ИЛЛЮЗИИ ЭЙМСА

Иллюзии Эймса прекрасно иллюстрируют роль предшествующего опыта в восприятии. Знакомство с ними — обычно в условиях, когда возможности наблюдателя искусственно ограничены (т. е. без бинокулярных признаков и признаков движения), — делает еще более понятными представления трансакционистов о пространственных связях, постигаемых в ходе контактов с окружающим миром. Иллюзии производят наиболее сильное впечатление тогда, когда наблюдатель, чтобы сохранить одни представления о пространственных связях, вынужден отказаться от других. Хотя известно огромное количество иллюзий Эймса, мы ограничимся рассмотрением двух наиболее известных иллюзий.

Трапециевидное окно. Только тот, кто видел вращающуюся

Трапециевидное окно. Только тот, кто видел вращающуюся

трапецию, способен в полной мере оценить зрелищность возникающих при этом перцептивных эффектов. Приспособление для демонстрации этой иллюзии состоит из поверхности трапециевидной формы, на обеих сторонах которой оконные проемы и тени нарисованы таким образом, что наблюдателю кажется, будто перед ним — повернутое под небольшим углом окно прямоугольной формы (рис. 10.14).

14. Трапециевидное окно Эймса Вид вращающейся трапеции спереди

(перпендикулярно линии взгляда). Вращающаяся

трапеция должна восприниматься как окно прямоугольной формы, повернутое влево

На Самом Неделе окно имеет форму трапеции. Мы настолько привыкли к прямоугольным окнам, что и это окно, если смотреть на него прямо, тоже кажется прямоугольным, но повернутым под некоторым углом (если не хватает признаков глубины И удаленности, которые говорили бы о том, что на самом деле оно вовсе не наклонено и Не повернуто). Трапециевидное окно монтируется на вертикальной штанге и приводится во вращение небольшим мотором (скорость вращения — отуЗ до б об./мин). Если смотреть на вращающееся окно одним глазом с расстояния, равного примерно 10 футам (3 м), или двумя глазами с расстояния б м или больше, то кажется, будто, повернувшись на 180°, окно мгновенно останавливается и изменяет направление вращения, т. е. оно покачивается вдоль оси штанги. Иными словами, оно воспринимается не как вращающаяся трапеция, а как качающийся прямоугольник, изменяющий направление своего вращения через каждые 180е.

Если рассматривать эту ситуацию с точки зрения доступности стимульной информации, то можно сказать, что возможны две взаимоисключающие перцептивные альтернативы: раскачивающийся прямоугольник или вращающаяся трапеция. Однако благодаря представлениям наблюдателя, созданным его предшествующим опытом, это окно, стимулирующее зрительную систему таким образом, что его форму можно трактовать двояко, как правило, воспринимается как обычное Слегка повернутое прямоугольное окно. А если это так, то наблюдателю должнЬ казать-* ся, что фигура покачивается вдоль оси штанги, на которой она закреплена, поскольку непрерывный поток сетчаточных образов может создавать только качающаяся прямоугольная поверхность.

Восприятие истинного движения поверхности — вращения — несовместимо с допущением, что она представляет собой прямоугольное шсно: при нормальном вращении прямоугольной поверхности более длинной будет казаться только сет- чаточная проекция той стороны или края, которые менее удалены от наблюдателя. (Причиной этогб является обратная зависимость между величиной ретинального образа и удаленностью; см. рис. 10.3.) Однако при вращении трапециевидного окна один из его краев всегда остается длиннее, чем другой. А коль скоро он кажется наблюдателю длиннее, то наблюдатель решает, что он ближе. Следовательно, во время вращения наблюдателю постоянно, но ошибочно кажется, что более длинный край расположен ближе к нему, чем более короткий, и это происходит даже тогда, когда на самом деле ситуация обратная. Подобное динамическое изображение на сетчатке может создать только качающаяся прямоугольная поверхность» в результате чего наблюдателю и кажется, что проекция той стороны, которая воспринимается им как более длинная и менее удаленная, качается.

Чтобы оценить влияние предшествующего опыта наблюдателя и сложившихся у него представлений о мире на восприятие им иллюзии трапециевидного окна, Олпорт и Петтигрю (Allport & Pettigrew, 1957) изучили реакцию на нее предста* вителей разных культур. Трапециевидное окно было продемонстрировано испы? туемым, представлявшим разные культуры и имевшим вследствие этого разный опыт общения с прямоугольными поверхностями.

Среди испытуемых были такие люди, которые не имели практически никакого представления ни об окнах, ни о поверхностях, образованных прямыми линиями и прямыми углами, и типичные городские жители. Когда, при условиях, максимально благоприятствующих вое- приятию иллюзии, им демонстрировали вращающееся окно, все испытуемые, несмотря на присущие им культурные различия, восприняли именно иллюзию (т. е. качание, а не вращение, что было на самом деле). Однако при пограничных условиях, т. е. при условиях, уже не столь благоприятных для восприятия иллюзии (например, при невозможности пользоваться бинокулярным зрением), те испытуемые, чей опыт общения с прямоугольными поверхностями был невелик, оказались менее подверженными ей.

Перекошенная комната. На рис. 10.15, а изображена особым образом сконструированная комната.

Комнату обычно рассматривают через маленькое смотровое отверстие, допускающее только монокулярное зрение, при котором утрачиваются многие признаки глубины и удаленности. При таких условиях большинство наблюдателей видят двух человек, необычно отличающихся друг от друга по росту и стоящих возле задней стенки ничем не примечательной комнаты. Это иллюзорное восприятие называется иллюзией перекошенной комнаты, поскольку в действительности женщина выше ребенка, а не наоборот, как кажется наблюдателю, а вот комната отнюдь не ординарна. На самом деле «маленькая» женщина находится дальше от наблюдателя, чем «высокий» ребенок. То, что наблюдателю так не кажется, по мнению трансакционистов, является следствием сильного влияния представлений об окружающем мире, сформировавшихся в результате его предшествующего опыта.

Сторонники трансакционизма утверждают, что благодаря большому опыту «взаимодействия» с комнатами, имевшими форму прямоугольного параллелепипеда, наблюдатель исходит из того, что фоном для двух человек является именно такая комната. Однако в действительности пол, потолок, некоторые стены и дальние окна комнаты — поверхности, имеющие форму трапеции. Как показано на рис. 10.15, б, комната специально построена так, чтобы вызвать у наблюдателя искаженное восприятие величины. Так, левый угол комнаты примерно в два раза дальше от наблюдателя, чем правый. Наиболее удаленные детали комнаты соответственно увеличены в размере таким образом, чтобы в перспективе близкие и удаленные детали казались наблюдателю расположенными на равном расстоянии от него.

Как и вращающееся окно, перекошенная комната предлагает наблюдателю два альтернативных варианта восприятия: два человека с нормальной разницей в росте на фоне трапеции, находящиеся на разном удалении от наблюдателя, или два человека, ненормально отличающихся друг от друга по росту, на фоне прямоугольной поверхности. Типичное восприятие — прямоугольная комната, в которой находятся два человека, ненормально отличающиеся друг от друга по росту. Иными словами, как правило, представление о том, что обычно комнаты — это прямоугольные параллелепипеды, оказывается перцептивно сильнее реальных физических условий, ибо комнаты в большинстве случаев именно таковы, а находящиеся в них объекты действительно отличаются друг от друга по величине.

Трапециевидное окно и перекошенная комната — это всего лишь два из серии необычных наглядных примеров, продемонстрированных Эймсом и его коллегами в поддержку трансакционизма. Однако все они направлены на доказательство справедливости одного вывода: при определенных условиях восприятие пространства определяется предшествующим опытом наблюдателя.

15. Иллюзия перекошенной комнаты

15. Иллюзия перекошенной комнаты

Фигура женщины в левом углу (а) при сравнении с фигурой ребенка в правом углу кажется искаженной» На самом же деле женщина значительно выше ребенка. Иллюзия создается особенностями конструкции комнаты, о Чем свидетельствует план её пола (б). Эти особенности таковы, что наблюдателю кажется, будто женщина и ребенок находятся на равном расстоянии от него. В действительности рассто- яние от наблюдателя, пользующегося монокулярным зрением; до женщины в два раза больше расстояния, отделяющего его от ребенка

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ТРАНСАКЦИОНИЗМ И ИЛЛЮЗИИ ЭЙМСА
КОНСТАНТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ И ИЛЛЮЗИИ ГЛУБИНЫ и удаленности
ИЛЛЮЗИЯ МЮЛЛЕРА-ЛАЙЕРА
ИЛЛЮЗИЯ ПОГГЕНДОРФА
ИЛЛЮЗИЯ АРИСТОТЕЛЯ
ИЛЛЮЗИИ КОНТРАСТА
ЗРИТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ
ГЛАВА КОНСТАНТНОСТЬ И ИЛЛЮЗИИ
ИЛЛЮЗИЯ ЛУНЫ
ИЛЛЮЗИЯ ПОНЦО
КОНСТАНТНОСТЬ И ИЛЛЮЗИИ ВОСПРИЯТИЯ.
ИЛЛЮЗИЯ ПОНЦО И ПЕРСПЕКТИВА
ГОРИЗОНТАЛЬНО-ВЕРТИКАЛЬНАЯ ИЛЛЮЗИЯ
ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ИЛЛЮЗИЙ
ИЛЛЮЗИЯ АРИСТОТЕЛЯ
Добавить комментарий