ЭПИДЕМИОЛОГИЯ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.

Специальные эпидемиологические срезы, направленные на определение широты распространения кризиса смысла жизни, не проводились, поэтому о частоте встречаемости данного явления можно судить лишь по косвенным данным. Если верить философам, социологам, литераторам, то синдром смыслоутраты присущ современному обществу в целом, причем здесь лидируют высокоразвитые страны Западной Европы и Америка, а в последнее время их догоняют государства Восточной Европы, СНГ, Азии и Африки. Столь обширный размах кризиса бессмысленности в современном мире часто объясняется макросоциальными и даже цивилизационными факторами, среди которых упоминаются: дефицит подлинных смыс- ложизненных ценностей, направляющих человеческую жизнь (Э.Дюркгейм); избыток и быстротечность социальных перемен, информационные и ценностные перегрузки человека (А.Тоффлер); чрезмерное культурное разнообразие, атрофия социальных связей и неограниченная индивидуализация людей, ведущие к подрыву смысложизненных ценностей общества — «социального капитала» (Ф.Фукуяма); столкновение между ценностями различных цивилизаций (С.Хантингтон); вытеснение истинных смысложизненных ценностей «суррогатными» псевдоценностями тоталитарных идеологий (Э.Фромм); отчуждение современного человека от родовой человеческой сущности (М.Мамардашвили) и т.д.

По сообщениям исследователей и клиницистов, преимущественно экзистенциально-гуманистической ориентации, смысло- жизненный кризис достигает от 20 до 80 % не только среди пациентов психиатрических лечебниц, но и в популяции психически нормальных лиц. Эти цифры не вызывают доверия по двум нижеследующим причинам. Во-первых, исследователи, получающие и приводящие эти данные, очень редко ссылаются на метод сбора информации, в то время как он чаще всего представляет собой свободный опрос. В тех случаях, когда исследование проходит не в импровизированной, а в строгой форме (тестирование репрезентативной выборки психометрически проверенным инструментом), статистика смысложизненного кризиса едва дотягивает до 20 % как у пациентов, так и среди психически здоровых лиц [см., например, 144]. Во-вторых, до сих пор не выработано единое представление о симптоматической картине кризиса бессмысленности, позволяющее проводить его идентификацию и дифференциальную диагностику. Показателен факт, что бессмысленность как самостоятельный клинический синдром не входит в официальные систематики психических расстройств (МКБ и DSM). Следовательно, исследователи и психотерапевты достаточно свободны в интерпретации проявлений смысложизненного кризиса и нередко за эти проявления выдают признаки других пограничных состояний.

Необходимо, таким образом, признать, что диапазон распространения смысло- жизненного кризиса достоверно неизвестен, и эта проблема заслуживает особого внимания.

Для выяснения масштабов распространения данного кризиса немаловажно разобраться с тем, является он нормативным или ненормативным.

С одной стороны, имеются все основания охарактеризовать обсуждаемый кризис как ненормативный, т.е. жестко не зависящий от возраста, поскольку у разных людей он наступает на разных стадиях возрастного развития, у одних не возникает вообще, у других — рецидивирует, третьих — преследует большую часть жизни. Ненормативный характер кризиса объясняется еще и тем, что он зачастую инициируется жизненными событиями, порядок совершения которых случаен и непредсказуем.

С другой стороны, генезис и динамика кризиса смысла жизни подчиняются некоторым универсальным закономерностям, что свидетельствует об относительности его понимания как ненормативного. Так, его самые первые проявления никогда не обнаруживаются ранее подростничества, что обусловлено возрастно-психологи- ческими закономерностями формирования смысла жизни как особого личностного новообразования. Ввиду данных закономерностей из периодов, подверженных кризису бессмысленности, следует исключить детские возраста (хотя в некоторых теориях смысла жизни, в частности, в концепции А.Адлера, утверждается, что и в детстве возможна манифестация данного кризиса ). Небезосновательно высказывается точка зрения, согласно которой все нормативные кризисы, начиная с юношеского возраста, считаются смысложизненными. В каждом из них много особенного, но все они объединены общей чертой — объективной необходимостью рефлексии, переосмысления и преобразования личностью своего жизненного пути, без чего невозможно её дальнейшее развитие. Поэтому любой кризис молодого, зрелого, позднего возраста должен обязательно сопровождаться интенсивными измерениями смысла жизни — личностного образования, которое регламентирует общую направленность жизненного пути.

Смысложизненный кризис, таким образом, может быть индуцирован как универсальными (нормативными) закономерностями возрастного психического развития, объективной логикой развертывания человеческой жизни, так и уникальными (ненормативными) событиями и поступками личности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ОПРОСНИК СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА
1.2 ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА
К.В. КАРПИНСКИЙ. ОПРОСНИК СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА, 2008
ЭТИОЛОГИЯ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
ГЛАВА ПСИХОМЕТРИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ ОПРОСНИКА «СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС»
Патогенетическое влияние смысложизненного кризиса.
ГЛАВА СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ: ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ КОНСТРУКТА
СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
3.1 Операционализация теоретических представлений О СМЫСЛОЖИЗНЕННОМ КРИЗИСЕ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
Добавить комментарий