ЭВОЛЮЦИОННЫЙ СМЫСЛ ФЕНОМЕНОВ СУБЪЕКТА И ЛИЧНОСТИ

Сам подход к пониманию личности как системного качества человека подразумевает необходимость анализа истории и эволюции порождающих ее систем, и, по мнению А. Г. Асмолова, отдельной задачей ис-следования является «вопрос о необходимости возникновения феномена личности, о том, «для чего нужна личность» в процессе развития природы и общества» [3, с. 82.]. Попытки решения этого вопроса с неизбеж-ностью отсылают исследователя к анализу функционирования биологических систем «досубъектного» и «доличностного» уровня эволюционного развития. Психология пока оказывается малочувствительной к идеям биологического эволюционизма. Справедливости ради надо признать, что и биологи, в свою очередь, даже не пытаются рассматривать специфические свойства человека в контексте эволюционной теории, счи-тая их «чужой епархией». В результате — основной предмет психологии «повисает в воздухе», лишенный каких-либо корней. Так В. М. Аллахвердов, а вслед за ним и А. Ю. Агафонов, рассматривая вопрос о проис-хождении сознания, отвергают возможность его «объяснения на основе биологической целесообразности» [1, с. 30] на основании того, что «…фактически для непосредственного решения задачи жизнеобеспечения сознание не только не нужно — оно может мешать, нарушая спасительный автоматизм организма … С дру-гой стороны… именно сознание побуждает человека рисковать своей жизнью и здоровьем… Разве можно эти … порывы человеческого сознания назвать биологически целесообразными способами выживания?» [2, с. 162–163]. И с этим, казалось бы, трудно не согласиться. Проблема, однако, в том, что «биологическая це-лесообразность» отнюдь не сводится к адаптивным возможностям особей. Расхожая формула «выживает сильнейший» или «выживает самый приспособленный», якобы отражающая квинтэссенцию эволюции, на поверку оказывается слишком однобокой. Она была бы верна, если бы конкурировали отдельные особи в постоянных, неменяющихся условиях. Но в эволюционной гонке соревнуются не особи, а системы. И усло-вия среды меняются постоянно хотя бы потому, что постоянно меняются, эволюционируют соседние биоло-гические системы. Поэтому выживает не тот, кто лучше приспособлен к сегодняшним условиям, а тот, кто более других готов к изменениям.

Эволюционирующая жизнь возможна только как система, состоящая из нескольких организмов (или од-ного, но своеобразного «фридмона», несущего в себе в свернутом виде свойства системы из нескольких ор-ганизмов). Основной биологической эволюционирующей системой является вид (состоящий из подсистем — популяций), где элемент получает возможность (или обязанность?) размножаться. При этом есть особи, не входящие ни в какую видовую систему — результаты межвидовых скрещиваний (например, мул — гибрид осла и лошади или бестер — гибрид белуги и стерляди и др.), и эти «внесистемные» особи (но не индивиды) не размножаются. В связи с этим, особи вне системы хотя и могут появляться и существовать, но не оказывают никакого влияния на эволюционный процесс. Именно система (вид, популяция), а не отдельная особь является единицей эволюции, и только она может быть объектом рассмотрения. Объективные необходимости (потребности), удовлетворение которых позволяет системе успешно функционировать и эволюционировать, не могут быть сведены к сумме потребностей составляющих ее особей и не могут быть из нее выведены. Можно выделить три основных условия выживания и развития биологической системы:

1) жизнеспособность элементов системы, т. е. индивиды должны быть адаптированы в среде обитания, иметь возможность и способность получать все необходимое для своего существования;

2) сохранение объема системы: число элементов не должно сокращаться ниже критического уровня, т. е. индивиды должны размножаться, покрывая естественную убыль или превосходя ее;

3) вариативность элементов системы, т. е. индивиды должны отличаться друг от друга, обладать преадаптивными свойствами, ненужными в данный момент для их выживания. Этот банк «лишних» свойств является «запасом прочности» системы на случай катастрофически быстрых изменений среды и основным ресурсом системы для саморазвития.

Нужно заметить, что логика выживания системы предъявляет различные требования к полноте удовле-творения разных потребностей. Так, требования к адаптированности индивида в актуальных условиях существования минимальны — для успешного функционирования системы достаточно, чтобы элемент мог просто выжить и оставить потомство. Интересы сохранения и развития вида не связаны с высокой степенью удовлетворенности адаптивных потребностей его индивидов.

«Излишняя» адаптированность индивида (превышающая необходимую для выживания) используется для обеспечения другого условия существова-ния системы — сохранения, а по возможности, и увеличения объема популяции. Требования же к объему популяции всегда максимальны и, преимущественно потому, что количество элементов — основной ресурс обеспечения третьего условия — вариативности элементов системы. Если жизнеспособность особей обеспе-чивает существование популяции в данный момент в наличных условиях, то именно вариативность ряда элементов является главной надеждой системы на процветание в будущем. Но индивид, «нагруженный» неадаптивными признаками, по определению менее приспособлен к актуальным условиям. Приоритет вари-ативности над адаптивностью с позиций долгосрочных интересов системы проявляется, например, в такой эволюционной находке вида, как синтезогенез (объединение разрозненных особей в контактную систему — стаю, косяк, муравейник и т. д.), дающий возможность сохраниться «за спинами адаптированных» наиболее отклоняющимся от адаптивной нормы особям (по К. М. Завадскому). Таким образом, главным условием успешного эволюционного развития и конкурентоспособности системы является вариативность ряда эле-ментов, и задаче ее увеличения подчинены и рост численности особей, и потенциал их адаптивности. В ряду эволюционных обретений, связанных с вариативностью, можно выделить механизмы сохранения отклоняющихся индивидов (потенциал адаптивности, увеличение объема системы, синтезогенез и др.) и механизмы генерации самих отклонений.

В процессе эволюционной конкуренции «спрос» на эти механизмы растет, и последовательно появляют-ся все новые. Вот наиболее значимые вехи этого ряда.

? Ошибки редупликации ДНК (генные мутации) являются единственными источниками новых вариантов при вегетативном размножении. Генерация отклонений не массовая и носит случайный характер.

? Появление полового размножения, дающего новую комбинацию генома в каждом поколении и, соответ-ственно, новые признаки. Продукция случайных отклонений массовая и регулярная, но признаки (в том числе поведение) индивида неизменны в течение его жизни, так как жестко определяются геномом.

? Формирование и закрепление генетических программ старения и естественной смерти, обеспечивающих безусловную и регулярную ротацию особей (а значит и генома) в популяции. На этом возможности генома как генератора вариаций исчерпываются.

? Появление психики и, как следствие, реализация биологической формы эволюционного прогресса (по А. Н. Северцову). Изменение образа жизни животного без изменения генетического кода, строения и функций тела знаменует ослабление детерминированности поведения геномом и приводит к «ослучай-ниванию» поведенческих проявлений. Вариативность поведения инициируется (и ограничивается) осо-бенностями наличной внешней ситуации.

? Появление феноменов субъекта и личности. Формирование произвольного поведения и «параллельно-го» знакового мира приводит к утрате жесткой связи поведения не только с геномом, но и с наличной объективной ситуацией — субъект способен моделировать ситуацию в своем субъективном простран-стве и строить поведение, исходя из ее особенностей. Субъект, таким образом, ничем не ограничен в возможностях продукции поведенческих инноваций. Другими словами, субъект, наделенный сознанием и свободой воли — идеальный генератор случайных ошибок.

Биологический вид homo sapiens, вооруженный таким совершенным инструментом производства новых вариантов (и перешедший в связи с этим в новую ипостась — общество), не оставляет никаких шансов сво-им потенциальным конкурентам в эволюционной гонке. Таким образом, по нашему мнению, именно в по-тенциале вариативности, непредсказуемости и заключается главный эволюционный смысл появления фено-мена личности и субъекта действия. В связи с этим «чисто человеческие» феномены, такие как «сознание», «субъектность», «личность», «воля» и др., уже не выглядят как «невесть откуда и зачем взявшиеся», а зани-мают прочные позиции инструментов выживания вида в ряду именно эволюционной логики развития био-логических систем.

Литература

1. Агафонов А. Ю. Основы смысловой теории сознания / А. Ю. Агафонов. СПб., 2003.

2. Аллахвердов В. М. Сознание как парадокс // Экспериментальная психологика. Т. 1. СПб., 2000.

3. Асмолов А. Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека / А. Г. Асмолов. М., 2007.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
СОЦИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ФЕНОМЕНОВ ЛИЧНОСТИ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ И СТАНОВЛЕНИЕМ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
проблема понимания личностью смысла своей жизни
ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ ВСЕЦЕЛО ПОВЕРНУТА НА РЕАЛИЗАЦИЮ СМЫСЛА ЖИЗНИ.
ВЛИЯНИЕ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ ЧИТАТЕЛЯ НА АДЕКВАТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ СМЫСЛА ТЕКСТА
УДК 159.923.К.В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ И СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЙ КРИЗИС В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
ЭВОЛЮЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ.
РАЗДЕЛ I. ЭВОЛЮЦИОННОЕ ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СМЫСЛА ЖИЗНИ КАК ВНУТРЕННИЕ ПРЕГРАДЫ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ И ДЕТЕРМИНАНТЫ СМЫСЛОЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА.
УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
Глава 5 Основные эволюционные уровни действия
УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
Добавить комментарий