Грошев И.В. ОБЩЕНИЕ, ПОЛ И СКЛОННОСТЬ ПЕРЕБИВАТЬ СОБЕСЕДНИКА

Бытующая точка зрения о том, что в любви и на войне все средства хороши, не имеет смысла в вопросах, касающихся общения. Если два человека разговаривают одновременно, это не дает основания утверждать, что один перебил другого. Просто человек может дополнять, подтверждать какие-либо факты, упомянутые собеседником. Порядочность в данном случае предполагает выполнение неписаных правил, например: дать возможность говорящему спокойно высказаться, не перебивая его. А ситуации, когда один человек перебивает другого по существу и составляют нарушения в общении. Нарушением считается [15, 21] навязывание своей точки зрения человеку, не высказывавшему свое отношение к предмету, или утверждение чего-либо в разговоре, когда уместнее было бы задать вопрос, уточнить и т.д. Многие исследования процесса общения [6, 9, 15, 26] определяют такие нарушения как попытки взять верх над собеседником.

Считается, что перебивание (прерывание) одного человека другим, – явление редкое в разговоре воспитанных людей. Однако исследования, проведенные H.Sacks, E.A.Schegloff, G.Jeffer показали, что перебивания встречаются довольно часто и не всегда равнозначно (поровну) распределены между собеседниками. Процесс общения всегда предполагает распределение инициативы между партнерами: иногда обстоятельства вынуждают одного из партнеров бороться за инициативу в коммуникативном процессе. Авторитарность в вербальном плане проявляется в стремлении говорить громко, большую часть времени, перебивать собеседника. Чтобы перехватить инициативу, необходимо предъявить повышенные требования к громкости голоса, построению фразы и т.д. Исследования [4, 8, 11, 20, 22, 23, 24, 25, 26, 28 и др.] выявили тот факт, что пол человека влияет на то, как часто он перебивает своего собеседника. Хотя дальнейшие исследования, проведенные на других группах людей [1, 14, 16, 27] не нашли явного подтверждения детерминации перебиваний человека полом его собеседника. Так, R.A.Bell выявил, что нарушения разговорных норм случается чаще, когда люди стремятся самоутвердиться, независимо от половой принадлежности или желания унизить собеседника. Кроме того, люди, которым свойственны женские качества («прирожденные женщины»), вовсе не перебивают собеседника в процессе общения.

Пол человека, а также его социальный статус влияют не только на частоту перебивания собеседника, но и на оценку перебивания. Поэтому мы предположили, что люди, прервавшие собеседника, будут оценены негативно, но одинаково, если женщина прервет женщину, а мужчина – мужчину, и оценены по-разному, если женщина прервет мужчину и наоборот. Мы предположили, что женщина, прервавшая собеседника первой и часто перебивающая его, будет осуждена более строго.

Основной целью нашей работы были определение того, насколько отличаются оценки перебивания одним собеседником другого в паре, где женщина разговаривает с мужчиной («психологические силы» которых конечно же неравны), от оценок тех же нарушений, когда женщина разговаривает с женщиной, а мужчина с мужчиной (чьи «силы» будем считать равноценными); а также определение степени тяжести навязывания своей точки зрения и перебивания собеседника и проверка обоснованности выводов и утверждений, полученных на других выборках респондентов, отличающихся от российской выборки национальными, культурными и другими особенностями.

Методика

Участниками экспериментального исследования были 10 мужчин (М) и 10 женщин (Ж) в возрасте 18 – 26 лет. Разговор двух людей, в данном случае двух женщин, двух мужчин и мужчины и женщины, говоривших примерно об одном и том же, записывался на аудио и видео пленку. Кроме того, также записывался разговор и в других диадах: руководителя и подчиненного, человека с более высоким социально-экономическим статусом и человеком с меньшим социально-экономическим статусом. Все эти записи демонстрировались наблюдателям-экспертам (17 мужчинам и 19 женщинам), которые давали оценку процесса общения в следующих диадах: М – М, Ж – М, М – Ж, Ж – Ж.

Сначала демонстрировалась запись разговора двух женщин, затем мужчин и потом смешанных пар. Оценка осуществлялась по нескольким принципам, включая и то, какие аргументы выдвигали обе стороны, насколько оба были резки и добивались своего. Необходимо было дать оценку этой ситуации в диадах по 7 критериям. Поведение человека оценивалось как равнодушное — внимательное, логичное – нелогичное и т.д. Манера разговора: активная – пассивная, напористая – защищающаяся и т.д. Сам человек: соглашающийся – приводящий доводы, самоутверждающийся – пассивный, грубый – вежливый, тактичный – бестактный, покорный – властный и т.д.

Данные, полученные в исследовании, были обработаны методами математической статистики. С этой целью мы использовали пакет статистических компьютерных программ Statview 4.0. Этот пакет дает возможность вычислять корреляции и интеркорреляции между всеми критериальными качествами, оценками и факторами, проводить факторный анализ и т.д.

Результаты и их обсуждение

1. Влияние пола. В центре нашего внимания стоял вопрос о влиянии пола на частоту перебивания собеседника. Результаты исследования показали, что перебивание чаще встречается в смешанных по половому признаку парах, то есть в разговоре мужчины и женщины, где доминирует как правило мужчина, чем в чисто мужском или женском общении. Некоторые исследования [7, 13] поддерживают идею о том, что в смешанных парах доминирует мужчина.

Этот факт подтверждается еще и тем, что наблюдатели-эксперты в нашем исследовании чаще замечали сколько раз женщина перебивала мужчину, а не наоборот. Кроме того, было выявлено, что человек, первым прервавший своего собеседника, делает это чаще, чем тот, кого он прервал. Различия по полу в этом плане не столь значительны, но все же мужчины обычно чаще перебивают своего собеседника и чаще перебивают женщин первыми (М=1,63; Ж=0,98), в отличие от последних. Прерывая женщину, мужчина выражает желание самоутвердиться, а женщина, прерывая мужчину, выражает нежелание подчиняться.

Таким образом, можно заключить, что пол человека в нашей выборке детерминирует частоту перебивания своего собеседника. К аналогичным выводам пришли авторы ряда исследований [22, 23, 24, 25, 26, 28]. Исследования K.A.Drass установили, что чем больше мужских свойств присуще человеку (независимо от пола), тем свободнее и легче он чувствует себя в разговоре, тем «жестче», «грубее», «больнее» и чаще перебивает своих собеседников.

2. Влияние социального статуса. Мы обнаружили, что люди с высоким положением (влияние пола было незначительным) в обществе перебивают собеседников больше и чаще, чем люди, стоящие ниже на социальной лестнице. Аналогичная ситуация наблюдалась и на англо-американских выборках.

Как показало проведенное нами исследование, чем больше значимость собеседника в обществе (а определялось это по степени ответственности и возможности принимать решения), более высокое положение в нем он занимает, более высокий социальный статус и материально-экономическое положение, тем больше и чаще прерываний он допускает по сравнению с людьми, чей социально-экономический статус ниже. Этот вывод согласуется с результатами исследований, полученных в различных по статусу группах [13, 24, 25].

Старшие перебивают младших по возрасту намного чаще. Учителя прерывают своих студентов-учеников, а врачи — своих пациентов. В конечном счете, перебивание собеседника во время разговора не только отражает неравное положение говорящих, но и [7, 13] способствует его упрочению. Можно предположить, что человек будет осужден сильнее, если осмелиться прервать вышестоящего по социальному положению. Этот аспект выяснялся на следующем этапе нашего исследования.

3. Оценки восприятия перебиваний в коммуникативном процессе. При оценке наблюдателями-экспертами выявлено следующее. Первая гипотеза выдвинутая нами предполагала, что людей, прервавших собеседников, оценят не так, как тех, кого они перебили. В значительной степени это предположение оказалось верным. Людей, прервавших собеседника, оценивали строже. Человек, перебивший собеседника, оценивается как равнодушный, нелогичный, приводящий доводы, спорящий, самоутверждающийся, грубый, властный, склонный к соперничеству, подчиняющий себе собеседника, более чем уверенный в себе. Хотя категория «раздражающий – довольный» имела важное значение, роли в ней поменялись. Иными словами, раздражающими оказались не те, кто перебивал собеседника, а тот, кого перебивали. Здесь смысл слова «раздражающий» истолковывался экспертами как «раздраженный».

Результаты исследования показали, что особенно пристрастно эксперты оценивают женщину, перебившую мужчину. Хотя тот факт, что женщина точно также перебивает в разговоре другую женщину, во внимание не принимается и не оценивается строго. Можно предположить, что если женщина перебивает мужчину, она не только как бы нарушает правила общения, но еще и ставит под сомнение общепринятые рамки приличия, существующие в обществе. В этом случае действия женщины расцениваются скорее как дерзость, а не аспект коммуникации.

Важным для нас было и то, как оценивали перебивающего и перебиваемого. Значительные отличия мужчин и женщин обнаружились по шкалам «грубый», «раздражающий», «самоуверенный». Женщина, перебившая мужчину, была оценена как более грубая, раздражающая, равнодушная, настойчивая и самоуверенная, чем мужчина, прервавший собеседника. Иными словами, ситуации, в которых женщина прерывала мужчину, получили больше негативных оценок, чем какие-либо другие.

Следующим аспектом нашего исследования было выявление степени влияния пола человека, оценивающего разговор. Так женщины, оценивающие поведение людей, выделяют существенные различия между перебивающими и перебиваемыми, в то время как мужчины не обращают на это внимания. Особенно ярко эта тенденция выявилась по шкале «раздражающий – приятный», где женщины определили прерванного человека, как выражающего большую раздраженность.

В паре, где мужчина разговаривал с мужчиной, по шкале «равнодушный –внимательный» мужчины оценили прерванного по меньшей мере равнодушным. Женщины же посчитали его человеком, не имеющим вообще никакого интереса к разговору. Это различие нашло отражение в оценках перебивающего и в диаде Ж – М. Имели место половые различия (хотя и не столь существенные) по отношению к роли собеседника.

Еще одной позицией, которую мы пытались рассмотреть, было исследование социальной роли перебивания одного человека другим. Для выяснения этого нами использовался факториальный анализ. Он помогает уяснить значение перебиваний, так как у перебиваний сохраняется много оттенков: противопоставление, неуважение и самоутверждение.

Первый выделившийся фактор – «противопоставление» – содержит в себе пять качеств: склонность к соперничеству, властность, доминирование, непоследовательность и склонность к спорам. Данный фактор предполагает в какой-то мере даже «воинственную» реакцию, заключающуюся в том, что собеседники будут «затыкать» друг другу рты, не давая возможности высказать иную точку зрения. Второй фактор — «неуважение» — состоит из четырех определений: равнодушие, грубость, самоуверенность, раздражение. Неуважение ближе к тому, что называется силовым давлением. Человек дает понять собеседнику, что тот стоит ниже его самого, а значит его мнения можно не принимать во внимание. В отличие от качеств, относящихся к фактору противопоставления, качества второго фактора выражают ярко демонстрируемое неуважение к собеседнику. Существенная разница между противопоставлением и неуважением заключается в том, как оценивают наблюдатели-эксперты отношения людей друг к другу в различных типах диад. В первом случае человек перебивает другого, стремясь сохранить свою позицию, ненамеренно подавляя собеседника. Во втором случае, человек открыто подавляет другого, ставя это подавление как самоцель.

Последний фактор – «самоутверждение» – состоит из настойчивости и подавления, что выражает возможность просто активного вовлечения в разговор. Этот фактор подтверждает, что реакция на перебивание собеседника может быть совершенно различной. К данному фактору относится поведение людей, которые во чтобы то ни стало стремятся завладеть темой в любом разговоре. Когда участники находятся в равных условиях, человек, перебивающий другого, согласно E.Aries , считается самоутверждающимся. А когда собеседники оказываются в неравном положении, тот, что находится в более лучших условиях, выражает неуважение, перебивая собеседника.

По всем трем факторам люди, перебивающие собеседника, оцениваются строже, чем люди, которых перебивают. В коммуникативной диаде, где женщина перебивает мужчину, последняя признается более самоутверждающей, чем мужчина, и проявляющей больше неуважения.

Выводы

Результаты исследования продемонстрировали, что люди перебивающие друг друга во время разговора, вызывают неприязнь у наблюдателей. Как и предполагалось, инициаторы коммуникативных конфликтов и их «жертвы» были оценены по-разному. Данные результаты следует принять во внимание, т.к. неравное распределение перебиваний людьми друг друга в процессе общения имеет не только чисто научное, но и практическое, общественное значение. Кроме того, перебивание людьми друг друга во время разговора во многом определяется такими факторами, как положением человека в обществе, сутью причины побудившей человека перебить собеседника, наконец, взаимоотношениями двух людей. Влияние пола собеседников также детерминирует частоту перебивания собеседника и сказывается на отношении к оценке прерывающего и прерываемого. Особенно пристрастно оценивают женщину, перебившую мужчину. Можно полагать, что женщина, перебившая мужчину, не только нарушает правила общения, но и ставит под сомнение общепринятые, стереотипные полоролевые рамки приличия, принятые в обществе. В этом случае действия женщины воспринимаются не просто как нарушения норм общения, а как словесное оскорбление и расцениваются больше как дерзость, чем стремление оспорить точку зрения мужчины, независимо от приводимых доводов.

В отличие от некоторых исследований , наша работа выявила другой подход к общепринятым нормам коммуникативного поведения. Полученные результаты показали, что человек перебивает другого человека не только из-за каких-то личных качеств, но и исходя из своего положения в обществе. Нарушение норм общения заметнее в изначально «неравных» диалогах – между мужчиной и женщиной.

По степени неуважения друг к другу, смешанные пары получили наиболее высокие оценки в категориях нетерпимости, самоутверждения и неуважения, чем оценки разговоров людей одного пола. В категории самоутверждаемости мужчина получил больше неодобрения, чем женщина (М=5,21). Из этого следует то, что право перебить собеседника, – привилегия людей, обладающих властью и высоким положением в обществе, – мужчин. В то время, как женщине фактически нежелательно перебивать собеседника (причем оценки наблюдателей не зависели от пола личности). И женщины и мужчины были оценены примерно одинаково, причем, никто не критиковал женщину за то, что она перебила мужчину, но все согласились, что есть что-то неестественное в таком ее поведении. И это неестественное – не просто нарушение норм общения, а поведение, выходящее за рамки полоролевых стереотипов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Argyle M., Lalljee M. & Cook M. The effects of visibility on interaction in a dyad // Human Relations, Vol.21, 1988. p. 3 – 17.

2. Aries E. Gender and communication. In P.Shaver and C. Hendrick // Review of personality and social psychology, Vol.7, 1987. p.149 – 176.

3. Bell R.A. Conversational involvement and loneliness // Communication Monographs, Vol.52, 1985. p.218 – 235.

4. Dindia K. The effects of sex of subject and sex of partner on interruptions // Human Communication Research, Vol.13, 1987. p.345 – 371.

5. Drass K.A. The effect of gender identity on conversation // Social Psychology Quarterly, Vol.49, 1986. p.294 – 301.

6. Duncan S.Jr. 0 2 & Fiske D.W. Face to face interaction: Research, methods, and theory // Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1977.

7. Eagly A.H. & Wood W. Inferred sex differences in status as a determinant of gender stereotypes about social influence // Journal of Personality and Social Psychology, Vol.43, 1982. p.915 – 928.

8. Esposito A. Sex differences in children’s conversations // Language and Speech, Vol.22, 1979. p.213 – 220.

9. Gallois C. Turn taking: Social personality and conversational style // Journal of Personality and Social Psychology, Vol.31, 1975. p.1134 – 1140.

10. Henley N.M. Body politics: Power, sex, and nonverbal communication // Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1977.

11. Kennedy C.W. & Camden C. 0 Interruptions and nonverbal gender differences // Journal of Nonverbal Behavior, Vol.8, 1983. p.91 – 108.

12. LaFrance M. The nonverbal display of psychological androgyny // Journal of Personality and Social Psychology, Vol.38, 1980. p.36 – 49.

13. Leffler A., Gillespie D.L. The effects of statuc differentiation on nonverbal behavior // Social Psychology, Vol.45, 1982. p.153 – 161.

14. McMillan L.R. Women’s language: Uncertainty or interpersonal sensitivity and emotionality? // Sex Roles, Vol.3, 1987. p.545 – 559.

15. Murray S.O. Toward a model of members’ methods for recognizing interruptions // Language in Society, Vol.13, 1985. p.31 – 41.

16. Natale M., Entin E. & Jaffee J. Vocal interruptions in dyadic communication as a function of speech and social anxiety // Journal of Personality and Social Psychology, Vol.37, 1979. p.865 – 878.

17. Oreutt J.D. & Harvey L.K. Deviance, rule breaking and male dominance in conversation // Symbolic Interaction, Vol.8, 1985. p.15 – 32.

18. Roger D.B. & Schumacher A. Effects of individual differences on dyadic conversational strategies // Journal of Personality and Social Psychology, Vol.45, 1983. p.700 – 705.

19. Sacks H., Schegloff E.A. A simplest systematics for the organization of turn-taking for conversation // Language, Vol.50, 1974. p.696 – 735.

20. Smith-Lovin L. Interruptions in group discussions: The effects of gender and group composition // American Sociological Reuiew, Vol.54, 1989. p.424 – 435.

21. Tannen D. When is an overlap not an interruption? One component of conversational style. In R.J.DiPietro, W.Brawley & A.Wedel (Eds.) // The first Delaware Symposium on Language Studies / Newark, 1983. p.119 – 129.

22. West C. Against our will: Male interruptions of females in cross-sex conversation // Annals of the New York Academy of Sciences, Vol.327, 1979. p.81 – 97.

23. West C. Why can’t a woman be more like a man? An interactional note on organizational game playing for managerial women // Work and Occupations, Vol.9, 1982. p.5 – 29.

24. West C. When the doctor is a ‘lady’: Power, status, and gender in physician-patient encounters // Symbolic Interaction, Vol.7, 1984. p.87 – 105.

25. West C. Women’s place in everyday talk: Reflections on parent-child interaction // Social Problems, Vol.24, 1977. p.521 – 529.

26. West C. & Zimmerman D.H. Small insults: A study of interruptions in cross-sex conversations between unacquainted persons. In B.Thorne, C.Kramarae & N.Henley (Eds.) // Language, gender and society / Rowley, MA: Newbury House, 1983. p.102 – 117.

27. Willis F.N. Simultaneous talking in conversation and sex of speakers // Perceptual and Motor Skills, Vol.43, 1976. p.1067 – 1070.

28. Zimmerman D.H. & West C. Sex roles, interruptions and silences in conversation // Language and sex: Difference and dominance / Rowley, MA: Newbury House, 1975. p.105-129.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
2.4. «ДВИЖЕНИЯ РУК» И «ТЕЛЕСНЫЕ БЛОКИ» – КАК ОПЕРЕЖАЮЩЕЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБЩЕНИЕМ: РЕАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ СОБЕСЕДНИКА
7.7. ТЕСНОТА ОБЩЕНИЯ И ПОЛ
СВЯЗЬ СКЛОННОСТИ К МАНИПУЛЯЦИИ И ДОВЕРИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБЩЕНИИ
Грошева И.Е. ОСОБЕННОСТИ ПАМЯТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ЗПР
2.3. Движения рук – контроль искренности собеседника
А.Н. Борков ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МЕНТАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ЛГУЩЕГО СОБЕСЕДНИКА
2.8. ПРИНЦИП «УКАЗКИ»: СДЕЛАЙТЕ СОБЕСЕДНИКА СГОВОРЧИВЫМ
2.13.2. ФОРМИРОВАНИЕ ЖЕЛАЕМОГО ОТНОШЕНИЯ СОБЕСЕДНИКА К РЕЗУЛЬТАТУ
2.2. Телесные Блоки человека: как создать желаемое настроение собеседника за пару минут
ПОЛ
РЕЧЬ И ПОЛ.
8.3. ПОЛ И БЮДЖЕТ ВРЕМЕНИ
Добавить комментарий