошибочно астения может быть принята за интеллектуальную несостоятельность ребёнка. Одним из признаков астении у детей является повышенная эмоциональная чувствительность, ранимость, обострённость реакций, немотивированная капризность.

У детей с личностной беспомощностью более выражена агрессия (агрессия типа А по тесту К. Колакоглоу), которая включает реакции, обусловленные внутренними мотивами или личностными причинами (и=175,00, р=0,020). Согласно А. Фрейд, такая агрессия является прямой разгрузкой агрессивных фантазий или импульсов . То есть для них характерна так называемая «враждебная» агрессия, которая побуждается внутренними эмоциями. С другой стороны, не наблюдается значимых различий между беспомощными и самостоятельными в проявлении агрессии как защиты, агрессии как зависти и агрессии как мести, которая согласно К. Колакоглоу является агрессией типа В, представляющей собой реакцию на внешний источник раздражения (реактивная агрессия). Такой вид агрессии направлен против того, кто причиняет вред себе или другим, то есть это реактивное поведение в ответ на воспринимаемую угрозу или провокацию. Согласно А. Фрейд, этот тип агрессии защищает Эго от агрессии других . Не наблюдается значимых различий между беспомощными и самостоятельными детьми в отношении страха агрессии. Таким образом, для беспомощных детей характерна более выраженная враждебность, то есть агрессия, обусловленная внутренними эмоциями, а не внешними источниками раздражения. Уровень реактивной агрессии у них не отличается от самостоятельных детей.

Дети с личностной беспомощностью отличаются от самостоятельных детей и по выраженности социальных эмоций (диагностируемых по проективной методике О. А. Ореховой). У них диагностируются более высокие показатели по шкале «Ссора» (и=477,50, р=0,045) при отсутствии различий по шкале «Дружба». Это свидетельствует о том, что беспомощные дети испытывают такую же потребность в дружбе, в общении, в желании делиться переживаниями, находить отклик, чувства симпатии, расположения, уважения, как и самостоятельные, она оказывается для них такой же ценной, однако они больше склонны к ссорам, которые сопровождаются состояниями и переживаниями агрессии и могут рассматриваться как кратковременный стресс, когда субъект подвергается сильной психической нагрузке и последующей мобилизации защитных сил организма. Очевидна связь с показателями агрессии, о которых говорилось выше. Ссоры могут быть вызваны повышенным уровнем враждебности, который? проявляется у беспомощных детей. Потребность детей в дружбе и склонность их к ссорам свидетельствует о трудностях, которые они испытывают, поскольку им сложнее реализовывать свои потребности, они сталкиваются с большими внутренними противоречиями в отношениях со сверстниками. Это подтверждается и более высокими показателями по шкале «Обида» (11=445,00, р=0,021). Беспомощные дети больше склонны к обидам, чем самостоятельные дети, то есть они чаще склонны считать, что по отношению к ним совершена какая-то несправедливость, имеет место обман, неблагодарность, их ожидания относительно значимых других чаще оказываются неподтверждёнными. Дети с личностной беспомощностью имеют более низкие показатели по шкале «Доброта» (и=431,50, р=0,014) (что согласуется с более низкими показателями по фактору А опросника Кеттелла). То есть они реже испытывают переживания, возникающие на основе потребности в содействии и доверии, желании приносить другим людям радость, они реже сопереживают удачам и радостям другого, реже испытывают чувство участия и жалости. Очевидно, что это происходит в связи с тем, что субъект с личностной беспомощностью больше сосредоточен на самом себе, своих внутренних проблемах, которые поглощают большую часть его энергии. Всё это свидетельствует о значительных сложностях в личностном развитии беспомощных детей.

Использованные методики («Домики» О. А. Ореховой и «Сказочный проективный тест» К. Колакоглоу) включают в себя ряд других показателей, помимо указанных в таблице. Здесь приводятся результаты, полученные только по тем шкалам использованных методик, которые имеют непосредственное отношение к изучаемым аспектам эмоциональной сферы испытуемых.

При сравнении показателей особенностей эмоциональной сферы беспомощных и самостоятельных подростков были получены результаты, представленные в таблице 3.14.

Таблица 3:14

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные
1 Фактор А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность) 24,88 40,13 268,00 0,001
2 Фактор С (неуверенность — уверенность в себе) 21,84 43,16 171,00 0,000
3 Фактор Б (сдержанность — экспрессивность) 26,77 38,23 328,50 0,013
4 Фактор I (реалистичность — чувствительность) 38,53 26,47 319,00 0,009
5 Фактор I (фактор Гамлета, астения в результате культурного давления) 36,97 28,03 362,00 0,050
6 Фактор О (спокойствие — тревожность) 46,25 18,75 72,000 0,000
7 Фактор СИ (расслабленность — напряжённость) 44,50 20,50 128,00 0,000
8 Астения 41,70 23,30 217,00 0,000
9 Агрессия физическая 23,14 21,11 196,50
10 Агрессия косвенная 25,19 18,72 141,50 0,044
11 Раздражение 25,00 19,65 163,00
12 Негативизм 22,08 21,93 224,50
13 Обида 27,25 18,02 125,50 0,014
14 Подозрительность 22,44 21,65 209,00
15 Вербальная агрессия 23,65 20,87 193,00
16 Чувство вины 27,08 18,02 126,00 0,015

Различия показателей эмоциональной сферы

беспомощных и самостоятельных подростков

При сравнении показателей, характеризующих эмоциональную сферу подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью, были обнаружены значимые различия по всем семи факторам опросника Кеттелла, причем по факторам А, С, О, <34 различия обнаружены на высоком уровне значимости (р<0,001) и с той же содержательной характеристикой, как и у детей.

Обнаруженные различия по фактору А (11=268,00, р=0,001) позволяют описать беспомощных подростков как менее, чем самостоятельные
подростки, склонных к аффектам и- бурным эмоциональным проявлениям, они скорее холодны и формальны в контактах, мало интересуются жизнью окружающих его людей, скорее предпочитают общаться с книгами и вещами, больше склонны работать в одиночестве, и в конфликтах им сложнее пойти на компромисс. Они могут быть точными и обязательными, но недостаточно гибкими. Более низкие показатели по фактору С (U= 171,00, р=0,000) характеризуют подростков с личностной беспомощностью как имеющих беспричинные страхи, хуже контролирующих свои эмоциональные импульсы, которые сложнее выражать в социально допустимой форме. Они чаще испытывают обиду на других, которая порой оказывается необоснованной. Беспомощные подростки чаще, чем самостоятельные испытывают недостаток энергии, чувствуют себя беспомощными, усталыми и неспособными справиться с жизненными трудностями. Более низкие показатели беспомощных подростков по фактору F (U=328,50, р=0,013) говорят о том, что они более озабоченные, печальные, пессимистичные, тревожные, чем самостоятельные сверстники. Они больше склонны всё усложнять и подходить ко всему слишком серьёзно и осторожно, их чаще заботит будущее, последствия поступков, возможные неудачи и несчастья. Они более осторожны, подозрительны, вялы и апатичны. У подростков с личностной беспомощностью диагностируются более высокие показатели по фактору I (в отличие от детей и юношей) (U=319,00, р=0,009), что свидетельствуют об их большей сентиментальности, ранимости, склонности к фантазиям, легкомысленности, нетерпеливости и непостоянстве. Эти подростки оказываются более зависимыми, нуждающимися в помощи и внимании. Они также имеют более высокие показатели по специфическому для подросткового возраста фактору J (U=362,00, р=0,050), что говорит о том, что они по своим взглядам сильно отличаются от своих сверстников, имеют меньше друзей, но не считают возможным менять своё поведение. В отстаивании своей точки зрения могут быть жесткими и бескомпромиссными, не забывают несправедливого
обращения, часто не прощают обид даже свои друзьям, поэтому не пользуются любовью окружающих. Наибольшие различия обнаружены между беспомощными и самостоятельными подростками по фактору О (и=72,000, р=0,000), то есть подростки с личностной беспомощностью часто тревожные, подавленные, озабоченные, с пониженным настроением, легко плачущие. Они склонны к различным страхам, тяжело переживают жизненные неудачи, не верят в себя, склонны к самоупрёкам, недооценивают свои возможности, знания, способности, подвержены чужому влиянию, их настроение и поведение зависит от одобрения или неодобрения со стороны окружающих. В обществе они зачастую чувствуют себя неуютно и неуверенно, держатся обособленно. У них также более высокие показатели по фактору С)4 (11=128,00, р=0,000), что свидетельствует о возможном классическом неврозе тревожности. Беспомощные подростки часто находятся в состоянии возбуждения, с большим трудом успокаиваются, чувствуют себя разбитыми, усталыми и не могут оставаться без дела даже в обстановке, способствующей отдыху. Им характерна эмоциональная неустойчивость с преобладанием пониженного настроения, раздражительность, проблемы со сном, негативное отношение к критике.

У подростков с личностной беспомощностью отмечаются более высокие показатели астении (и=217,00 р=0,000), то есть они больше склонны к состоянию, характеризующемуся слабостью, повышенной утомляемостью, эмоциональной лабильностью, гиперстезией, нарушениями сна.

Диагностируются у подростков с личностной беспомощностью и особенности в уровне агрессивности. Они имеют более высокие показатели по шкале «Косвенная агрессия» опросника Басса-Дарки (и=141,50, р=0,044), не отличаясь при этом по показателям «Физической агрессии» и «Вербальной агрессии» (эти три шкалы представляют собой шкалы агрессивности), что свидетельствует о том, что беспомощные подростки больше, чем самостоятельные, склонны использовать не прямые проявления агрессии, а косвенно направленные против других людей агрессивные формы поведения (шутки, сплетни и т. п.), а также они больше склонны испытывать ненаправленные, неупорядоченные взрывы ярости. Такое ненаправленное проявление агрессии у беспомощных подростков аналогично проявлению «враждебной агрессии», обусловленной внутренними эмоциями, а не внешними источниками раздражения у детей. Как и дети, беспомощные подростки имеют более высокие показатели по шкале «Обида» (Ц=125,50, р=0,014), то есть они чаще, чем их самостоятельные ровесники, проявляют гнев и недовольство по отношению к людям, окружающему миру за свои действительные или мнимые страдания. Подростки с личностной беспомощностью характеризуются также более выраженным чувством вины (И=126,00, р=0,015), то есть большей склонностью к аутоагрессии, они чаще убеждены в том, что они недостаточно хороши и их поступки являются плохими, что согласуется с высокими показателями по фактору О опросника Кеттелла, свидетельствующими о склонности к чувству вины, и более низкими показателями самооценки. Таким образом, субъект с личностной беспомощностью в подростковом возрасте также склонен к косвенным проявлениям агрессии, обидам и чувству вины.

Подростки с личностной беспомощностью имеют наибольшие отличия в эмоциональной сфере из трёх исследуемых возрастных категорий. Можно предположить, что это связано с возрастными особенностями этих испытуемых. Известно, что подростковый возраст является периодом сложнейших эмоциональных переживаний, им особенно свойственно переживание своего одиночества, своей непричастности к другим людям, физическое созревание подростков обостряет их экзистенциальные переживания. Подростки с личностной беспомощностью имеют больше эмоциональных переживаний, связанных с нестабильностью их самооценки, недостатком доверительного общения, испытывают больше противоречий между потребностью в доверительном общении со взрослыми и условиями её реального удовлетворения. Поэтому им больше, чем самостоятельным сверстникам, характерны агрессивность, недоверчивость, конфликтность, безразличие и другие, отмеченные выше эмоциональные особенности. Если в возрасте 8-12 лет, считающемся одним из наиболее стабильных, у беспомощных диагностируются эмоциональные особенности, которые оказываются аналогичными тем, что отмечаются и в юности, когда субъект уже преодолевает противоречия подросткового возраста и вновь обретает достаточную стабильность, то в подростковом возрасте диагностируется больше эмоциональных особенностей у беспомощных испытуемых, которые свидетельствуют о том, что в подростковом возрасте субъект с личностной беспомощностью испытывает больше сложностей и противоречий в эмоциональном плане, чем субъект с самостоятельностью и ему сложнее преодолевать противоречия, обусловленные возрастом и решать соответствующие ему задачи.

При сравнении показателей особенностей эмоциональной сферы беспомощных и самостоятельных юношей и девушек были получены результаты, представленные в таблице 3.15.

При сравнении показателей, характеризующих эмоциональную сферу у испытуемых юношеского возраста с личностной беспомощностью и самостоятельностью, обнаружены значимые различия по четырём из семи факторов опросника Кеттелла: А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность) (и=1159,00, р=0,028), С (неуверенность — уверенность в себе) (11=1190,50, р=0,048), О (спокойствие — тревожность) (и=1185,00, р=0,045), 04 (расслабленность — напряжённость) (Ц==1168,00, р=0,032). Эти

факторы полностью совпадают с теми, по которым обнаружены значимые

/

различия у детей, по этим же факторам есть значимые различия у подростков. Обнаруженные различия позволяют описать юношей и девушек с личностной беспомощностью как более замкнутых, недоверчивых, критичных, склонных к излишней строгости в оценке людей, они легче раздражаются из-за тех или иных событий или людей, меньше

удовлетворены жизненными ситуациями, собственным здоровьем, чаще проявляют импульсивность, эмоциональную неустойчивость, утомляемость, у них ниже толерантность по отношению к фрустрации.

Таблица 3.Различия показателей эмоциональной сферы испытуемых

с личностной беспомощностью и самостоятельностью в юношеском возрасте

Показатели Средний ранг признака и Р
Беспомощные Самостоятельные
1 Фактор А (замкнутость, равнодушие — открытость, доброжелательность) 47,68 61,95 1159,00 0,028
2 Фактор С (неуверенность — уверенность в себе) 50,25 62,41 1190,50 0,048
3 Фактор Б (сдержанность — экспрессивность) 51,66 61,29 1260,50
4 Фактор I (реалистичность — чувствительность) 51,93 60,97 1276,00
5 Фактор Ь (доверчивость — подозрительность) 58,20 53,32 1391,00
6 Фактор О (спокойствие — тревожность) 61,31 49,52 1185,00 0,045
7 Фактор С?4 (расслабленность — напряжённость) 61,85 48,86 1168,00 0,032
8 Астения 88,98 44,71 694,00 0,000
9 Агрессия физическая 39,55 39,45 758,00
10 Агрессия косвенная 45,17 34,11 544,50 0,029
11 Раздражение 43,40 35,39 604,00
12 Негативизм 41,48 37,42 681,00
13 Обида 25,65 23,44 482,00 0,005
14 Подозрительность 44,33 34,42 567,00 0,048
15 Вербальная агрессия 41,30 37,79 691,50
16 Чувство вины 45,68 33,00 513,00 0,013

Беспомощные испытуемые чаще, чем их самостоятельные сверстники, чувствуют свою неустойчивость, напряжённость в трудных жизненных ситуациях, легче теряют присутствие духа, более ранимы, ипохондричны, больше склонны к предчувствиям, депрессии, чувству вины и недовольству собой. Они также более напряжённые, фрустрированные, беспокойные, взвинченные, раздражительные.

У юношей и девушек с личностной беспомощностью отмечаются более высокие показатели астении (U=694,00, р=0,000), то есть они, также как беспомощные дети и подростки больше склонны к повышенной утомляемости, эмоциональной лабильности, гиперстезии, нарушениям сна.

У подростков с личностной беспомощностью диагностируются более высокие показатели по некоторым шкалам опросника Басса-Дарки. Они, как и беспомощные подростки имеют более высокие показатели по шкале «Косвенная агрессия» (U=544,50, р=0,029), более высокие показатели по шкалам «Обида» (U=482,00, р=0,005) и «Подозрительность», а также характеризуются более выраженным чувством вины (U=513,00, р=0,013), что свидетельствует об их более выраженной враждебности, которая связана с их внутренними эмоциональными переживаниями, об их недоверии и осторожному отношению к людям, мыслях о несправедливости и неблагодарности, о склонности к аутоагрессии. Таким образом, субъект с личностной беспомощностью в юношеском возрасте склонен к косвенным проявлениям агрессии, враждебности в виде подозрительности и обиды и чувству вины.

Во всех трёх возрастных категориях выявлены значимые различия между испытуемыми с личностной беспомощностью и самостоятельностью по факторам А (замкнутость, равнодушие — открытость,

доброжелательность), С (неуверенность — уверенность в себе), О (спокойствие — тревожность), Q4 (расслабленность — напряжённость). В целом, высокие показатели по фактору О (спокойствие — тревожность) дают основу для невротичности, что, в свою очередь, подтверждается наличием повышенных показателей депрессии и тревожности у испытуемых с личностной беспомощностью. Сочетание диагностируемых по указанным факторам опросника Кеттелла характеристик свидетельствует о том, что эмоциональная сфера субъекта с личностной беспомощностью характеризуется повышенной тревожностью, эмоциональной неустойчивостью, неуверенностью в себе, мнительностью, низкой стрессоустойчивостью, излишней эмоциональной напряжённостью, фрустрированностью, низким контролем эмоций и поведения, импульсивностью, аффективностью, зависимостью от настроений. Ещё одной инвариантной составляющей эмоционального компонента личностной беспомощности является склонность к депрессии (субдепрессия), которая выступает в качестве диагностического критерия личностной беспомощности наряду с пессимистическим атрибутивным стилем, тревожностью и низкой самооценкой. Кроме того, во всех трёх возрастных категориях у испытуемых с личностной беспомощностью наблюдается склонность к обидам, а также к некоторым проявлениям агрессии, обусловленной скорее внутренними эмоциями, чем внешними раздражителями. Наиболее ярко выражены эмоциональные особенности у испытуемых с личностной беспомощностью в подростковом возрасте.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
7.5. Волевой компонент личностной беспомощности
7.3. Когнитивный компонент личностной беспомощности
7.2. Мотивационный компонент личностной беспомощности
4.3. Структурные компоненты личностной беспомощности
ГЛАВА 7. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 8. ПРИРОДА ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
ГЛАВА 9: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
5.3. Основные положения концепции личностной беспомощности
8.3. Семья как фактор формирования личностной беспомощности
Пономарева И. В. К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
6.2. Логика и структура исследования личностной беспомощности
4.7. Личностная беспомощность и смежные феномены
ЧАСТЫ1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
4.4. Основные факторы формирования личностной беспомощности
4.2. Специфические особенности выученной и личностной беспомощности
6.4. Методы изучения личностной беспомощности
ГЛАВА 4. ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ КАК КОМПЛЕКСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 5. ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ С ПОЗИЦИИ СУБЪЕКТНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА
Добавить комментарий