ГЛАВА ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА И ЗАМЫСЛА КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЧЕЛОВЕКА

После упразднения Института мозга идея комплексного изучения человека в психологии довольно длительное время существовала в латентном виде —в сознании учеников В.М.Бехтерева, бывших сотрудников института. Второе рождение этой идеи связано с именем Б.Г.Ананьева. Длительный период его деятельности после закрытия Института мозга можно считать подготовительным по отношению к комплексным исследованиям человека, организованным им в 1960-х годах. Вместе с тем этот период имеет вполне самостоятельную ценность и большое значение в биографии ученого. В это время под руководством Ананьева были проведены многочисленные конкретные исследования, научно-организационные мероприятия (конференции и т.п.); им опубликовано наибольшее количество научных трудов, в том числе капитальные монографии «Психология чувственного познания» (Ананьев 1960) и «Теория ощущений» (Ананьев 1961а). Без реконструкции событий данного периода невозможно понять, какими путями Б.Г.Ананьев шел к возрождению дела В. М. Бехтерева, какие задачи он решал, подготавливая для них все условия.

Одно из главных условий развертывания комплексных исследований—создание работоспособного научного коллектива. Процесс формирования такого коллектива протекал в лоне психологической школы Ленинградского университета, которую воспитал Б. Г. Ананьев. В истории психологии прослеживается единая линия развития научных школ В. М. Бехтерева и Б. Г. Ананьева. Эти школы преемственно связаны и имеют идейное родство. В этом смысле школа Ананьева принадлежит бехтеревскому направлению психологии (Логинова 1990, 1995). Вместе с тем она имеет свое лицо, поскольку строилась на иных методологических основаниях, в иную историческую эпоху.

В предреволюционные годы В.М.Бехтерев стоял в авангарде естественнонаучной психологии, а после Октября стремился освоить марксизм, но не отказывался от собственного мировоззрения, сложившегося задолго до возникновения советской марксистской психологии. По-иному складывалось мировоззрение Б. Г. Ананьева. Он начал научную деятельность в 1925 г. студентом Горского педагогического института в родном Владикавказе. Его первый научный наставник доцент этого института Р. И. Черановский был сторонником рефлексологии Бехтерева1. Вероятно, по совету и при содействии Р. И. Черановского Б. Г. Ананьев получил направление на стажировку в Институт по изучению мозга и практиковался там в течение нескольких месяцев 1927 г., еще при жизни В. М. Бехтерева. После окончания Горского педагогического института Ананьев поступил в аспирантуру Института мозга, а с конца 1930 г. стал его научным сотрудником. В этом учреждении Б. Г. Ананьев прошел основательную подготовку по психологии, рефлексологии, педологии, физиологии и морфологии нервной системы и другим смежным наукам, представленным в разных отделах института.

Он очень скоро стал активным участником методологических дискуссий и строителем советской психологии, искренне восприняв марксизм и ленинские идеи о психическом отражении. В настоящее время марксизм и тем более ленинизм рассматриваются преимущественно сквозь призму их роковой исторической роли для судеб нашей страны. Однако если искать ответ на вопрос о научном значении идей Маркса и Ленина, то их политизированная оценка явно недостаточна. Необходимо заново их осмысливать, не впадая в безудержную былую апологетику и полный нынешний нигилизм. Такую задачу мы не беремся решать, а лишь подчеркнем историческую предопределенность внедрения марксизма и ленинизма в советскую психологическую науку и в сознание ее деятелей.

Для научной молодежи тех лет этот процесс был органичным, в отличие от старшего поколения, мировоззрение которого сформировалось до революции. В 1920-1930-е годы, когда совершался «великий перелом» в науке и происходил процесс становления советской психологии, Б. Г. Ананьеву шел третий десяток лет. В этом сенситивном, студенческом еще возрасте он вместе с другими учеными пережил жестокие идеологические и политические кампании тех лет. Теперь трудно и даже невозможно определить, в каких случаях у российских психологов приобщение к марксизму было

ХБ.

Г. Ананьев характеризовал Р. И. Черановского как представителя ленинградской школы Бехтерева и Павлова (Ананьев 1933).

по убеждению, а в каких вынужденно. Но несомненно, что фактор возраста играл при этом определенную роль.

Развитие комплексного подхода неразрывно связано как с деятельностью школы В. М. Бехтерева, так и школы Б. Г. Ананьева. Вот почему в нашем исследовании мы не можем обойти стороной историю психологии в Ленинградском, ныне Санкт-Петербургском государственном университете. При этом мы опираемся на представления современного науковедения о феномене научной школы (Антонов 1985; Бойко 1973; Умрихин 1987; Школы в науке 1977; Ярошевский 1973).

Научная школа — неформальное объединение ученых вокруг лидера, основателя школы. Она выполняет две главные функции — исследовательскую и воспитательную. Школа является коллективным субъектом научной деятельности и носителем методологических, организационных и нравственных традиций. Школа—«питомник» нового поколения исследователей. Здесь происходит приобщение молодой смены к научным традициям в процессе исследовательской деятельности под руководством главы школы, в непосредственном общении с ним и его старшими учениками.

Существуют различные типы научных школ в зависимости от доминирования в них тех или иных функций. М. Г. Ярошевский (1977) выделил три ее типа: 1) научно-образовательная школа, главной функцией которой является воспитание исследователей с определенным методологическим строем мышления; 2) школа — исследовательский коллектив, который выполняет главным образом исследовательскую функцию; 3) школа — научное направление, иначе говоря, носитель определенной традиции в широком научном сообществе; направление выходит за пределы «родительского» коллектива и существует как научная ориентация ряда коллективов и отдельных ученых. Указанные типы могут быть фазами развития одной и той же школы.

К. А. Ланге предложил типологизировать научные школы на основе различий в их организационной базе (1977). Так, существуют «классические» школы, которые формируются исключительно в высших учебных заведениях. По-видимому, в них преобладает воспитательная функция, тогда «классическая» школа по существу совпадает с первым из вышеназванных типов. «Современная» научная школа, как правило, создается на базе научно-исследовательского института, а ее главной функцией является получение новых знаний. Ее можно отнести ко второму типу, по Ярошевско-

му. В классификации К. А. Ланге имеется третий тип — разновидность современной школы— «научно-исследовательское» объединение, которое имеет комплексный, междисциплинарный характер и строится по проблемному принципу. И классическая, и современная школы могут стать научным направлением (третий тип, по Яро-шевскому).

Вслед за М. Г. Ярошевским мы связываем процесс консолидации научной школы любого типа в первую очередь с наличием оригинальной исследовательской программы, выдвинутой ее лидером-основателем. Программа — системообразующий фактор научной школы, который проявляет себя в этом качестве в процессе исследовательской деятельности ученых по этой программе. Логично поэтому задаться вопросом, на основе какой исследовательской программы формировалась научная школа Б.Г.Ананьева? Важно также выяснить, к какому типу она относится, на каких этапах преобладали те или иные ее функции, какова роль личности основателя школы Б. Г. Ананьева в процессе становления школы. Поиск ответов на эти вопросы не может быть изолирован от истории науки и общества.

Согласно программно-ролевой концепции развития науки М. Г. Ярошевского (Ярошевский 1974, 1977, 1978, 1981), реконструкция истории научной школы должна проходить в «трехмерном пространстве», которое определяется логико-предметной, научно-социальной и личностно-психологической координатами. Таким образом, реконструкция может отразить историю школы в конкретных социально-исторических обстоятельствах ее деятельности по программе и под руководством ее основателя.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ СИСТЕМА Б. Г. АНАНЬЕВА КАК МЕТОДОЛОГО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЧЕЛОВЕКА
ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА
Глава КОМПЛЕКСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ ПОД РУКОВОДСТВОМ Б. Г. АНАНЬЕВА (1963-1972)
БЕЛОРУССКИЕ УЧЕНИКИ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА ПО ПСИХОЛОГИИ РЕЧИ: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ
РЕЗУЛЬТАТЫ КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПОД РУКОВОДСТВОМ Б. Г. АНАНЬЕВА
Глава 1. О НАУЧНОМ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ Б.Г.АНАНЬЕВА
ГЛАВА ЗАРОЖДЕНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ЧЕЛОВЕКОЗНАНИЯ В НАУЧНОЙ ШКОЛЕ В.М.БЕХТЕРЕВА
Глава КОМПЛЕКСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИНСТИТУТЕ ПО ИЗУЧЕНИЮ МОЗГА
1. Направление исследовательской деятельности Б.Г. Ананьева и его научное наследие
НАУЧНОЕ НАСЛЕдИЕ Б.Г.АНАНЬЕВА В СВЕТЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРЕДМЕТА АКМЕОЛОГИИ
Семяшкин Андрей Андреевич НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ КОГНИТИВНО-СТИЛЕВОЙ СФЕРЫ ЧЕЛОВЕКА
1.6. ЭРГОНОМИКА — КОМПЛЕКСНАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА
ГЛАВА ШЕСТАЯ ИССЛЕДОВАНИЕ РКЗШТНЯ НАУЧНЫХ ПОНЯТИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ
ПОДХОД НАУЧНОЙ ШКОЛЫ А.П. ВОЩИНИНА И СИД.
ВКЛАД НАУЧНОЙ ШКОЛЫ С.В. КОНДРАТЬЕВОЙ В РАЗВИТИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ОБЩЕНИЯ
ГЛАВА 1. ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ ТРАНСКОММУНИКАТИВНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
Добавить комментарий