Гайворонский Б.П. К онтологии психологии (очередной раунд самообоснования)

Юбилей ушедшего, помимо всего прочего, побуждает продолжить его дело. Академик Б.Г.Ананьев, будучи одним из психологов-фундаменталистов и создателем онтопсихологии, предвидел мощное развитие психологии. Он не ошибся: свидетельство тому – усилия по превращению психологии в науку классического вида. Видя трудности философского характера, имеющие при этом место, я, философ, решаюсь высказаться здесь по некоторым узловым проблемам онтологии психологии.

Источник психических явлений – жизнь определенной сложности, а именно жизнь существ, обладающих нервной системой, увенчанной головным мозгом. Психические явления возникают на встречном взаимодействии в организме процесса жизни с воздействиями, проникшими извне, и функционально предстают как запускаемые жизнью жизнеутверждающие силы. Такой мне видится суть современной парадигмы в психологии (сопоставьте ее с парадигмой у Р.У.Сперри ).

Психические явления в своей сущности идеальны, и на этой оппозиции надо настаивать для (и до) полного теоретического ее снятия, для (и до) полного постижения психического как объективного, если угодно – даже физического явления. Психология может и должна иметь полную ясность относительно того, как жизнь порождает психическое, и не далек тот момент, когда психолог воскликнет: «психическое – это очень просто!».

Сегодня как будто бы это можно приблизить следующим образом. В рамках концепции самохинтующейся материи [7, с.480], где каждый участник любого взаимодействия предстает как материальный хинт (с англ. hint – намек), во взаимодействиях происходят не только разнообразные генерации отпечатков, но и разнообразные их идентификации. При этом стационарное существование материальной наличности предстает как эффект определенного способа идентификации, а развитие таковых – как эффект развития способов идентификации, конституирующих эволюционный ряд хинтов.

Возникшая из неживого живая наличность есть специфическая форма хинта, названная организмом, а структурные элементы последнего из элементов системы превращаются в органы, т.е. в такие наличности, которые: а) синтезируются живой целостностью, постоянно существуют в ней, и не иначе, как живое; б) синтезируются ею не иначе, как для постоянной генерации функции, обслуживающей существование целого; в) предстают по отношению к замкнутости организма как стационарная разомкнутая сингулярность; г) и они сами, и продукты их функционирования статусно тождественны (например, орган как вещество порождает продукт как вещество). Поскольку живое в отличие от неживого организовано метаболически, то в нем формируется керн самоорганизации, «закрепитель состояния» [8, с.49], элемент которого назван геном. С возникновением динамически автономных организмов, адаптирующихся обратимым изменением всей остающейся себетождественной целостности, в них на основе органов и генов формируются специфические структурные сингулярности – организаторы, которые можно было бы назвать органогенами. Органоген – это такая наличность в соответствующих организмах, которая: а) синтезируется живой целостностью и существует в ней как живое временно – на период ее реагирования всей целостностью; б) синтезируется ею для организации перевода целостности в иное себетождественное состояние; в) предстает по отношению к замкнутости организма как транслированная на нее нестационарная сингулярность; г) статусно нетождественна со своим продуктом (последний может обретать иной статус вследствие соотнесения не с одной, а с двумя и более наличностями одновременно). Поскольку органогены информационны, их эволюция полагает соответствующий эволюционный ряд видов органогенов.

Стартовым можно считать вид, обеспечивающий реакцию целостности конвульсией (он действительно присущ стартовым многоклеточным организмам биоэволюции, например гидрам). Поскольку органоген здесь существует дискретно – импульсно и приводит соотношение всех структурных компонентов тела при дестабилизации к нормальной генетически обусловленной конфигурации (это обеспечено диффузной нервной системой, состоящей из дипольных клеток «нейрон – эффектор»), то имеет смысл назвать его импульсным конфигуратором организма. С возникновением ганглионарной системы (например, у ряда червей) последний превращается в новый вид органогена (из-за способности ганглиев удерживать информацию после прекращения внешнего воздействия на организм), а именно в парциальный информатор. С него и в нем начинается такой феномен, как память.

При возникновении существ с парными рецепторами и головным мозгом возникает органоген нового вида. Возникает принципиально новая форма фиксации информации в виде панорамы, так что теперь организм жизнеутверждается оптимальным «вписыванием» панорамы «себя» (прежде всего в виде контура организма) в панораму мира. С возникновением зрения появляется возможность жизнеутверждаться дистанционно, если: а) жизнезначимость элементов зрительной панорамы мира может быть предварительно установлена сенсорно контактно и соединена в памяти с ее зрительным обликом; б) всегда жизнезначимый, неотделимый от жизни организма его контур может быть трансцендирован в зрительную панораму мира с сохранением его в этом качестве. Эта возможность реализовалась с возникновением в организме сенсорно ненаглядного образа конфигурации организма (СНОКОР), знаменующего собой в качестве стартового психического образа появление психической идентификации и нового вида органогена, – самоопределителя организма в панораме мира (СПАМ). Последний оказывается источником широкого набора психических средств жизнеутверждения (чувств, настроений, разнообразных интенций, предчувствий мотивов, психической сигнальности и т.д.), и учет этого, полагаю, позволит не только изложить психологию, как классическую науку (т.е. прежде всего монистически), но и математизировать ее.

Переход к трудовому жизнеобеспечению сместил функциональную границу жизни на КДОТ, и у труженника по-новому встала проблема жизнеутверждения. Суть ее в том, что при этом СНОКОР должен быть вынесен на КДОТ не иначе, как принадлежа орудию труда (этакое человечное, как труженик, орудие), что невозможно. Проблема решилась сканированием СНОКОРом между панорамой мира и КДОТом через специфический преобразователь, коим оказалось орудие труда. В результате СНОКОР преобразовался в качественно новый образ, для которого характерны: а) не непосредственная, а отвлеченная жизнезначимость; б) отвлеченная сенсорность; в) модулированность орудийностью. Такой образ есть мысль, а жизнеутверждение с помощью мысли есть новый вид органогена, мыслитель. Концептуальная разработка последнего необходима когнитивной психологии.

Возникновением мыслителя эволюция видов органогенов не завершилась. Качественно новой явилась ситуация совместного труда с взаимозависимостью в нем тружеников. Каждому труженику для жизнеутверждения необходимо непрерывно учитывать трудовой вклад другого. Но сделать это невозможно ни СПАМом (нельзя напарника считать классическим элементом панорамы мира, хотя бы потому, что с ним невозможно слиться или вовлечь в КДОТ), ни мыслителем (нельзя напарника включить в состав орудий труда, ибо не существует контура владения им). Кажущееся невозможным жизнеутверждение здесь все же состоялось, но с рождением нового органогена. Рассмотрим его. Два труженика (Т1 и Т2) трудятся совместно, взаимозависимо и без словесных контактов, руководствуясь одной и той же идеей и заранее зная об этом. Как не прерывая труда жизнеутвердиться, например, Т1 с учетом Т2? Очевидно, надо установить, что Т2 вносит добавочный жизнезначимый вклад для Т1. Сделать это можно лишь по регистрации отклонений в труде.

Поскольку Т1 считает труд совместным, и в нем он свое трудовое усилие поддерживает неизменным, то отклонение относит на счет Т2. Поскольку СПАМ или мыслитель Т1 локализованы на контуре координации с Т2, то отклонение Т2 квалифицируется как его координационная неоптимальность в противовес координационной оптимальности Т1, фиксируемой последним в себе самом, как наличное качество его жизни. Образ этой оптимальности, содержащий в себе такие признаки, как достаточность, суверенитет, ощущение своей значимости, компетентности, готовности и согласия трудиться совместно, и т. д., и т. п.,– этот образ известен как «Я сам» или кратко «сам», образность такого вида в жизни человека – как его «самость», а возникающий при этом новый вид органогена уместно назвать саммером. Несмотря на то, что исследования по «самости» обширны, полагаю, что они тоже нуждаются в адекватной концептуальности.

Этим данная эволюция не завершилась. В последнем случае возможен дисбаланс труда даже при «исправности» саммеров. Имя причины этого – человеческая неготовность (недостаточность, неудовлетворенность, неадекватность, неполноценность и т.д.). Она должна быть идентифицирована, но предыдущие виды органогенов перед этим бессильны. Эволюция справилась и с этим, создав новый образ и вид органогена. Любая наличность в наилучших условиях проявляет свою сущность наилучшим образом. В мире организменного живого эта проявляемость информационна и функциональна для живого. Будучи по сути своей трансляцией процветания жизни, она развернулась в эволюционный ряд проявлений процветания жизни, включающий в себя, например, такие, как насыщение, удовлетворенность, наслаждение, умиротворенность, экстаз и т.д. Но лишь у людей, да и то не в начале их пути, возникла такая трансляция процветания жизни, для которой характерны: а) трансляция превосходства, превосходности жизни, т.е. безграничности и безмерности ее ценности, возможностей, могущества; б) трансляция, притом не вымученная и не разыгранная, независимо от благополучия жизни и даже вопреки ему; в) трансляция спонтанная, т.е. безрасчетная, бескорыстная, не под внешним давлением; г) трансляция немаркированная, т.е. не различимая по принадлежности; д) трансляция как безотчетная самоотдача, дарение себя другому и тем самым – наивысшая самореализация себя; е) трансляция равномощная в мире человеческих занятий; ж) трансляция, не рядящаяся в оболочку любой предметности, а принимающая ее как свою имманентность. Так что, если Т1 обнаружит такую трансляцию на себя со стороны Т2, он может быть уверен в успехе. Образ с указанными признаками (присущими ему одновременно) давно уже замечен и обозначен, и здесь нет нужды подыскивать ему имя; это – душа. Соответственно не видно причин, по которым этот новый вид органогена следовало бы назвать иначе, как душой. Овладение душой – неугасающее желание психологов , не только потому, что будет освоен психический феномен, претендующий на фундаментальность, но и потому, что с этим откроется «нехоженное» поле психических явлений, завораживающей значимости. Концептуальность души еще не разработана полностью, но уже просматриваются ее филогенез и онтогенез.

Похоже, что душа завершает эволюционный ряд видов органогенов, ибо сегодня не видно такой сферы жизнеутверждения, где мог бы сформироваться очередной органоген нового вида. Но точку на этом ставить рано и вот почему. При трансцендировании органогенами в зрительную панораму мира (памятно запечатленную или непосредственно зрительно воспринимаемую) рождаются, помимо прочих, специфические психические феномены. Они рождены человеком, онтологически не существуют вне и независимо от него подчиняются ему во всем. Но при его жизнеутверждении с дефицитом они могут функционально стать психическими фантомами с эффектом не только генетической и онтологической независимости и неподчинения, но и эффектом господства над своим создателем. Такие фантомы специфично возникают при жизнеутверждении каждым видом органогена. Фантом, возникающий при жизнеутверждении душой, есть дух , а система жизнеутверждения посредством духов есть духовность. В ней, как свидетельствует жизнь, чрезвычайно значимы предельные духи. Пока психология собирает их, предлагаю в этот набор одного из таких, которого я назвал хомом (ассоциировано с homo, humanus). Хом – это предельное состояние духа человека, возникающее при охвате душой беспредельного материального мира с целью его целостного постижения для триумфа и бессмертия. Он беспредельно трансцендентален, но не мистичен; он беспредельно уловим, демонстрируем и используем. Когда ему «позволено» существовать, он усиливает человека беспредельно, делая его исполином. Он может очень помочь при становлении единой планетной цивилизации и оказаться едва ли не незаменимым при спасении земной цивилизации экспансией в планетную запредельность.

Почему же человек психически идентифицирует конкретно человеческое? Предыдущие наработки здесь бессильны. Спасительный ответ: «потому, что в нем предсуществует идентичное человеческое», спасает лишь при правильной его интерпретации. Поскольку предположение о врожденности человеческого на любом «подвальном» структурном уровне организма ведет в тупик, то остается предполагать, что человеческое проникает в организм извне и фиксируется не априорными, сформировавшимися до его проникновения структурами, а структурами, формирующимися этим же проникновением. Для последующих проникновений они могут стать априорными и вызвать в психическую действительность черты человечности как психические феномены, преобразовав этим существование органическое в человеческое. Подобные структуры нуждаются в специальном названии, и не будет ошибкой назвать их онтогенантами человечности. В самом общем виде онтогенант человечности – это внутриорганизменно зафиксированное согласие продолжать жить в отсутствие повторных социальных стимуляторов так, как однажды пришлось пожить при их первичном воздействии. Опора на них может оказаться эвристичной по меньшей мере в социальной психологии.

Таков вкратце результат мысленного общения с юбиляром. Завершая статью, он одновременно вводит в новую психологическую проблематику, в психологию мысленных безответных диалогов, фантомирующих к диалогам полноценным, «двусторонним». И стимулирует построение из предложенного системной комбинаторики, в которой смогут найти разрешение «загадка навсегда» истоков человеческого языка [7, с.450], проясниться бессознательное и архетипы, обрести концептуальную опору феномены С. Грофа , экстрасенсорики и др.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вектор взаимодействия // Человек, 1995. № 2.

2. Гайворонский Б.П. О душе на рубеже тысячелетий // Первый российский философский конгресс: «Человек, Философия, Гуманизм». Т. 1. СПб., 1997.

3. Гайворонский Б.П. Верификация Бога // Философия в системе духовной культуры на рубеже XXI века / Тезисы докладов и выступлений Международной научной конференции. Курск, 20 – 21 мая 1997 г. Курск, 1997.

4. Гайворонский Б.П. О концептуальной развертке психического жизнеутверждения // Актуальные проблемы гуманитарного знания. Воронеж, 1997.

5. Гайворонский Б.П. Воскрешение духа // Актуальные проблемы гуманитарного знания. 1997.

6. Гроф С. За пределами мозга. М., 1993.

7. Кадомцев Б.Б. Динамика и информация// Успехи физических наук. 1994. Т. 164, № 5.

8. Лима-де-Фариа А. Эволюция без отбора. М., 1991.

9. Мак-Фарленд Д. Поведение животных. М., 1988.

10. Сперри Р. Перспективы менталистской революции и возникновение нового научного мировоззрения// Мозг и разум. М., 1994.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ИСТОРИЯ И ОНТОЛОГИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ТОЛЕРАНТНОСТИ В НАУКЕ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ
ОНТОЛОГИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ
6.3.1 Онтологии, схемы и образы
Онтология индивидуального духа
1.4. Онтология мира человека: новые аспекты
Развитие психологии в границах философии и естествознания. Становление психологии как самостоятельной науки. Психология человека в начале XX века.
2. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 2. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
Положения экзистенциальной психологии и психологии ЖИЗНЕННОГО ПУТИ СБЛИЖАЮТСЯ В СЛЕДУЮЩИХ ОСНОВНЫХ МОМЕНТАХ.
ОБРАЗ ПСИХОЛОГИИ У ЛЮДЕЙ, ИМЕЮЩИХ РАЗЛИЧНЫЙ ОПЫТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПСИХОЛОГАМИ
Гальперин П. Я.. Лекции по психологии. Часть 1. Ориентировочная деятельность как предмет психологии.,
Ульянина О.А. ПСИХОЛОГ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ И СПОРТА
Крылов ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В СТАНОВЛЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
ИССЛЕДОВАНИЕ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ПСИХОЛОГОВ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ТРУДА И ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ
Лызлов А. В. Об актуальности обращения к истории психологии для разра-ботки ГУМАНИТАРНОГО НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
§ 31. Вопросы психологии отрасли хозяйства как психологии сообщества. Д. И. Журавский, И. И. Рихтер
Розум ПСИХОЛОГИЯ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ И КОМПЬЮТЕРНАЯ КУЛЬТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГОВ
Добавить комментарий