Хямяляйнен Ю., Кайнулайнен С., Ворнанен Р., Меньщикова А., Ниемеля П. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ ЦЕННОСТЕЙ, ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И ЧУВСТВА БЕЗЗАЩИТНОСТИ У ПОДРОСТКОВ КУОПИО И ПСКОВА

Цель исследования

Целью данного кросскультурного исследования является сравнение образа жизни и мыслей молодых людей, живущих в двух культурно, политически и экономически различающихся городах. В опросе участвовали подростки в возрасте от 13 до 17 лет, проживающие в российском городе Пскове и в финском – Куопио. В исследовании сравнивались ценности, характер взаимоотношений с родными и близкими, а также особенности переживания подростками чувства беззащитности.

Практической целью данной работы является обеспечение социальных институтов городов Пскова и Куопио (городская администрация, комитет по культуре и образованию и др.) информацией о реальной картине переживания подростками современной ситуации, о структуре ценностей и чувстве социальной защищенности подростков.

Одновременно эта информация может служить материалом для будущих сравнительных исследований. Исследование является проектом по изучению характеристик чувства беззащитности, проводимом кафедрой социальных наук Университета Куопио и является составной частью кросскультурного исследования финских подростков. Исследование проведено в сотрудничестве с кафедрой психологии Псковского государственного педагогического института.

Обзор

Хотя Финляндия испытывала определенные трудности от экономической депрессии и ряда значительных социальных изменений в начале девяностых годов, Российское общество, по сравнению с этим, испытывает более драматические изменения. Экономические, социальные и психологические явления, связанные с реорганизацией общества, создают ощущение беззащитности, которое отражается, по крайней мере, в неспособности людей адаптироваться к новым и изменяющимся условиям в обществе. Эта изменяющаяся ситуация в восточной Европе описывается как «социальный стресс».

Положение молодых людей во многом обусловлено социальными переменами, происходящими в современной России. Они оказались в ситуации, когда предшествующее им культурное наследие утратило свою ценность. Российская молодежь оказалась на острие конфронтации между стереотипами старых идеалов Советского общества и новых реалий жизни, характерных для переходного периода.

В период перестройки российская молодежная культура разделилась на несколько различных групп. Разнообразие молодежных субкультур отражает гетерогенность ценностей молодежи. Быстрая плюрализация ценностей и соревнование между различными идеями характерно для посткоммунистического общества. В добавок к идеологическим и ценностным проблемам молодые люди также сталкиваются с конкретными проблемами, связанными с работой и средствами к существованию.

Данные и их анализ

Очный опрос был проведен в Пскове в одиннадцати средних школах (N=251) и трех профессионально-технических училищах (N=45) в мае месяце 1995 года. Трудные подростки (N=19) опрошены в детском приемнике-распределителе. Опрос вели школьные психологи и сотрудники кафедры психологии Псковского педагогического института.

В Куопио данные были собраны осенью 1991 года в форме очного опроса, проведенного в нескольких школах. Случайная выборка была отобрана с использованием списков населения и включала 140 подростков в возрасте от 13 до 17 лет. Получено 92 % достоверных ответов.

Для сравнения финляндских и российских данных были использованы: метод кросстабуляции, анализ вариаций и корреляционный анализ. Результаты исследований, проведенных в Финляндии и России, сопоставлены друг с другом. Для сравнения полученных данных был использован метод поперечных срезов. Использовался однонаправленный анализ вариаций (t-test), когда сравниваемые свойства измерялись постоянными переменными. Взаимосвязи возраста с различными характеристиками определялись методом корреляционного анализа.

Исследование определяло три центральных аспекта: ценности подростков, их взаимоотношения с родными и близкими, чувство беззащитности. Взаимоотношения между этими тремя аспектами проверены отдельно в корреляционном анализе данных обоих городов.

Результаты исследования

Подростки определили свое отношение к следующим ценностям: здоровье, дружба, безопасность (собственная и их семьи) и счастье, как к наиболее важным сторонам их жизни. Спасение и вечная жизнь оказались наименее значимыми характеристиками для подростков обеих выборок. Наиболее значимыми факторами оказались характеристики, связанные со стадией подросткового возраста, а наименее значимыми, соответственно, – относящиеся к поздним периодам жизни.

Ценности подростков Куопио и Пскова отличаются друг от друга в нескольких направлениях. Выявлено только несколько факторов, представляющих для этих групп относительно равное значение. Безопасность семьи, счастье, несколько в меньшей степени – свобода имеют одинаково высокую значимость для подростков обоих городов. Первые два фактора отмечаются подростками как наиболее важные.

Наиболее четкие различия выявлены по следующим характеристикам: подростки из Куопио придают большее значение, по сравнению со псковскими, безопасности их страны, стабильности существования, чистоте природы, внутреннему равновесию и миру во всем мире. В какой степени ценности подростков являются отражением ситуации в стране и в какой степени они отражают в целом менталитет нации? Могут ли полученные данные быть основанием для вывода о том, что финские подростки являются в отношении этих вопросов более сознательными по сравнению с российскими?

Для подростков Пскова в большей степени значимы социальное признание, жизненные блага, материальное благополучие. Возможно больший вес этих факторов обусловлен неблагополучной экономической ситуацией в России, оказывающей прямое влияние на структуру ценностей подростков Пскова. Отношение к религии более значимо для подростков Пскова, по сравнению с молодежью Куопио.

Связи между индивидуальными и социальными ценностями не могут быть прямыми, чтобы, например, зная социальное положение кого-либо, прямо заявить о его предпочтениях. Однако, что касается молодежи, находящейся в фазе активного становления личности, связанной с активным процессом усвоения социальных ценностей, то усваиваемые ими взгляды и установки в определенной степени являются срезом структуры ценностей современного им общества.

В отношении возрастных групп, рассматриваемых в нашем исследовании, этот фактор проявился по-разному в анализируемых нами данных Пскова и Куопио. Для подростков Пскова по мере взросления многие факторы приобретают большое значение и, аналогично, усиливается доверие к социальным институтам. У подростков Куопио такие связи менее выражены. Можно ли это интерпретировать как различие в переходной стадии от детства к подростковому возрасту, в процессах взросления у финляндских и российских подростков?

Система ценностей подростков часто рассматривается как относительно неорганизованная, поскольку она только находится в процессе становления. Для того, чтобы сделать прогноз на будущее, немаловажно знать, какую систему ценностей усваивают подростки. В свете данного исследования, общество Финляндии будет, возможно, как и рассматриваемая нами группа подростков Куопио, выражать свои взгляды менее категорично, менее акцентуировано на материальных ценностях по сравнению с российским обществом.

Молодежь Пскова более часто, по сравнению с молодыми людьми Куопио, указывает на экономические трудности в их семьях. Семьи подростков из Пскова более часто сталкиваются с серьезными хроническими заболеваниями, смертями и алкогольными проблемами, чем семьи подростков, живущих в Куопио. Различия особенно выражены в заболеваниях близких родственников: почти каждый пятый подросток в Пскове сталкивался с серьезными заболеваниями близких родственников в течение последнего года, тогда как только каждый десятый подросток из Куопио столкнулся с аналогичной проблемой.

Подростки Куопио и Пскова не отличаются друг от друга в их оценках о той заботе, которую они получают как дети. Однако они отличаются по многим вопросам, касающимся взаимоотношений между подростками и их родителями. В среднем подростки Куопио рассматривают свои взаимоотношения с родителями как более надежные.

Они чаще разговаривают с родителями, чем подростки Пскова. Особенно различаются ценности мальчиков в том, в какой степени они посвящают родителей в события своей жизни и в свои дела. Подростки Пскова хотели бы разговаривать со своими родителями чаще, чем подростки Куопио.

Было бы опрометчиво по результатам исследования делать какие-либо драматические заключения о взаимоотношениях в семьях подростков Куопио и Пскова. Однако, результаты указывают на различия в воспитании детей и в культуре семьи.

Подростки Пскова чаще указывали на трудности в школе. Девочки как в Куопио, так и в Пскове, более часто, по сравнению с мальчиками, отмечали, что у них возникают трудности в школе. У подростков Пскова чаще, чем у подростков Куопио, возникают конфликтные ситуации с учителями и одноклассниками.

Подростки Пскова и Куопио отличаются друг от друга в оценке такой важной стороны их жизни, как дружба. Подростки Куопио более позитивно оценивают свои взаимоотношения с друзьями, отмечая помощь и поддержку с их стороны. Девочки как в Куопио, так и в Пскове, чаще обращаются к своим друзьям, когда у них возникают трудности во взаимоотношениях с близкими. Для подростков обоих городов родители являются основным источником помощи.

Сравнивая образ жизни подростков двух городов, можно увидеть, что подростки Куопио чувствуют себя более защищенными. Однако они более обеспокоены, по сравнению с подростками Пскова, различными проблемами здоровья, социальной и окружающей среды.

Интерпретируя данные нашего исследования, следует обратить внимание на то, как возрастные различия связаны с переживанием подростками чувства беззащитности. Основная тенденция развития проявляется в том, что опыт переживания чувства беззащитности увеличивается с возрастом. Эта тенденция более явно проглядывается в финляндских данных, и она может интерпретироваться как естественный процесс развития, стремления к независимости. Однако эта тенденция проявляется довольно слабо и только для некоторых переменных.

Заключение
Подростки Финляндии выражают, в среднем, более часто обеспокоенность по отношению к проблемам здоровья, социальной и окружающей среды, хотя, объективно говоря, эти проблемы одинаково актуальны как для России, так и для Финляндии. Одним из возможных вариантов интерпретации этого мы можем принять культурные различия. Одной из ярких черт русского народа является терпение. В большинстве случаев люди не проявляют активной позиции по преодолению трудностей. В течение долгого времени они терпят трудности и сами при этом себе удивляются, как долго они могут терпеть. По этому поводу существует в настоящее время часто упоминаемая пословица: «Что русскому хорошо, то немцу смерть». А также другая пословица, совпадающая по смыслу: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Возможно, компенсирующий механизм проявляется в оптимистическом настрое по отношению к ожидаемым в будущем событиям, который в результате затянувшихся кризисных моментов, резкого ухудшения материального положения большинства населения в России, проявляется менее явно. Для большинства населения страны характерен пессимизм в оценке ближайших перемен в их жизни. Население Финляндии, как страны с более стабильной экономической ситуацией, более социально защищено и в меньшей степени озабочено этими проблемами.

Потому, возможно, что многие из каждодневных проблем российских подростков, живущих в нестабильном обществе, являются для них настолько злободневными и постоянно присутствующими, что глобальные или общие социальные вопросы в меньшей степени их беспокоят, по сравнению с подростками Финляндии, которые живут в более стабильном обществе. Возможно также, что вопросник, использованный в настоящем исследовании, не обязательно релевантен относительно оценки чувства беззащитности переживаемого российскими подростками в областях здоровья, проблем социальной и окружающей среды. В любом случае, по полученным результатам, российской ментальности в меньшей степени, по сравнению с финляндской, присуще чувство обеспокоенности общими социальными проблемами.

Финляндия не сталкивалась с проблемами организации молодежной культуры, основанной на социальном контроле и идеологии, которые являлись ведущими в советском обществе. Тем интересней анализировать данные нашего исследования, поскольку молодежная группа подростков Пскова является первым постперестроечным поколением, не имеющим опыта участия в коммунистических союзах молодежи для детей и подростков, в отличие от их родителей. Финляндская система воспитания детей традиционно основана в основном на воспитании прав и ответственности родителей, тогда как до перестройки в России интересы общества подчинялись интересам коммунистической партии, оказывавшей большое влияние на образование и педагогические институты. В настоящий момент в процессе обучения и воспитания больший акцент делается на развитии личности ребенка, на учете его индивидуальных особенностей и склонностей. Примером чему служит создание широкого ряда школ и классов с преимущественным изучением одного профилирующего предмета. Часть обнаруженных различий в ценностях подростков Куопио и Пскова могут быть объяснены различными традициями воспитания и социоэкономической инфраструктурой общества.

Различия в ответах молодежи Финляндии и России могут быть частично объяснены и поняты на основе культурных различий, определяющих различия между общественной и личной жизнью. По историческим и политическим причинам отношения индивида к обществу, также как и влияние социальных сил на индивида определяют существенные различия России от Западных стран. Это могло бы быть объяснением того, что по сравнению с подростками Финляндии, российские подростки в меньшей степени испытывают беззащитность по отношению к проблемам здоровья, а также социальным и экологическим трудностям.

По крайней мере часть «различий» обнаружена в «культуре ответов» финских и русских подростков: подростки Финляндии могут выражать негативный опыт более часто, чем российские подростки. Если пороги выражения негативных эмоций ниже у финских подростков, по сравнению с российскими, или они существенно по-разному ориентированы в ситуации ответа, то точное определение сходств и различий между чувством беззащитности, вероятно, является затруднительным на основе данных исследования. Полученные результаты проблематичны, поскольку трудно объединить различия в субъективном переживании беззащитности финляндскими и российскими подростками, также как и выше упомянутые социальные различия между этими двумя странами, например о качестве и количестве социальных проблем. В обеих странах девочки выражаются более ясно, чем мальчики как об отношении к чувству беззащитности, так и в отношении всех сторон жизни.

Установки мальчиков ко многим сторонам жизни менее легкие, чем у девочек в обеих странах. Мальчики менее озабочены социальными и личностными проблемами их жизни, возможно они менее серьезно осознают их. Причина может заключаться в неравномерном развитии подростков, когда девушки опережают на год – полтора мальчиков в личностном становлении. Социальное окружение, влияющее на формирование жизненных ориентаций подростков, усваивается ими по-разному. Дальнейшие работы позволят прояснить этот вопрос более полно.

Выявленные различные стереотипы мнений в условиях России могут вводить в заблуждение интерпретаторов результатов. Например, тот факт, что финские подростки более остро ощущают чувство беззащитности в отношении проблем здоровья, социальной и окружающей среды, можно легко объяснить тем, что сознание финских подростков относительно этих проблем более развито, чем у российских подростков. Стереотипное мнение о русской угрозе и безразличии русских к тому, чтобы исправить экологические и социальные проблемы может быть легко выдвинуто в поддержку подобной интерпретации. Однако наше исследование разрушает подобные стереотипы, потому что результаты демонстрируют то, что значительное число русских подростков озабочены проблемами здоровья, социальной и окружающей среды.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Меньщикова А.Л. ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ
«ЛЮБОВЬ» В ПСИХОЛОГИИ: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЧУВСТВО, ВЗАИМООТНОШЕНИЯ И ОТНОШЕНИЕ
СРАВНИТЕЛЬНАЯ АНАТОМИЯ АУДИАЛЬНЫХ СТРУКТУР
Е.А. Бурмилова РАЗВИТИЕ САМООЦЕНКИ ПОДРОСТКА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СО СВЕРСТНИКАМИ
Сравнительный анализ результатов выполнения тестов
Бортникова Е.Г. Взаимоотношения родителей и подростков С СОМАТОФОРМНОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ ВНС
Христофорова М.И. ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ МАТЕРЯМИ И НАРКОЗАВИСИМЫМИ ПОДРОСТКАМИ
СОПОСТАВЛЕНИЕ ХАРАКТЕРА ВНУТРИГРУППОВЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ И СТРУКТУРЫ ИНТЕЛЛЕКТА ИСПЫТУЕМЫХ.
Недошивина М.А. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПОВСЕДНЕВНОМ ГЕРОИЗМЕ И АЛЬТРУИЗМЕ
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МЕТОДИК ИЗМЕРЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА
Вейц А. Э. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНФЛИКТОВ У ДЕТЕЙ С НЕВРОЗАМИ И НЕВРОЗОПОДОБНЫМ СИНДРОМОМ
Медина Бракамонте Н.А. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ВОСТОЧНОГО И РОССИЙСКОГО ТИПОВ ВОСПИТАНИЯ
Добавить комментарий