Форман Н. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКО-БРИТАНСКИХ СВЯЗЕЙ В ПСИХОЛОГИИ

Группа Британской и Восточноевропейской Психологии (ГБиВЕП) была сформирована в Великобритании из компании заинтересованных людей в конце 1991.

Изначально группа состояла из психологов, у которых либо были существующие контакты с Восточной Европой, либо, как я, просто любопытствующих. Идеологически группа включала смесь взглядов. Разумеется, в группе было представлено большое число восточноевропейских стран и областей психологии , чистой и прикладной , так что интересы были распределены равномерно.

Одним из важнейших уроков для ГБиВЕП было осознать тот уровень дипломатии , который требуется для Восточной Европы. Некоторые западные практики устраивали прямо-таки крестовые походы , наставляя Восточноевропейских коллег , как “следует правильно делать “ вещи , принимая Западные методы. Страны же Восточной Европы , несмотря на постигшую их тогда бедность , имели свои собственные университеты , специалистов и стиль практики. Они сделали все что смогли в не самых лучших условиях и ими отторгалась навязанное превосходство всего западного. Более того , в Восточной Европе можно найти примеры чрезвычайно хорошей практики: в российских университетах пятилетний срок обучения позволяет хорошо узнать и обучить студентов , а деканов факультетов выбирают преподаватели демократическим путем.

Что поразило меня в мои первые поездки , так это длинная история психологии в Восточной Европе. Лаборатории основывались во второй половине XIX века , например в 1875 в Казани , раньше чем где-либо в Великобритании.

Разумеется современная картина была нерадостной: не только преподавателям плохо , если вообще , платили , но и на целый институт мог быть всего один компьютер. Технологические области психологии отставали от Запада , несмотря на необыкновенные запасы таланта в математике и программировании , очевидные среди молодых талантливых ученых , которым как-то удалось в 1989 поддержать свой энтузиазм — иногда под угрозой жизни впроголодь. Интересно оглянуться назад на довольно короткий промежуток времени и оценить прогресс , достигнутый в российских университетах.

После своего первого визита я занялся поисками благотворительной организации , которая оказала бы поддержку этим талантливым молодым людям , чтобы дать им толчок и убедить их , что британские психологи заботятся о них и их работе. В России я был в двух качествах : как академический исследователь мозговых систем внимания и познания пространства и как председатель Британской специальной школы , заинтересованный в технологии обучения. Казалось , что вместе эти две области представляют прекрасную платформу для обменов , одновременно и направленную на более теоретические области когнитивной психологии и имеющую важные практические применения.

Благодаря Фонду Наффилда с 1991 четыре отдельных гранта помогли устроить визиты почти 30 ученым , работающим в психологии специальных нужд , в основном российским. Гости старались совместить визиты с заседаниями ГБиВЕП , в которые они внесли полезный вклад. Недавно в Петербурге была проведена конференция , во многом благодаря этому сотрудничеству ( Ван Рийсвийк , Форман и Шипицына , 1996 ).

В последние годы психология стала популярна по всей Европе и это касается также России , хотя экономическая и бизнес-психология , психотерапии и психоанализ выделились в наиболее популярные области.

Упор ясно делается на развитие навыков и решение личных и социальных проблем. Это представляет большой отход от советских времен. Но и теперь терминология , используемая русскими психологами заимствована из прежних времен : понятия “тенденция” и “способность” имеют специфические значения (тенденции в основном унаследованы , но развиваются в способности через взаимодействие с окружающей средой ).

Некоторые другие различия еще дают о себе знать: русская политическая и социальная психология не существовала или была ограничена годы , микрокомпьютерная и когнитивная наука отставала от Запада и редкие публикации , переведенные с русского , содержали идеи и дискуссии в несколько романтических тонах , в отличии от более эмпирических публикаций Запада.Больше “исторических “сносок использовалось за основу исследований и меньшее значение уделялось обработке данных формальным анализом. Это затрудняло перевод публикаций на западные термины. Настоящий обмен информацией случался редко. Языковые и культурные барьеры затрудняли для восточноевропейцев доступ к западным текстам и публикации на Западе , хотя ГБиВЕП давал советы по публикациям ( Фореман , 1994 ), содействуя публикации книг БПО в России , и разовьет в ближайшем будущем каналы электронной связи. Мы также предложили советы восточноевропейским психологам , желающим подать заявки на гранты (Форман , 1996).

К сожалению , такие важные фигуры в Российской психологии, как Теплов, Ломов, Леонтьев, Рубинштейн, Небылицын, Бехтерев, Ананьев и Бернштейн остаются практически неизвестными в Великобритании. Члены ГБиВЕП в настоящее время вовлечены в инициативу по приданию большей известности работам этих людей на Западе с помощью перевода важных книг и текстов 100 известных российских психологов. ГБиВЕП постарается предоставить восточноевропейским психологам доступ ко всем западным подходам и школам. Двое членов группы (Ричард Рулс и я) теперь вошли в редакцию нового русского журнала “Иностранная Психология”.

В последние 3 года наладилось сотрудничество в области исследовательской деятельности с факультетом психологии Санкт Петербургского Университета. Гостям из Петербурга была предоставлена возможность доступа к базам данных в Великобритании и посещения многих британских Университетов. Постепенная интеграция восточноевропейской и западной психологии обязательно будет происходить и дальше.

Я хотел бы поблагодарить многих своих друзей из Университетов и Институтов Петербурга (Государственный Университет , Валленбергский Университет) , Москвы ( МГУ , Институты Психологии РАО и РАН) и Баку ( Университет и Институт Психологии ) за их гостеприимство и поддержку в последние годы , но в особенности Санкт Петербургский Государственный Университет и Профессора Альберта Крылова за присвоение мне звания Приглашенного Профессора с 1995 и Фонд Наффилд и Британское Психологическое Общество за финансовую поддержку.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
7.5. Влияние личных качеств на формирование и развитие долговременных деловых связей
Семенов В.Е. ПЛЮРАЛИЗМ В ПСИХОЛОГИИ В АСПЕКТЕ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ МЕНТАЛИТЕТОВ
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕС–СЛОЯ
Фабрикант М. С. ИНТЕГРАЦИЯ РОССИЙСКОЙ ЭТНОПСИХОЛОГИИ В МИРОВУЮ КРОСС-КУЛЬТУРНУЮ ПСИХОЛОГИЮ
В.Е. Семёнов ДОСТОЕВСКИЙ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ И РОССИЙСКАЯ ПОЛИМЕНТАЛЬНОСТЬ
РОССИЙСКИМИ ПСИХОЛОГАМИ БЫЛИ ВЫСКАЗАНЫ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Ф.С. Сафуанов СУДЕБНЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ С УЧАСТИЕМ ПСИХОЛОГА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Ноздрина Т.Н. Психология ненасильственного взаимодействия как основа для новой российской педагогики
2.4.3. Российская психология труда в период Великой Отечественной войны, в послевоенные годы и в настоящее время
Российская психология труда в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы
Развитие психологии в границах философии и естествознания. Становление психологии как самостоятельной науки. Психология человека в начале XX века.
ГЛАВА 2. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
7.2. Структура долговременных деловых связей
СИНТЕЗ ПРЕФРОНТАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ
7.4. Формирование эффективной системы долговременных деловых связей
6.1. Форма и содержание
7.1. Сущность и содержание долговременных деловых связей
Добавить комментарий