М.С. Фабрикант НАРРАТОЛОГИЯ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ РЕСУРС

Вторая половина ХХ в. ознаменовалась в социогуманитаристике серией близких и, вероятно, взаимосвязанных концептуальных перемен, получивших название «поворотов». Сейчас, в новообретенной ретроспективе, можно утверждать, что в одном ряду с антропологическим, лингвистическим и дискурсным поворотами так же правомерно позиционирует себя нарративный поворот. Однако если провести статус, роль и сама природа нарративного поворота выглядят не столь очевидными и даже весьма спорными. Действительно, следует признать, что нарратив представляет собой лишь один из видов дискурса и не обладает такой же значимостью, как язык или человеческая природа.

В современной нарратологии нет единой теории нарратива, а в прикладном плане результаты эмпирических исследований, как правило, позволяют прояснить особенности конкретного изучаемого явления, но не произвести содержательное обобщение более высокого порядка, которое позволило бы синтезировать новое знание о природе нарратива как такового. Следовательно, в фокусе современной нарра- тологии как междисциплинарного направления и, в частности нарративной психологии, находится не теория и не результаты эмпирических исследований, а метод, что в целом характерно для актуального состояния социально-конструктивистской парадигмы в психологической науке.

Метод нарративного анализа вызывает неоднозначное отношение у представителей направлений, отличных от нарративной психологии. Занимаемые позиции могут варьировать от некоторого скепсиса до полного отвержения и имеют под собой вполне серьезные основания.

По нашему мнению, применение нарративного анализа в клинической диагностике отдельных случаев — так называемых кейсов — и в диагностике макросоциальных реалий сопряжено с различными категориями проблем и, соответственно, вскрывает различные типы ресурсов при условии нахождения адекватных решений. Использование нарративного интервью в клинической практике вызывает у специалистов, наблюдающих за развитием нарративной психологии извне, сомнения относительно новизны данного психодиагностического метода и существования его принципиального отличия от традиционной клинической беседы.

Эти сомнения не ограничиваются сходством процедуры, но затрагивают сходство результата — объема и характера получаемой информации.

В самом деле, даже С. Уортэм, автор одной из наиболее оригинальных версий нарративного анализа — перформативной, отмечает наличие многих отличительных черт современного нарративного интервью уже в клинической практике З. Фрейда — основания психотерапии как таковой. Вопрос о том, что принципиально нового остается в результате нарративного интервью, если отбросить понятийный аппарат, производящий впечатление модного жаргона, по-прежнему остается открытым.

В изучении общественных проблем трудности в применении нарративного анализа связаны не столько с конечной оправданностью, сколько с изначальной методологической правомерностью. Основной вопрос заключается в выборе исходного материала для интерпретации — того нарратива, который отражал бы соответствующую часть макросоциальной реальности. Если ориентироваться на публичный дискурс, то приходится сталкиваться с отсутствием критериев релевантности и универсальности. В противном случае, если обращаться к нарративам множества представителей изучаемого сообщества, то обобщение данных по большой репрезентативной выборке требует использования критериев математической статистики, что выглядит достаточно непривычно для качественных методов. По нашему мнению, решение обозначенных проблем возможно и необходимо при условии концептуального понимания не только специфики нарратива, но и его роли в диагностике личности и поведения человека. Уникальная значимость нарратива заключается в его промежуточном положении между категориальной рефлексивностью атемпорального дискурса и столь же гипотетической чистой феноменологией изначальной психической реальности.

Таким образом, нарративный поворот есть поворот к решению проблемы, которая находилась в фокусе психологии начиная с интро- спекционизма: каким образом категориально проинтерпретировать феноменологию психологической реальности, не навязывая собственное предпонимание как антипод подлинного понимания. Нарратив вербализует, но не выходит на метауровень рефлексии относительно плана содержания. Это связано с основной видовой особенностью нарратива по сравнению с другими дискурсами — имманентной темпо- ральностью. Именно в ней ключ к решению обозначенных частных проблем и раскрытию соответствующих ресурсов.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА КАК ОСНОВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА
НАУКА ОБ ОЩУЩЕНИИ И ВОСПРИЯТИИ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОБЛАСТЬ ЗНАНИЙ
III. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ РЕСУРСОВ. АКТУАЛИЗАЦИЯ РЕСУРСА.
5.5.3. ВНИМАНИЕ КАК РЕСУРС: УМСТВЕННАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ
«ОБРАЗ ЛИДЕРА» КАК СОЦИАЛЬНЫЙ РЕСУРС
РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ.
РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ.
II. ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ РЕСУРСОВ. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ РЕСУРСОВ.
С.А. Дружилов ПОТЕНЦИАЛЫ И РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК УСЛОВИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА
КАК ЭКОНОМНО РАСХОДОВАТЬ СВОИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ В РАБОТЕ С ЛЮДЬМИ
УДК 159.О.Б. ПОДОБИНА ФИГУРА ОТЦА КАК РЕСУРС СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
Е.В. Рягузова ИСКУССТВО КАК РЕСУРС ЛИЧНОГО И ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ: ИНТЕРСУБЪЕКТИВНЫЙ ПОДХОД
УДК 159.923.Е. В. ЕВДОКИМОВА, И. В. ТКАЧЕНКО ДИАЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА С РОДИТЕЛЯМИ КАК РЕСУРС ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
Фабрикант М. С. ИНТЕГРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ЭТНОПСИХОЛОГИИ В МИРОВУЮ КРОСС-КУЛЬТУРНУЮ ПСИХОЛОГИЮ
Добавить комментарий