О.А. Харькова, А.Г. Соловьев ОСОБЕННОСТИ ПКГД В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТАБАЧНОГО АНАМНЕЗА И СЕМЕЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЖЕНЩИНЫ

Психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребенка, формирующих отношение женщины к своей беременности, ее поведенческие стереотипы (И.О. Добряков, 1996), в том числе отношение к табакокурению. Как правило, муж или партнер женщины, а также ее готовность к изменению образа жизни во многом предопределяют тип ПКГД, а соответственно и течение беременности и исход родов.

Целью нашего исследования явилось изучение особенностей ПКГД в зависимости от табачного анамнеза и семейного положения женщины.

В поперечном исследовании приняли участие 323 женщины в третьем триместре беременности, находящихся на стационарном лечении или предродовой подготовке в родильных домах г. Архангельска. Основная группа включала 158 женщин, куривших до и во время беременности: 81 курили на протяжении всей беременности («курящие») и 77 курили ранее, но отказались от табакокурения в первом триместре гестации («отказавшиеся»). Контрольная группа включала 165 женщин, не куривших до и во время беременности («некурящие»). Исследование проводилось с помощью клинико-психологического метода определения типа ПКГД. Статистический анализ был выполнен с помощью критерия Манна-Уитни и логистического регрессионного анализа.

Анализ эмпирических данных показал, что превалирующим элементом в структуре гестационной доминанты явился оптимальный, который статистически отличался у беременных женщин в зависимости от табачного анамнеза (р = 0,008). Так, некурящие женщины в период гестации не высказывали излишней тревоги по поводу беременности и предстоящих родов, идентификация беременности протекала у них без сильных и длительных отрицательных эмоций, в отличие от курящих (р = 0,007).

У отказавшихся от табака в I триместр беременности наблюдалось повышение эйфорического элемента по сравнению с курящими (р = 0,047).

Нередко беременность становилась у них способом манипулирования, средством изменения отношений с супругом (партнером) посредством декларирования чрезмерной любви к будущему ребенку; в качестве доказательства последнего они с легкостью отказывались от употребления табачных изделий без помощи специалиста. У курящих женщин статистически выше был депрессивный элемент по сравнению с некурящими или отказавшимися (р < 0,001 и р = 0,045 соответственно), проявляющийся резко сниженным фоном настроения, а также игнорирующим и тревожным стилем переживания беременности.

Нами был выполнен логистический регрессионный анализ, где в качестве зависимой переменной были данные, отражающие табачный анамнез: «курящие — отказавшиеся от табака беременные», «курящие — некурящие женщины» и «отказавшиеся от табака — некурящие». Таким образом, отказавшиеся от табака беременные женщины имели в 1,275 раза выше эйфорический элемент ПКГД и в 2,293 раза ниже депрес-

сивный (р = 0,046 и р = 0,039, соответственно) по сравнению с курящими. Однако после коррекции на семейное положение данная взаимосвязь стала статистически незначима. Схожая ситуация наблюдалась и в ходе использования зависимой переменной «курящие — некурящие». Как до коррекции на семейное положение, так и после нее, шанс иметь тот или иной элемент ПКГД в группе «отказавшиеся от табака — некурящие» кардинально не изменился. Оказалось, что независимо от семейного положения некурящие беременные имели в 1,410 раза выше показатель оптимального элемента ПКГД (р = 0,006) и в 1,942 раза ниже тревожного (р = 0,003) по сравнению с женщинами, отказавшимися от табака в I триместре. Таким образом, тип ПКГД обусловлен не только табачным анамнезом женщины, но и ее семейным положением, в связи с чем группой риска депрессивного и тревожного типа ПКГД, как правило, являются беременные женщины без матримониального статуса и злоупотребляющие табаком, что необходимо учитывать при курации женщин гестационного периода.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
П.С. Привалова ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕНЩИН, СТРАДАЮЩИХ НИКОТИНОВОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ
Особенности общего, эмоционального и социального интеллекта у женщин, находящихся в местах лишения свободы, в зависимости от характера совершенного преступления
ВИНА У СЕМЕЙНЫХ РАБОТАЮЩИХ ЖЕНЩИН
КОГНИТИВНЫЕ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ МОТИВАЦИИ НА ЛЕЧЕНИЕ У ЖЕНЩИН, ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ
Я.В. Колпаков «МИШЕНИ» ПСИХОТЕРАПИИ ЖЕНЩИН, ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ, И МОТИВАЦИЯ К ЛЕЧЕНИЮ
ИССЛЕДОВАНИЕ КОГНИТИВНЫХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРЕДИКТОРОВ МОТИВАЦИИ НА ЛЕЧЕНИЕ У ЖЕНЩИН, ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ
ПОТРЕБНОСТИ ЖЕНЩИН И МУЖЧИН В БРАЧНО-СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХИ ОТНОШЕНИЕ К СУПРУЖЕСКОЙ НЕВЕРНОСТИ
Афанасьева Е.Д., Алехин А.Н. МОДЕЛЬ СОХРАНЕНИЯ СЕМЕЙНОГО ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА ДЛЯ ДЕТЕЙ, РОЖДЕННЫХ ВИЧ-ПОЗИТИВНЫМИ ЖЕНЩИНАМИ
А.И. МУСТАФАЕВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ
7. Метод анамнеза
Громова И. А. ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ ЗАВИСИМОЙ ЛИЧНОСТИ
Вакулич Т.М. ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМЫХ ПОДРОСТКОВ
A.M. Шишкова ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ И СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ У МАТЕРЕЙ НАРКОЗАВИСИМЫХ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЦ, ЗАВИСИМЫХ ОТ АЗАРТНЫХ ИГР
Особенности семейного воспитания детей с проблемами в развитии
Копылова П. В. ОСОБЕННОСТИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛЮДЕЙ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ
Добавить комментарий